Версия для печати

Странная бомба для немецкого посла

Почему с началом войны Турция стала популярна у советских разведчиков
Широкорад Александр

С началом Второй мировой войны Стамбул, как магнит, притягивал сотни разведчиков со всего мира. К июню 1941-го советские посольство и торгпредство в Анкаре, консульства в Стамбуле и Карсе были переполнены агентами ГРУ и НКВД, включая швейцаров и водителей.

Через пару месяцев после начала войны в Турцию прибывает новый пресс-атташе посольства, «журналист-международник» Леонид Наумов. Офицер ГРУ Исмаил Ахмедов писал: «Прибыл новый главный резидент НКВД Леонид Наумов, толстый и неприятный мужчина. Он высокомерием замещал отсутствие интеллекта и хвастался, что получает инструкции прямо от Сталина и Берии. У этого типа мораль была не на слишком высоком уровне. С ним из Москвы приехала молодая девушка-блондинка под видом его секретарши, но в действительности она была его любовницей».

Муза разведки

Товарищ Наумов хвастался знакомством с Берией и Сталиным не зря. Его настоящего имени – Наум Эйтингон – не знал никто из коллег-дипломатов – ни из грушников, не из энкавэдэшников.

В 1929-м Эйтингон уже провел несколько месяцев в Стамбуле в качестве резидента ОГПУ. Но наибольшую известность ему принесло участие в спецоперациях в 1936–1938 годах в Испании, где он действовал под псевдонимом генерал Леонид Котов. Заметим, что Науму нравилось имя Леонид, и товарищам с Лубянки он часто представлялся как Леонид Эйтингон. Воюя с франкистами, он организовал несколько диверсий, а также отправку в СССР испанского золота. В тот период Эйтингона часто вызывали во Францию для участия в различных мероприятиях. Так, в мае 1938-го он проводил Павла Судоплатова до Гавра и посадил на борт советского парохода. Как известно, 23 мая в Роттердаме Судоплатов вручил лидеру украинских националистов Евгению Коновальцу коробку шоколадных конфет. Она взорвалась в руках получателя – хитрую мину изготовил знаменитый взрывотехник НКВД Александр Тимашков.

Эйтингон и Судоплатов сумели доказать Берии и Сталину, что операция прошла в целом успешно

После Испании Эйтингон руководил операцией «Утка» – ликвидацией Троцкого. Именно он подобрал непосредственного исполнителя Рамона Меркадера, который и убил идейного противника Сталина ледорубом на вилле в Мехико. Эйтингон секретным указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1941 года за операцию «Утка» был награжден орденом Ленина.

Следом за резидентом на берегах Босфора стала собираться свита. Под видом мелкого посольского служащего прибыл Александр Тимашков – специалист по взрывным устройствам. Вместе с ним появилась секретарша-француженка мадемуазель Люси – «спортсменка, комсомолка и просто красавица». Ей было 28 лет, но родилась она не во Франции, а в Уфе и звали ее Муза Вяхирева. Переехала в Москву, в 18 лет вышла замуж за Григория Малиновского, поменяла фамилию и родила ему сына Станислава.

Малиновский был планеристом и наставником девушек-парашютисток. Муза тоже увлеклась парашютным спортом. 17 июня 1935 года она и еще пять девушек с самолета АНТ-7 прыгнули с высоты 7035 метров без кислородных приборов. Это был мировой рекорд, не превзойденный до сих пор. А Муза еще специализировалась и по прыжкам с парашютом с приводнением на Сенежском озере.

Она отлично водит мотоцикл, грузовую машину, пилотирует различные типы планеров и самолет У-2, становится великолепным стрелком и постоянно совершенствует свой французский язык, который знала с детства.

По семейным преданиям Муза оказалась на службе в НКВД в первые дни войны по направлению ЦК ВЛКСМ. Но слабо верится, что до Великой Отечественной комсомолка с подобным спектром увлечений была вне ведения оной конторы.

Так или иначе в начале июля 1941 года Муза была в составе спецподразделения Особая группа при наркоме внутренних дел под командованием Павла Судоплатова. Его заместителем был Эйтингон.

Уже из состава группы «журналиста-международника Наумова» ясно, что готовится крупный теракт. Налицо руководитель, взрывотехник и исполнитель в виде очаровательной секретарши Люси. А кто жертва?

Фон Папен, специальный посол

В конце лета 1941 года вся наша шпионо-дипломатическая команда была брошена на подготовку к покушению на посла Германии в Турции. Вообще говоря, убивать послов, даже в ходе войны, было не принято, но тут особый случай. Германский посол Франц фон Папен принадлежал к древнему аристократическому роду, истоки которого теряются в веках. Во всяком случае в конце XV века его предок был владельцем огромных поместий.

Странная бомба для немецкого посла
Франц фон Папен – военный атташе
посольства Германии в США. 1914 год

Осенью 1913 года 34-летний офицер Генштаба фон Папен по личному указанию кайзера назначен военным атташе в США. Через два года выслан из Америки за шпионаж. Назначенный советником в 4-ю турецкую армию, он лишь в сентябре 1918 года возвращается в Германию. После Первой мировой войны Папен становится близким другом капитана Канариса, будущего адмирала и руководителя Абвера. 1 июня 1932 года президент Гинденбург назначает фон Папена рейхсканцлером. Затем эту должность занимает Гитлер, а фон Папен едет послом в Австрию. Он играл не последнюю скрипку в приходе к власти нацистов и в аншлюсе Австрии.

В апреле 1939-го Гитлер назначает фон Папена послом в Турции, где тот по указанию фюрера налаживает связи с британскими и американскими дипломатами. Цель этих контактов – заключение сепаратного мира. Британские аналитики уже в начале Второй мировой прекрасно понимали, что в случае полного разгрома Германии СССР будет господствовать в Европе. Единственная альтернатива этому – сепаратный мир. Но Гитлер – слишком одиозная фигура в качестве партнера по переговорам. А тут под рукой бывший вице-канцлер, свой в абвере, дипкорпусе и среди оппозиционных фюреру генералов вермахта.

В итоге Папену пришлось вести в Анкаре тройную игру – выступать послом Германии, тайным представителем Гитлера и видным оппозиционером. Основными партнерами в игре были американский и британский послы и нунций Ватикана. Заметим, что папа Пий XII, как и фюрер, послал в Турцию не простого служаку, а талантливого дипломата Джузеппе Ронкали. После войны тот сменит Пия XII и станет папой Иоанном XXIII.

А в Москве принимается решение убрать потенциального кандидата в руководители Третьего рейха. Первоначально покушение на фон Папена было намечено осуществить в театре. Дипломата должна была застрелить мадемуазель Люси. Однако «журналист Наумов» влюбился в Музу и, видимо, поэтому провалил операцию. В конце концов исполнителем назначили 26-летнего болгарина, имя которого засекречено до сих пор. Известно лишь, что он учился в Стамбульском университете под именем македонца Омера.

По советской версии, болгарин прекрасно стрелял из пистолета, что проверили сотрудники консульства, но почему-то для покушения решили использовать безоболочную бомбу, изготовленную Тимашковым. Сразу после взрыва к месту убийства должен был подъехать мотоциклист, взять Омера и умчаться на полной скорости.

Смерть от дымовой шашки

Вечером 20 февраля 1942 года скорый поезд Стамбул – Анкара доставил в турецкую столицу вице-консула Павлова и студента Омера. Через 22 часа фон Папен с женой шли пешком по бульвару Ататюрка, направляясь в германское посольство. Он был крайне пунктуален и показывался на бульваре в одно и то же время. По версии Судоплатова, болгарин подошел к чете Папенов, достал бомбу и пистолет, привел взрыватель в действие, но так и не бросил ее.

Странная бомба для немецкого посла
Наум Эйтингон. 1953 год

Бомба, как уже говорилось, была безоболочной и не дала осколков, зато от болгарина остался лишь башмак на дереве. Взрывная волна сбила Папенов с ног, но супруги отделались легкой контузией. Ехавший мимо мотоциклист остановился. В этот момент Папен, лежавший на земле, поднял руку, и мотоциклист начал оказывать ему помощь.

Документы о покушении на фон Папена засекречены до сих пор. Выше изложена версия Судоплатова и детей Музы Малиновской. Официальная позиция СВР РФ звучит следующим образом: «В архиве СВР РФ свидетельств в пользу этой версии нет».

На мой взгляд, история, рассказанная Судоплатовым, малоубедительна. Если мотоциклист был советским агентом, то он мог застрелить, ударить ножом или даже ребром ладони по горлу Папена, ведь тому было 62 года, и умчаться на мотоцикле. Парень же стал оказывать первую помощь и дождался приезда полиции. Позже на следствии он был привлечен как свидетель. Наконец, почему он не получил советских наград и даже сейчас не называется его настоящая фамилия?

Турецкая полиция и сам фон Папен в мемуарах дают иную версию покушения. Болгарин должен был застрелить посла из пистолета, а затем взвести взрыватель устройства, которое, как ему объяснили, было не бомбой, а дымовой шашкой, что помогло бы ему скрыться. Парень решил подстраховаться и почти одновременно нажал на спусковой крючок и взрыватель шашки. Выстрели на полсекунды раньше, посол был бы убит. Но ликвидатор в любом случае вознесся бы на небеса. А мотоциклист на бульваре Ататюрка оказался случайно.

Турецкая полиция быстро взяла «русский след». Возможно, ей помогал упомянутый Исмаил Ахмедов, который 3 мая 1942 года попросил в Турции политическое убежище. Однако он не знал всех деталей покушения на Папена, поскольку операция проводилась силами НКВД, а ГРУ было не при делах.

Награды настигли героев

Претензии у турок были только к консулу Павлову и сотруднику торгпредства Корнилову, которые «засветились» недалеко от места взрыва бомбы. В апреле – июне 1942 года в Анкаре состоялся публичный процесс над ними. Советское посольство наняло лучших турецких адвокатов. Под видом защитника из Москвы в Анкару несколько раз летал близкий к Вышинскому Лев Шейнин. Турки даже позволили ему свидание с обвиняемыми.

Турецкий прокурор потребовал обоим обвиняемым смертной казни через повешение. Но мудрая турецкая фемида дала им по 20 лет строгого режима. Через два года оба оказались на свободе и вернулись на родину.

Наум Эйтингон и его начальник Павел Судоплатов сумели доказать Берии и Сталину, что операция прошла в целом успешно и теперь напуганный фон Папен откажется от своих грязных делишек.

В общем, чекисты оказались правы. Центр переговоров между западными союзниками и немцами сместился из Турции в Швецию. Там посреднической миссией занялись банкиры и политики братья Валленберги. Консул Павлов, он же Георгий Мордвинов, по возвращении в Союз был представлен к званию Героя Советского Союза, но не стал им якобы из-за интриг Лаврентия Берии. Второй раз его представили к «Золотой Звезде» в 1966-м, но он умер, так и не дождавшись награды.

Ахмедов в 1945 году на всякий случай покинул Турцию и переехал в США, где и написал мемуары. Они довольно интересны, но, по моему мнению, самые любопытные моменты из жизни резидентур ГРУ и НКВД опущены.

Взрывотехник майор госбезопасности Тимашков получил орден в 1942 году за конструирование бомбы (по другой версии, модернизацию английского образца) для гаулейтера Белоруссии Вильгельма Кубе. После окончания Великой Отечественной войны Тимашкова отправили в Грецию инструктором к партизанам, воевавшим с англичанами.

Эйтингон женился гражданским браком на Музе Малиновской, которая родила ему сына и дочь. Однако вскоре в Москве «произошли всякие хренации», в результате чего и Эйтингон, и Судоплатов оказались изменниками Родины и получили длительные сроки. Незабвенный Никита Хрущев очень любил держать во Владимирском централе людей, хорошо осведомленных в вопросах, которые не положено знать советским людям.

Опубликовано в выпуске № 41 (804) за 22 октября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...