Версия для печати

КВ-1 в 41-м году: Достоинства и недостатки с точки зрения его командира

Немецкие велосипедисты среди «Климов Ворошиловых»
Кустов Максим

Когда во втором Саратовском танковом училище в начале 1941 года приступили к изучению нового тяжелого танка КВ-1, учебный процесс шел с соблюдением секретности.

Филипп Михайлович Жаркой (сайт «Я помню»), бывший в то время курсантом этого училища, вспоминал об этом так: «Стояли эти танки в отдельных парках, под брезентами и практическое вождение проводилось только ночью». Надо отметить, что игра, как говорится, стоила свеч – КВ-1 оказался для немцев неприятным сюрпризом, не зря его так старательно «секретили».


В самом начале войны лейтенант Жаркой стал командиром КВ-1 64-го танкового полка 32-й танковой дивизии. Первый бой принял на этой машине вечером 28 июня к западу от Львова на Яновском шоссе и провоевал на КВ-1 до лета 1942 года.


В первом же,  успешном для советских танкистов встречном бою с наступающим противником, Филипп Михайлович увидел, как немцы «маневрировали между нашими танками на велосипедах». 


Было, оказывается, и такое в июне 41-го года…  Вот бы узнать - что в момент такой  нежданной встречи ощущали немецкие велосипедисты и выжил ли кто-нибудь из участников такого самоубийственного маневрирования?


В ночном бою под Старо-Константиновом в начале июля 1941 года лейтенант Жаркой смог оценить главное, пожалуй, достоинство КВ-1 в 1941-м году –  «исключительную защищенность от снарядов противника». Защищенность действительно была впечатляющей: «При попадании в мой танк КВ-1 37-мм трассирующие снаряды отскакивали, не пробивая броню. При этом, как помню, происходило сильное свечение внутри танка и удар. После выхода из боя на броне моего танка насчитали десятки вмятин. Таким образом, первые бои показали замечательные качества брони танков КВ – даже бронебойные снаряды практически не могли ее повредить, хотя при попадании снаряда и крупнокалиберных пуль на напуск брони башни, на корпус происходило заклинивание башни в погоне». 


Но вместе с замечательной броней имел КВ-1 и очень серьезные недостатки: «Двигатель танка имел малый запас мощности, и мотор перегружался, что вызывало выход из строя танков после длительных маршей, что и было во время маршей в июне – июле 1941 года. И, кроме того, наблюдательные приборы, как у командира, так и у водителя, не обеспечивали хорошего кругового обзора, что усложняло в бою выбор цели». 


В сочетании с хаосом первых дней войны в снабжении горюче-смазочными материалами, запчастями и боеприпасами это приводило к закономерному результату: «Основная часть этих  машин в моем танковом полку вышла из строя по техническим причинам - из-за неправильной эксплуатации, отсутствия запасных частей, средств эвакуации и ремонта». Такой массовый выход из строя по техническим причинам в первые дни войны был характерен не только для КВ-1, но и для всех иных танков 64-го полка…


А «управу» для мощной брони КВ-1 противник нашел быстро: «Немцы, выяснив, что бороться обычными противотанковыми средствами с KB сложно, с успехом использовали против этих танков 88-мм зенитные орудия и 105-мм корпусные полевые пушки».


Так что, несмотря на мощную броню, обеспечивающую серьезную защищенность КВ-1, «неуязвимым», как кое-кто пытается его представить сейчас, он вовсе не был. Лейтенант Жаркой в первый бой вступил 28 июня, а уже 12 июля 1941 года он ехал на восток, поскольку «был направлен по железной дороге сопровождающим с поврежденными танками нашего 64-го танкового полка через станцию Пирятин и далее на харьковский завод для ремонта». Не защитила эти танки мощная броня…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...