Версия для печати

Тест на лояльность

На учениях «Центр-2019» каждая страна работала по своим целям
Храмчихин Александр
Переправа, переправа, берег левый, берег правый. Фото: magspace.ru

В учениях «Центр-2019» была задействована, очевидно, вся группировка войск ЦВО ВС РФ – как 2-я общевойсковая армия (штаб в Самаре, развернута в Поволжье), так и 41-я общевойсковая армия (штаб в Новосибирске, развернута на Урале и в Сибири), ВКС (включая ЗРВ) ЦВО, 201-я военная база в Таджикистане (подчиняется ЦВО). Также участвовали ряд частей и соединений, не входящих в состав ЦВО.

В учениях приняли участие, в частности, 90-я танковая дивизия (Чебаркуль Челябинской области), 15-я (Самара), 21-я (Тоцкое Оренбургской области), 74-я (Юрга Кемеровской области) мотострелковые бригады, 55-я мотострелковая горная бригада (Кызыл), 31-я десантно-штурмовая бригада (Ульяновск), 92-я (Тоцкое) и 119-я (Еланский, Екатеринбург) ракетные бригады с ОТР «Искандер», 120-я (Юрга) и 385-я (Тоцкое) артиллерийские бригады, 297-я зенитно-ракетная бригада (Леонидовка Пензенской области) с ЗРК «Бук-М2», 17-я бригада армейской авиации (Каменск-Уральский Свердловской области) с боевыми вертолетами Ми-24 и многоцелевыми Ми-8, 2-й авиаполк (Шагол, Челябинск) с бомбардировщиками Су-34, 712-й (Канск, Красноярский край) и 764-й (Большое Савино, Пермь) истребительные авиаполки с перехватчиками МиГ-31. Из соединений и объединений, не входящих в состав ЦВО, были задействованы, в частности, Каспийская флотилия (в том числе 177-й полк морской пехоты), 98-я воздушно-десантная дивизия (Иваново).

119-я ракетная бригада, подразделения 21-й мотострелковой и 55-й горной бригад перебрасывались на полигоны в Казахстане (Шыгыс, Сары-Шаган, Терис-Ашыбулак), где действовали совместно с частями казахской армии (в том числе с ракетной бригадой, оснащенной ТР «Точка-У»). В то же время корабли ВМС Казахстана проводили маневры совместно с силами Каспийской флотилии. 201-я военная база отрабатывала поставленные задачи в месте дислокации – в Таджикистане на полигоне Ляур совместно с армией этой страны. Российский контингент в Киргизии совместно с ее армией проводил учения в учебном центре ВС Киргизии «Эдельвейс», всего здесь были задействованы до 500 российских и киргизских военнослужащих («ВМФ болеет за Спартак»).

Существует целый ряд вариантов того, кто именно подразумевается под агрессивным псевдоисламским государством на юго-западе от России

На полигоне Ашулук в Астраханской области отрабатывались действия ВВС и ПВО. Для решения задач ПВО применялись ЗРС С-300ПС/ПМ и С-400, ЗРПК «Панцирь-С1», истребители МиГ-29, Су-27, Су-35С. Кроме того, для действий авиации на территории Алтайского края, Оренбургской, Челябинской, Кемеровской и Курганской областей было оборудовано и подготовлено 12 запасных аэродромов для обеспечения перебазирования и рассредоточения боевых самолетов. Чрезвычайно широко на всех этапах учений применялись разведывательные БЛА «Орлан», «Груша», «Тахион», «Форпост». Они были интегрированы с комплексом разведки, управления и связи «Стрелец».

Основная часть учений «Центр-2019» прошла на полигоне Донгуз в Оренбургской области, куда были переброшены соединения 2-й армии ЦВО (15 и 21-я мсбр, 31-я дшбр, 92-я рбр, 385-я абр, 297-я зрбр и др.), подразделения 90-й танковой дивизии, 17-я бригада армейской авиации, 98-я воздушно-десантная дивизия. Здесь же были развернуты иностранные контингенты. На полигоне присутствовали президенты Владимир Путин и Сооронбай Жээнбеков, Сергей Шойгу и его китайский коллега Ван Фэйхэ. Последний заявил, что решение об участии контингента НОАК в учениях «Центр-2019» принимал лично Си Цзиньпин.

Сценарий учений предполагал появление на юго-западе от России псевдоисламского государства, которое начинает агрессию против РФ, причем эта агрессия осуществляется в форме классического военного вторжения с применением бронетехники, авиации, крылатых и баллистических ракет, ударных БЛА на глубину до 150 километров. Для отражения агрессии создается группировка из состава ВС РФ, КНР, Казахстана, Киргизии, Индии и Пакистана. Контингенты Таджикистана и Узбекистана действовали отдельно.

Особенностью учений на полигоне Донгуз стала высадка воздушного десанта общей численностью до пяти тысяч человек. Более двух тысяч десантников и до 200 единиц техники (парашютно-десантный полк в полном составе) 98-й вдд были выброшены с 71 самолета Ил-76. Кроме того, с четырех Ил-76 и одного Y-9 была сброшена рота (96 человек, 12 БМД) ВДВ НОАК. Со 128 вертолетов Ми-8, Ми-26 и Ми-24 произведена высадка 31-й десантно-штурмовой бригады ВДВ РФ, а также десантно-штурмовой роты ВС Киргизии и отряда спецназа ВС Пакистана. Огневую поддержку осуществляли вертолеты Ми-24, Ми-35, Ми-28Н и Ка-52. Впервые отработана переброска на внешней подвеске вертолета Ми-8 122-мм гаубиц Д-30 (вес около 3,5 тонны). Также в тыл условного противника забрасывались группы спецназа общей численностью до 100 человек.

15-я мотострелковая бригада 2-й общевойсковой армии ЦВО имеет статус миротворческой, хотя в реальности в этом качестве никогда не применялась. На учениях «Центр-2019» именно совместно с этой бригадой действовали подразделения НОАК, ВС Казахстана, Индии и Пакистана.

Тест на лояльность
Никто, кроме них. Фото: kremlin.ru

Общая численность иностранных контингентов на учениях составила примерно 2250 человек (около двух процентов от общего количества задействованного личного состава). Из них до 1,6 тысячи (до 70 процентов численности иностранных контингентов) составили китайские подразделения, представлявшие Западное командование НОАК. На вооружении они имели до 300 единиц наземной боевой техники (танки Туре 96, БМП Туре 04), не менее 30 самолетов (бомбардировщики Н-6 и JH-7, истребители J-10, J-11, J-16, Су-30, самолеты ДРЛО KJ-500) и вертолетов (Z-10, Ми-17). Индию представляли 140 человек, Пакистан – 90.

В военном плане учения «Центр-2019», безусловно, стали важным мероприятием боевой подготовки ВС РФ (не только ЦВО). Широкое применение БЛА, новых систем связи, управления, РЭБ, крупномасштабный воздушный десант, переброска больших контингентов войск на значительные расстояния свидетельствуют о быстром развитии тактики, оперативного искусства, мобильности, технического оснащения обычных сил российских ВС («Аэромобильное приложение»).

Гораздо сложнее оценить политическую сторону учений, которая олицетворялась в первую очередь участием иностранных контингентов.

Так, существует целый ряд вариантов того, кто именно подразумевается под агрессивным псевдоисламским государством на юго-западе от России. Это могут быть Турция, любая из монархий Персидского залива (в первую очередь, разумеется, Саудовская Аравия) или их коалиция, Сирия или Ирак в случае захвата власти в них исламистами. Не исключено, что условным противником может быть также Украина, хотя даже псевдоисламской страной она вряд ли станет.

При этом понятно, что ни в одном из этих вариантов ни одна из стран, участвовавших в учениях «Центр-2019», не будет реально воевать на стороне РФ из-за отсутствия политического интереса, а применительно к центральноазиатским – и военного потенциала. Это подтверждается тем, что последние, а также Индия и Пакистан представили на учения чисто символические контингенты, участие которых в учениях не имело ни малейшего военного смысла, а единственным политическим аспектом стало поддержание нормальных отношений с Москвой, что вовсе не означает желания воевать на ее стороне. Некоторым исключением является Казахстан, который всерьез рассматривает возможность оборонного союза с Россией, но только в плане обеспечения собственной безопасности, а отнюдь не для того, чтобы участвовать в каких-либо российских военных кампаниях. Разумеется, действия индийского и пакистанского подразделений на разных флангах российской 15-й миротворческой мсбр на полигоне Донгуз даже в минимальной степени не способствовали политическому сближению Дели и Исламабада.

Что касается Китая, то политический смысл его участия в учениях тот же, что и остальных стран – участниц «Центра-2019» – стремление без необходимости не ссориться с Москвой. Возможно, был у действий китайцев и военный смысл – дальнейшее изучение потенциального противника (или противников, имея в виду не только Россию, но также Индию и Казахстан) и будущего ТВД.

Учения «Центр-2019» полностью подтвердили, с одной стороны, дальнейшее укрепление военной мощи России, с другой – то, что ШОС не может считаться ни военным, ни политическим союзом и не станет таковым ни в каком обозримом будущем («Организация содействия китайской экспансии»). При этом вполне вероятно, что на Западе заметят первый из этих моментов, но на его фоне совершенно не осознают второй. Как говорилось ранее («Новый «Центр» – от Дагестана до Арктики»), из-за своей прогрессирующей неадекватности Запад может увидеть военно-политическую коалицию там, где на ее создание нет никаких шансов.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 39 (802) за 8 октября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...