Версия для печати

Свобода слова на фабрике лжи

Манипуляция общественным сознанием становится неотъемлемой частью мировой политики
Фаличев Олег
Фото: google.com

Где водораздел между правдой и фейком? Как сфабрикованная информация влияет на судьбы государств и народов, какова здесь ответственность журналистов? Эти и другие вопросы обсуждались на конференции, которая подвела итоги второй международной премии Khaled Alkhateb International Memorial Awards 2019. Речь шла не только о работе СМИ в горячих точках, но и об укреплении информационной безопасности России.

Феномен fake news (фейковых новостей) сегодня прочно вошел в политический обиход. В эту ловушку попадают миллионы людей, привыкших доверять раскрученным медийным ресурсам. Зачастую мейнстримовские СМИ выдают за fake news альтернативную точку зрения на события. Поэтому вопрос верификации особенно важен, когда речь идет об информации из горячих точек. Что на этот счет думают известные телеведущие и журналисты?

Ирада Зейналова, телеведущая

Мы очень остро столкнулись с этой проблемой потому, что технологии опережают наше сознание и все больше искажают восприятие добра и зла, правды и лжи. Технологически в эфир можно выложить абсолютно все, в том числе непроверенную или пристрастную «новость», которая позволяет манипулировать сознанием общества, хотя у аудитории всегда есть большая потребность знать и альтернативную точку зрения. Поэтому очень важно уметь получать информацию из разных источников.

Журналистика, как бы мы ни старались, – пристрастная профессия. Все видели, как происходила так называемая арабская весна. У нас с нашими западными коллегами коренным образом цивилизационно различались подходы и взгляды на то, что там происходило. Хотя каждый старался быть беспристрастным.

Вспомним начало революции на площади «Тахрир» в Каире. С нашей точки зрения, это было восстание, потом начался госпереворот, свержение президента Египта Мубарека… Люди в стране просто не могли разобраться в сути происходящих событий, лозунгах многих политиков. Сказалась и безграмотность части электората. Доходило до того, что партии, за которые предстояло голосовать, были обозначены как в детском саду: вишенка, яблочко, расческа… Именно так шла агитация людей, которые находились на таком уровне политического восприятия.

В тот момент рядом со мной на площади стояла корреспондент Би-би-си и с восторгом говорила, что это все и есть проявление настоящего народного волеизъявления. Наши точки зрения разошлись кардинально. Главная опасность здесь в манипулировании общественным сознанием. Но это очень эффективно для решения многих политических проблем.

Или взять Сирию. Мы воспринимаем произошедшее там как разрушение страны, что привело к чудовищным катастрофическим последствиям, исходу с родных мест миллионов беженцев. Однако на Западе это понимается как демократия в действии, которая строилась там всего лишь с небольшими огрехами.

Роман Бабаян, тележурналист, депутат Мосгордумы

Освещать такие события всегда сложно по нескольким причинам, в том числе военно-технического характера. Например, в 2003 году в Ираке необходимо было помимо всего прочего договариваться с местными спецслужбами (подразделениями «Аль-Мухабарат аль-Иракия»), чтобы не изъяли звукозаписывающую аппаратуру, камеру, спутниковый телефон, получить аккредитацию, пролонгировать визу… Были специальные люди, которые отсматривали видеоматериалы, и только с их подписями разрешалась передача в эфир.

Существовали и другие сложности. На крыше Министерства информации Ирака, например, работала единственная в стране тарелка, через которую можно было перегонять материалы. Интересно, что все западные агентства в определенный момент, словно по приказу, уехали из Ирака за несколько часов до нанесения США ракетно-бомбового удара. Для нас оставался большой риск, что некоторые крылатые ракеты могли захватить сигнал спутниковой тарелки и ударить по гостинице.

Террористов на Кавказе, отрезавших головы нашим военнослужащим, многие западные коллеги называли повстанцами. Получалось, все те, кто посягнул на российскую государственность и сохранение Российской Федерации в ее границах, – это повстанцы. Но когда об этом говоришь – на Западе никто тебя не слышит.

Более того, мы воочию видели, как работали в 1999 году представители некоторых телеканалов на Балканах, фальсифицируя информацию о межнациональном конфликте, изображая сербов кровожадными чудовищами, от зверств которых якобы бегут по снегу через горные перевалы простые косовары, в том числе женщины с детьми.

Маргарита Симоньян, главный редактор RT

Вспомним ситуацию с мальчиком из сирийской Думы, который якобы подвергся химической атаке. Его показали по ТВ всего мира, сюжет стал символом ужасов, которым Башар Асад и его армия подвергают собственный народ. Мы нашли этого мальчика и его папу, который, как оказалось, поддерживает Асада, винит во всем сирийскую оппозицию и «Белые каски». Эти мастера пиара налетели, закидали его сына золой, не дав опомниться, сняли видео и уехали. Редакция RT рассказала об этом подлоге, но никто из газет, журналов или ТВ, сделавших из ребенка символ сопротивления Асаду, не извинился перед зрителями, не отозвал свои публикации. Фейк остался фейком, однако дело свое сделал.

Говорить здесь об объективности не приходится. Что подтверждает и сам принцип работы Би-би-си: «Тот, кто для кого-то террорист, для других – защитник свободы». Эта британская компания всегда готова вешать ярлыки в зависимости от конъюнктуры и политических пристрастий.

Мария Захарова, директор Департамента информации и печати МИДа РФ

Надо быть реалистами. Нельзя недооценивать профессионализм представителей зарубежных СМИ. Не хочу кого-либо обидеть, но реальный взгляд на вещи очень хорошо показан в фильме «Хвост виляет собакой». На мой взгляд, гениальное кино, которое будет актуально еще многие годы, пока существует наша цивилизация, поскольку там четко показано, кто виноват и что делать в подобных ситуациях.

Разговор про «Белые каски» – просто калька сюжета из этого фильма. Но сегодня цена вопроса выше и масштаб действий другой – глобальный. Если раньше подобные схемы были точечными, то сегодня на планете действует громадный монстр дезинформации. В нем слились все направления: способ формирования контента, доставки информации, кино и шоу-бизнес… Все это работает на формирование общественного мнения.

Но нам важно сохранить среди отбросов этой громадной «фабрики лжи» свою идентичность. По большому счету речь – о выживании цивилизации в целом, сохранении человеческого достоинства. Без правды, без чувств и человечности все остальное просто меркнет.

К предыдущей избирательной кампании в США, например, подключили все, что можно. Любая ложь была к месту. Когда все это понимаешь, становится ясно, что мировое сообщество находится на грани сохранения человеческого облика. Никакие технические достижения не будут работать без морали и нравственности. Например, у иностранных журналистов сегодня главный вопрос: может ли в РФ быть подслушан или записан телефонный разговор президентов двух государств? Их интересует это потому, что не хватает пазла в истории, которая развивается в США в связи со сливами переговоров Трампа и Владимира Зеленского. Им важно заработать очки и выжать максимум из скандала.

Тут речь о сопротивляемости каждого человека. Журналист должен ответить себе: в чью игру я играю? Готов ли переступить определенную черту? Не бывает ситуации, когда один прав в международном конфликте, а другой нет. Всегда есть полутона. И ты должен определиться со своей позицией.

Что касается России, скажу так: не на тех напали. Прежде чем затевать тот или иной скандал, нужно задать себе вопрос: а вы потянете? Хотя даже на Западе есть люди, которые не желают мириться с поголовным зомбированием. Умирающий в британских застенках Ассанж – это абсолютный герой нашей цивилизации. Благодаря ему, его самопожертвованию каждый журналист теперь может определить свою жизненную и профессиональную стратегию. Готов ли он пойти до конца в поисках истины, как это сделал не только Джулиан Ассанж, но и сотрудничавший с RT Arabic журналист Халед аль-Хатыб, погибший 30 июля 2017 года в сирийской провинции Хомс под огнем террористов.

Мнения

Антон Степаненко, военный корреспондент, победитель конкурса в категории «Лучшая работа из зоны конфликта: длинное видео»:

«Надпись PRESS на каске или бронежилете уже не гарантирует безопасности. В зоне грузино-осетинского конфликта в 2008 году мы убирали ее, поскольку для грузинских снайперов она была мишенью».

Александр Коц, военный корреспондент «Комсомольской правды»:

«Риск – обычная, естественная часть журналистской работы в зоне военного конфликта».

Фаусто Билославо, военный журналист, победитель в категории «Лучшая работа из зоны конфликта: короткое видео»:

«Нельзя правдиво писать о войне, не являясь частью конфликта. Независимая журналистика в информационном противостоянии – это лукавство».

Евгений Поддубный, военный корреспондент, руководитель бюро ВГТРК на Ближнем Востоке и в Северной Африке:

«Политтехнологи используют социальную несправедливость в обществе как базу для «цветных революций».

Наталья Поклонская, депутат Госдумы РФ, заместитель председателя Комитета по международным делам:

«На Украине все началось с майдана под лозунгом евроинтеграции, а закончилось гражданской войной. Поэтому важно говорить правду о сути таких событий в самом их начале».

Дмитрий Песков, специальный представитель президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития:

«Чем больше фейка, тем дороже правда».

Опубликовано в выпуске № 40 (803) за 15 октября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...