Версия для печати

Цена присяги - 1300 у.е.

Порк Валерий
Накануне профессионального праздника - Дня сотрудника органов безопасности, отмечаемого 20 декабря, - российская контрразведка записала в свой актив еще одно успешно реализованное шпионское дело. 14 декабря Московский окружной военный суд признал виновным в государственной измене и незаконном пересечении государственной границы офицера погранслужбы Игоря Вялкова. Он был приговорен к 10 годам колонии строгого режима и лишен воинского звания "подполковник".


ТАКУЮ СУММУ ПОЛУЧИЛ РОССИЙСКИЙ ПОДПОЛКОВНИК ЗА УСЛУГИ ЭСТОНСКОЙ РАЗВЕДКЕ


Накануне профессионального праздника - Дня сотрудника органов безопасности, отмечаемого 20 декабря, - российская контрразведка записала в свой актив еще одно успешно реализованное шпионское дело. 14 декабря Московский окружной военный суд признал виновным в государственной измене и незаконном пересечении государственной границы офицера погранслужбы Игоря Вялкова. Он был приговорен к 10 годам колонии строгого режима и лишен воинского звания "подполковник".
{{direct_hor}}
В отличие от других "офицерских" шпионских процессов, сопровождавшихся масштабными общественными кампаниями, в ходе которых обвиняемых пытались представить экологами, правозащитниками и жертвами чекистского произвола, дело Вялкова не приобрело ажиотажного и затяжного характера. Скорее потому, что Вялков относился к разряду сотрудников спецслужб - он занимал должность заместителя начальника оперативного отдела Псковского погранотряда, причем содействие иностранному государству за материальное предложил по собственной инициативе.

ИСТОРИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА

В сентябре 2002-го в псковское УФСБ поступили анонимное письмо и аудиокассета с записью телефонного разговора, в котором неизвестный мужчина предлагал женщине собирать и передавать данные о российских разведчиках.

Этот лозунг советских времен снова становится актуальным.
Фото из книги ''Лубянка 2''
Идентифицировать голоса удалось лишь после того, как аноним прислал еще одну кассету. Экспертиза установила, что мужской голос принадлежит Игорю Вялкову, а женский - сотруднику Департамента охранной полиции (КАПО) МВД Эстонии Зое Тинт. 23 сентября подполковник был задержан на выходе из штаба погранотряда сразу после того, как закончил фотосъемку публикаций из ведомственного издания ФСБ "Вестник контрразведки", к которому получил доступ под предлогом подготовки кандидатской диссертации. Карта памяти изъятого у Игоря Вялкова цифрового фотоаппарата Olympus содержала более 200 снимков секретных документов. Пограничник передавал эстонским коллегам не только статьи из закрытого журнала: на Запад попали сведения об организации деятельности оперативных органов Федеральной пограничной службы и Главного разведывательного управления Генштаба ВС РФ, инструкции по межведомственному взаимодействию. Но наибольший ущерб всегда представляет утечка закрытых персональных данных, которая не только сказывается на системе обеспечения национальной безопасности, но и может поломать судьбы людей. Вялков выдал имена 36 жителей Эстонии, на негласной основе сотрудничавших с разведотделом 106-го погранотряда, который ранее дислоцировался на территории республики. Также он раскрыл имена ряда кадровых сотрудников ГРУ, задействованных на эстонском направлении. 30 сребреников по курсу эстонской разведки конвертировались в сумму, равную 1300 американским долларам.


Как установило следствие, Вялков вошел в контакт с Зоей Тинт в сентябре 2001 г. в ходе официальной встречи сотрудников российских и эстонских пограничных представительств в пункте пропуска "Лухамаа". Для осуществления агентурной связи госпожа Тинт выдала Вялкову SIM-карту эстонского сотового оператора. Вербовка офицера погранслужбы была очень хорошим приобретением для эстонской спецслужбы с точки зрения организации явок на собственной территории, где можно было не опасаться наблюдения со стороны российской контрразведки. К тому же Вялков был прекрасно осведомлен об участках границы, где ее можно было перейти, оставаясь незамеченным. Тем более, что делать это он мог, прикрываясь выполнением своих непосредственных служебных задач сотрудника оперативного отдела. Роль жертвы не получилась. Кстати, на этой аргументации Вялков и строил свою защиту. Он пытался убедить суд, что намеревался выманить Зою Тинт на российскую территорию и организовать захват с поличным, для чего начал снабжать ее дезинформацией. Причем решение о "разработке" сотрудника эстонской контрразведки принял самостоятельно после ознакомления с оперативным делом "Трианон", в котором были сосредоточены материалы по противодействию спецслужбам Эстонии.

Вялков также утверждал, что сделанные им записи о начале оперативной игры, которые он собирался представить руководству, были умышленно стерты с жесткого диска его компьютера. Однако эти утверждения суд счел несостоятельными, как и его попытки объявить фальсификацией видеозапись осуществленной Вялковым фотосъемки журнала "Вестник контрразведки" и аудиозапись телефонных разговоров с Зоей Тинт. В самом начале открывшегося в июле судебного процесса он заявил отвод двум своим адвокатам Омару Ахмедову и Елене Лебедевой-Романовой, однако судья Евгений Зубов отказался удовлетворить его протест.

Следует отметить, что Вялков довольно непоследовательно выдерживал линию на отрицание своей вины. В ходе предварительного следствия он ставил подписи на протоколах, в которых были зафиксированы его признательные показания. А на суде даже называл номера погранзнаков, возле которых он пересекал границу. Учитывая отсутствие чистосердечного признания, решение суда можно считать довольно гуманным, ведь Вялкову было назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного статьей 275 Уголовного кодекса РФ "государственная измена". Были приняты во внимание положительные служебные характеристики и наличие на иждивении престарелых родителей и малолетнего ребенка. Суд также снял с Игоря Вялкова обвинение по одному из эпизодов - доказательства того, что передача материалов из журнала "Вестник контрразведки" могла нанести существенный ущерб безопасности России, были признаны недостаточными. А от отбывания наказания за незаконное пересечение государственной границы Вялков вообще был освобожден за истечением срока давности. Следует отметить, что сразу же после оглашения приговора таллинские шефы отказались от своего провалившегося подопечного. Комиссар КАПО Хенно Куурманн, заявил журналистам, что "удивлен тем, что Вялкова связывают с его ведомством". Он лишь подтвердил факт работы в КАПО Зои Тинт, однако при этом подчеркнул, что с Вялковым она не встречалась. Заявление Куурманна отвечает принятым в спецслужбах в таких случаях обыкновениям, но факт активной разведдеятельности, осуществляемой бывшей советской республикой в отношении России, отрицать трудно.

ДОБРОСОСЕДСКАЯ РАЗВЕДКА

Так, фигурировавшая в деле Вялкова сотрудница КАПО Зоя Тинт, а также тогдашний генеральный директор КАПО Юри Пихл (ныне генеральный прокурор Эстонии) осуществляли связь с российским гражданином Валерием Оямяэ, который был признан виновным в шпионаже в пользу Эстонии и Великобритании по приговору Мосгорсуда, оглашенному в апреле 2001 г. Мосгорсуд приговорил его к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Бывший офицер одной из российских спецслужб Оямяэ занимался коммерческой деятельностью и по делам бизнеса неоднократно выезжал в Эстонию. В 1999 г. он был завербован резидентом британской разведки в Таллине Пабло Миллером и получил задание собрать информацию по широкому кругу вопросов: предвыборная ситуация в России, сведения на видных политических деятелей, формирование подходов к ним; наличие российских агентурных источников в британских спецслужбах, политических структурах, разведывательных и контрразведывательных органах США и других стран НАТО; кадровый состав Службы внешней разведки России, деятельность СВР за рубежом, данные на сотрудников, работающих за границей, их вербовочная уязвимость; структура, руководящий и оперативный состав, направления и эффективность деятельности контрразведывательных органов России; методика и приоритеты работы органов правительственной связи, экономическая и экологическая обстановка в регионах России.

Кстати, и в деле Вялкова следствие усматривало британский след. Новообразованное балтийское государство не имеет достаточных ресурсов и опыта для организации полноценной разведдеятельности и рассматривается западными державами как собственный форпост на границе с Россией. К тому же республике нужно отрабатывать принятие в Североатлантический альянс и "зеленый свет" на вступление в Евросоюз, и Таллин прилагает все усилия, чтобы следовать в фарватере старших братьев. 17 марта МИД страны объявил персонами нон-грата двух российских дипломатов, якобы занимавшихся сбором сведений о расширении НАТО и ЕС. Спустя пять дней Москва сделала ответный шаг, отправив на родину двух сотрудников эстонского посольства. Взаимная высылка дипломатов была произведена в августе 2000 г. - спустя несколько месяцев после ареста в Москве Валерия Оямяэ. Впервые эстонские власти решили прибегнуть к акции, скорее характерной для времен холодной войны, в мае 1996 г., объявив о разоблачении советника российского посольства по экономическим вопросам, будто бы уличенного в попытках заполучить секретный документ с помощью депутата республиканского парламента.

В то же время направляемых в Россию шпионов после их разоблачения Таллин упорно не признает - так было в октябре 1998 г., когда в Пскове был задержан эстонец Вилле Сонн, и в апреле 1999 г., когда был там же был арестован предприниматель из Тарту Петр Калачев. Оба случая - уголовные дела, следует отметить добрую волю российской стороны, по ним не возбуждались, - как и история с Вялковым, говорят о том, что первостепенным устремлением эстонских спецслужб являются сведения о потенциале российских силовых ведомств, сосредоточенном в Псковской и Ленинградской областях, и соответственно российские военнослужащие-секретоносители. Так, Вилле Сонн на допросе признался, что в момент задержания вел визуальную разведку по заданию Главного штаба Сил обороны Эстонии - ему было поручено собрать данные о частях ВВС, дислоцирующихся под Псковом. А Петр Калачев был арестован в момент передачи одним из российских военных разведданных о 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Периодически обвиняя Россию в эскалации разведдеятельности, правительство соседнего государства последовательно укрепляет свой силовой блок. В бюджете на 2005 г. на треть - до 80,7 млн. крон - увеличены ассигнования на основной разведывательный орган - Департамент информации. А в 2006 г. планируется прибавить разведслужбе еще 21,8 млн. крон. Финансирование разведывательного батальона Сил обороны Эстонии в 2005 г. увеличится на пять миллионов и составит 21,4 млн. крон, Департамента охранной полиции МВД - на 2 миллиона и достигнет уровня 150 млн. крон. Так что российская контрразведка без работы не останется - тенденция усиления разведывательно-подрывной деятельности в отношении нашей страны налицо. Как сообщил 15 декабря директор ФСБ генерал армии Николай Патрушев, в 2004 г. сотрудники ведомства пресекли деятельность 18 кадровых сотрудников спецслужб иностранных государств и 47 агентов, в то время как в прошлом году эти показатели находились на уровне 14 кадровых сотрудников и 37 агентов.

Валерий ПОРК

Опубликовано в выпуске № 49 (66) за 22 декабря 2004 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц