Версия для печати

Иран признали сверхдержавой беспилотников

Удары по Саудовской Аравии изменили характер современной войны
Кокберн Патрик Духанов Сергей

Разрушительная атака беспилотников и ракет на нефтяные объекты в Саудовской Аравии не только изменяет баланс военной мощи на Ближнем Востоке, но и меняет характер военных действий в глобальном масштабе.

Утром 14 сентября 18 беспилотников и семь крылатых ракет – все дешевые и бесхитростные по сравнению с современными военными самолетами – вывели из строя половину мощностей КСА по добыче нефти и подняли мировые цены на нее на 20 процентов. Это произошло, несмотря на то, что саудовцы в прошлом году потратили 67,6 миллиарда долларов на оборонный бюджет, в основном на дорогостоящие самолеты и системы ПВО, которые не смогли остановить атаку. Оборонный бюджет Соединенных Штатов составляет 750 миллиардов долларов, а бюджет разведки – 85 миллиардов, но силы США в Персидском заливе так и не знали, что происходит, пока все не закончилось.

В качестве причины этого сбоя можно привести то обстоятельство, что беспилотники летели слишком низко, чтобы их можно было обнаружить, да еще и «нечестно» – в направлении, отличном от того, которое можно было ожидать. Такие объяснения звучат жалко, когда они противопоставляются гордому хвастовству производителей оружия и военных командиров об эффективности их систем.

Продолжаются споры о том, совершили это иранцы или хоуситы. Вероятным ответом будет сочетание этих двух факторов, но, возможно, с участием Ирана в организации операции и поставке оборудования. Но чрезмерное внимание к ответственности отвлекает от гораздо более важного события: держава среднего ранга, такая как Иран, находящаяся под санкциями и располагающая ограниченными ресурсами и опытом, действующая в одиночку или через союзников, нанесла сокрушительный урон теоретически гораздо лучше вооруженной Саудовской Аравии, которая якобы находится под защитой США – крупнейшей военной сверхдержавы.

Если США и Саудовская Аравия не особенно-то решаются принять ответные меры против Ирана, то это потому, что теперь они знают вопреки тому, во что они могли верить год назад: контрудар не будет бесплатным упражнением. То, что произошло раньше, может повториться: недаром Иран был назван сверхдержавой беспилотников. Нефтедобывающие и опреснительные заводы, обеспечивающие большую часть потребляемой воды в Саудовской Аравии, являются удобными объектами для беспилотных летательных аппаратов и небольших ракет.

Другими словами, в конфликте между страной со сложной системой ВВС и ПВО и страной без таковых военное игровое поле в будущем будет намного более выровненным. Козырной картой для США, держав НАТО и Израиля давно стало их подавляющее превосходство над любым вероятным противником в авиации. Внезапно этот расчет оказался подорван, потому что любой может стать игроком, когда дело доходит до авиации.

Энтони Кордесман, военный эксперт Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, кратко резюмирует важность этих изменений, отмечая: «Удары по Саудовской Аравии дают четкое стратегическое предупреждение о том, что американское господство в воздушном пространстве Персидского залива и почти полная монополия США на средства нанесения точного удара быстро исчезают». Он поясняет, что новое поколение беспилотных летательных аппаратов, крылатых и высокоточных ударных баллистических ракет поступает на иранские склады и уже передается хоуситам в Йемене и «Хезболле» в Ливане.

Подобные поворотные моменты в военной истории происходили, когда развертывание легко производимого оружия внезапно мешало использованию более сложного.

Хорошим примером этого стало нападение 11 ноября 1940 года на пять итальянских линейных кораблей, пришвартованных на их же базе в Таранто, 20 медленно движущимися, но крепкими британскими бипланами «Рыба-меч», вооруженными торпедами и стартовавшими с авианосца. В конце дня три линейных корабля были потоплены или сильно повреждены, в то время как только два британских самолета пропали без вести. Чудовищная победа, достигнутая при таких минимальных затратах, положила конец эпохе, когда линейные корабли правили морями и заменили их на эпоху, в которой стали главенствовать авианосцы с торпедоносцами/бомбардировщиками. Это был урок, отмеченный японским военно-морским флотом, который через год после Таранто напал на Перл-Харбор аналогичным образом («День сбежавших авианосцев»).

Саудовцы продемонстрировали обломки беспилотников и ракет собравшимся дипломатам и журналистам в попытке убедить их в том, что за воздушным налетом стоят иранцы. Но самая существенная особенность покореженных частей дронов и ракет состояла в том, что в полном снаряженном и рабочем состоянии оружие, которое потрясло всю мировую экономику, не стоило бы дорого. В отличие от этого зенитные ракеты «Пэтриот» американского производства, главное средство ПВО Саудовской Аравии, которое оказалось столь бесполезно, стоили три миллиона долларов за штуку.

Низкие издержки и простота важны, потому что они означают: Иран, Хути, «Хезболла» и почти любая страна могут производить беспилотники и ракеты в количестве, достаточном для того, чтобы подавить всякую оборону, с которой они столкнутся.

Сравните беспилотник стоимостью десятки, пусть даже сотни тысяч долларов с ценой 122 миллиона долларов США за один истребитель F-35, который настолько дорог, что его можно закупать только в весьма ограниченных количествах. Принимая во внимание значение того, что произошло на нефтяных объектах в Абкаике и Хураисе, правительства всего мира будут требовать, чтобы их начальники ВВС объяснили, почему им нужно тратить столько денег, когда имеется дешевая, но эффективная альтернатива. Исходя из прошлого прецедента руководители авиации и производители оружия станут изо всех сил бороться за сильно раздутые бюджеты на закупку оружия, которое в реальной войне обладает сомнительной полезностью.

Атака на Саудовскую Аравию усиливает ту тенденцию, когда на первое место выходит недорогое и легко приобретаемое оружие. Рассмотрим историю применения самодельного взрывного устройства (СВУ), обычно сделанного из легкодоступного удобрения, подорванного по проводу и установленного на дороге или рядом с ней. Они были использованы с разрушительным эффектом ИРА в Южном Арме, заставляя британскую армию уйти с дорог и пересесть на вертолеты.

СВУ использовались в огромных количествах и с большим эффектом против сил коалиции под руководством США в Ираке и Афганистане. Огромные ресурсы были направлены американскими военными для поиска противовеса этому смертоносному устройству, что включало в себя не менее 40 миллиардов долларов на 27 тысяч тяжелых бронированных машин, называемых MRAP (Mine-Resistant Ambush Protected, с усиленной противоминной и «противозасадной» защитой). Последующее исследование сухопутных сил показало, что число американских военнослужащих, убитых и раненых при нападении на MRAP, было точно таким же, как и в тех автомобилях, которые они заменили.

Немыслимо, чтобы американские, британские и саудовские военные руководители признали, что они командуют дорогими, технически продвинутыми силами, которые на практике устарели. Японцы вскоре после того, как они продемонстрировали в Пирл-Харборе уязвимость линейных кораблей, заказали самый большой в мире линкор «Ямато» («Гибель флагмана таилась в погребе»), который применил свое оружие только один раз и был потоплен в 1945 году американскими торпедоносцами и бомбардировщиками, работающими с авианосцев.

 

Справка ВПК

Патрик Оливер Кокберн – ирландский журналист, работавший на Ближнем Востоке корреспондентом Financial Times (с 1979-го) и Independent (с 1990-го). Написал три книги о новейшей истории Ирака. Также работал корреспондентом в Москве и Вашингтоне. Часто выступает в Лондонском обзоре книг.

 

Публикуется с разрешения издателя (http://www.unz.com/pcockburn/the-saudi-arabia-drone-attacks-have-changed...)

 

Патрик Кокберн,
эксперт по Ближнему Востоку, писатель (Ирландия)
Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Опубликовано в выпуске № 38 (801) за 1 октября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...