Версия для печати

Первые потери вермахта 22 июня – от «дружественного» огня? Часть 1

Солдаты лейтенанта Кремера умирали под немецким огнем, не пересекая границу
Кустов Максим

«Дружественный» огонь – какая из армий, сражавшихся в нынешнем или прошедшем веках, не страдала от него? Немецкой армии, например, от него досталось в самые первые минуты боев за Брестскую крепость, еще во время артподготовки. Первые гитлеровские  солдаты погибли или были ранены,  еще только готовясь к бою…

Это были солдаты группы лейтенанта Кремера, выделенной для действий на штурмовых лодках. Группе предстояло выполнить  очень сложную задачу - добраться до мостов и захватить их. Но все пошло «не так», когда солдаты еще только подтаскивали лодки к берегу Буга. Их накрыла огнем своя же «родная» артиллерия.  Да как «удачно» накрыла – около 20 солдат были убиты или ранены, 4 лодки из 9 стали непригодными к использованию.


Доставала немцев своя артиллерия и уже на воде, причем не только группу Кремера. Участник штурма Йозеф Гузенбауэр вспоминал об этом так: «Я был… назначен штурманом большой надувной лодки. Наша задача — перевозка солдат I.R.130 через 5 минут после начала войны через Буг. Некоторые немецкие орудия целились в свои цели, беря слишком короткую дистанцию, отчего несколько штурмовых групп оказались в опасности. Мы как раз едва достигли нашей полностью занятой надувной лодкой стержня реки, как слева, справа и позади наших надувных лодок поднялись водяные фонтаны снарядных попаданий. Я (как штурман) сидел на задней воздушной камере нашей надувной лодки (большая надувная лодка имела три воздушных камеры), когда внезапно упал назад — в воду. Большой осколок снаряда прямо под моей ягодицей разорвал заднюю воздушную камеру! Плывущих со мной пехотинцев этот случай не мог вывести из спокойствия. Они гребли, стремясь достигнуть другого берега как можно быстрее, и там освободиться, рванувшись в атаку. Я же, стоя по грудь в воде, двигал поврежденную лодку к противоположному берегу.…У Кремера было хуже — итак, половина группы потеряна, даже не пересекая границу. Что делать? Хватит ли сил? Продолжать ли операцию?».


Группа Кремера, несмотря на потери, продолжала выполнять поставленную перед ней задачу. Во время движения по воде ей опять изрядно досталось – на сей раз уже не от германской артиллерии, а от винтовочного огня начинающих организовать сопротивление красноармейцев, переживших шок после неожиданного для них немецкого удара.


В самые первые минуты растерянность в такой ситуации была, наверное, неизбежной: «Одни кричали, что это гроза, другие — землетрясение. Кто-то даже умудрился крикнуть, что Германия напала на Венгрию… Чтобы успокоить себя, мы прижались к стене, но и она содрогалась. В суматохе и смятении мы смотрели друг другу в глаза и спрашивали: «Что же это такое? Почему не объявляют боевой тревоги? Где командиры?». Но красноармейцы быстро поняли, что тревогу уже никто не объявит, и надо воевать, как смогут, даже если командиры не прибегут.


Довелось группе Кремера плыть под огнем и даже снимать севшие на мель лодки. Новые потери личного состава, еще две лодки тонут, после множественных попаданий советских пуль. В Брестской крепости советские солдаты быстро показали,  как хорошо их стрелять  научили,  что стало одним из первых неприятных открытий врага («Брестская крепость: Как три красноармейца «охоту на зайцев» устроили», ВПК, 14 сентября 2019).
Группа лейтенанта Кремера упорно пыталась выполнить поставленную перед ней  задачу. У Трехарочного моста пришлось экипажу  выбираться из еще одной продырявленной пулями лодки.  Теперь из 9 лодок, что были перед боем, у Кремера осталось только две…


В итоге самостоятельно  отличиться группе Кремера так и не удалось. Ее остатки в конце  концов присоединились к другим боевым группам. Лейтенант Кремер вздумал лично флаг водружать, обозначая захват объекта, несмотря на то, что другой офицер настойчиво его отговаривал. Прозвучал винтовочный выстрел и Кремер разделил судьбу многих немецких офицеров и солдат – получил смертельное ранение в голову. Как звали «ворошиловского стрелка», что в него попал – кто теперь сможет сказать?


Но почему же  с самого начала у группы Кремера все пошло «наперекосяк»? Почему так фатально промахнулись немецкие артиллеристы? Где пресловутый немецкий «орднунг» - порядок? Бардак это форменный, а вовсе не орднунг. Начальникам и  уцелевшим подчиненным Кремера впору было решать классический «русский» вопрос: «Кто виноват?».


Максим Кустов

Окончание следует

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...