Версия для печати

Как утопили «Мир»

Вместе со станцией сгинули коммерческие предложения на миллиарды долларов
Волгин Владимир
Фото: i.ytimg.com

В конце лета появилось сообщение, оставшееся почти незамеченным и не получившее должного отклика в СМИ: американская корпорация «Боинг» и ГКНПЦ имени Хруничева договорились продлить на пять лет соглашение об эксплуатации самого первого модуля Международной космической станции, который носит название «Функционально-грузовой блок «Заря». Российское предприятие согласно договоренности должно обеспечивать штатную эксплуатацию ФГБ вплоть до 2024 года – объявленного срока завершения работы всей МКС.

Рядовое на первый взгляд событие наводит на воспоминания и размышления, связанные с судьбой российской орбитальной космической станции (ОКС) «Мир», целенаправленно и безжалостно уничтоженной в марте 2001 года.

Итак, сопоставим исходные данные по двум орбитальным станциям. Первый базовый модуль «Мира» в качестве основы станции был выведен на орбиту в 1986 году, и к 2001-му срок его пребывания в космосе составил 15 лет. А теперь посмотрим, как обстоят дела у МКС: ФГБ «Заря» был запущен с космодрома Байконур в 1998-м и к настоящему моменту находится на орбите уже 21 год. Теперь принято решение, что он будет работать минимум до 2024-го с возможным продлением срока эксплуатации до 2030-го. К тому времени «Заря» отслужит 32 года космической вахты. А генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин как-то даже пошутил, что МКС вообще будет летать вечно.

Правительство Примакова твердо заявляло, что средства на поддержание «Мира» будут найдены

В итоге мы имеем: 15 лет у «Мира», который официально признали старым, и более 30 лет у вечно молодой МКС. Первые модули обеих станций были изготовлены одним и тем же производителем и по аналогичному проекту. Но «Миру» полет искусственно прервали, а МКС даже и не собираются. Тогда вопрос: почему и кем было принято то роковое решение о захоронении российской космической станции?

Автору довелось быть участником, как сейчас принято говорить, телевизионного ток-шоу, посвященного судьбе ОКС «Мир». Каждая из сторон диспута была представлена тремя участниками. Первая – советско-российские космонавты: Гречко, Серебров и Авдеев. Вторая – большие чиновники от космоса, отстаивающие исключительно интересы своего ведомства.

Космонавты, знающие «Мир» не понаслышке, в один голос утверждали, что станция полностью работоспособна, ремонтопригодна и, хотя летает 15 лет, еще может прослужить минимум пятилетку. Они месяцами несли на ней космическую вахту и за свои слова отвечали. Их оппоненты, напротив, как сговорившись, твердили, что станция выслужила свой срок, представляет опасность для обитателей и прочая. При этом еще и нет средств на содержание, поэтому ее однозначно следует сводить с орбиты. Не было приведено ни одного убедительного довода, ни одного веского аргумента в пользу чиновничьей позиции. Уничтожить станцию без всяких объективных причин, и все тут!

Проамериканское лобби пересилило все разумные предложения на этот счет, и станцию «Мир» все-таки затопили в Тихом океане. Уже тогда было ясно, а сейчас тем более, что на это был конкретный политический заказ из-за океана. Позицию США понять несложно: конкурент на орбите да еще с потенциальным китайским участием им был категорически не нужен. А без русских начинать МКС было очень тяжело, если вообще возможно. Они и сегодня-то космические туалеты толком не научились делать, и в сердцах сверлят дырки в наших кораблях.

Между тем были альтернативные варианты спасения и продолжения полета ОКС «Мир». В частности, нескрываемый интерес к ней проявляли представители Китая. Чтобы двинуть вперед свою космическую программу, они были готовы вложить миллиарды долларов в продолжение ее функционирования. Были коммерческие предложения и от других заказчиков. Российские предприятия космической отрасли, находившиеся тогда на голодном пайке, могли получить так необходимые заказы, но этого не произошло.

Чуть ранее правительство Евгения Примакова твердо заявляло, что средства на поддержание деятельности ОКС «Мир» будут найдены, но в 2001 году кабинет министров возглавлял уже другой человек, а именно Михаил Касьянов, которого трудно было заподозрить в патриотических чувствах. Он без излишней сентиментальности и угрызений совести одним росчерком пера решил судьбу станции «Мир». Сегодня это выглядит как самое настоящее преступление, а тогда все, что называется, погрустили и забыли.

Как теперь, спустя почти 20 лет, оценивать историю с преднамеренным уничтожением станции «Мир» и что вообще можно сказать о случившемся? Обидно, что пошли тогда на поводу американцев, выполняя чужую волю в ущерб собственным интересам. Ведь руководство тогда еще Российского космического агентства во главе с Юрием Коптевым не удосужилось даже начать поиск возможностей спасти станцию. Задачу перед ними ставили коллеги из НАСА, и она была успешно выполнена. Фактически под диктовку конкурентов собственными руками уничтожили прекрасную и работоспособную орбитальную станцию, которая могла еще долго служить стране, отечественной космонавтике и науке.

Опубликовано в выпуске № 42 (805) за 29 октября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...