Версия для печати

Тугрики московской чеканки

СССР вложил в Монголию 400 миллиардов долларов, и там об этом помнят
Балиев Алексей
Монголия в меру своих возможностей отвечала СССР взаимностью

Монголия стала второй социалистической страной в мире. Она последовала примеру России, под протекторатом которой с 1911 года находилась Внешняя Монголия – нынешняя Монгольская Республика.

Социально-экономические условия оказались вполне достаточными для социалистической, точнее – аратской, то есть крестьянской революции. К союзу с советской Россией подталкивала и многовековая экспансия Китая, стремившегося захватить всю Монголию. Эти обстоятельства (такие же или весьма схожие были и в других странах Азии, пришедших к социализму и созидавших его) стали основой филигранной политики СССР на Востоке. Советский Союз и его первые руководители были главным вдохновителем, образцом и спонсором социализма в Монголии, как и в других странах Азии. Неудивительно, что в МНР до 1990 года существовало то же отношение к Сталину, что в Китае и поныне. Хотя хрущевское и последующее советское руководство не единожды склоняло Улан-Батор поддержать развенчание «культа личности». Впрочем, рядом была КНР, всегда осуждавшая антисталинскую истерию, а Москва в данном случае не особо зацикливалась на идеологических моментах.

Гуманитарная помощь от Монголии и Тувы была намного больше, чем от западных союзников

Кстати, политическая конкуренция между СССР и Китаем за МНР сохранялась даже в годы, рефреном которых звучала всемирно известная песня Вано Мурадели «Москва – Пекин» («…Сталин и Мао слушают нас»), а после 1956 года это была уже борьба. Рефлекс национально-государственного самосохранения привел Улан-Батор к выбору просоветской ориентации, но без максимального следования все более расплывчатой идеологии Москвы. Совокупность перечисленных факторов предотвратила вовлечение Монголии в советско-китайское противостояние, как и ее включение Пекином в реестр стран – марионеток кремлевских ревизионистов («Хранитель названий новой эпохи»). Характерная деталь: осуждение на рубеже 80–90-х культа личности Хорлогийна Чойбалсана, политического и военного руководителя страны в 1935–1952 годах, маршала МНР, не повлекло переименование «монгольского Сталинграда» – города Чойбалсан, что вблизи Халхин-Гола. И поныне критика этого деятеля не сопровождается умалением или замалчиванием его заслуг. Потому название города сохраняется и в постсоциалистической Монголии.

СССР предотвратил захват МНР китайскими милитаристами в начале-середине 20-х, сорвал планы ее оккупации Японией и милитаристским «Маньчжоу-Го» (маньчжурским протекторатом Токио) в конце 30-х. В связи с чем в Улан-Баторе окончательно осознали, что только союз с СССР способен обеспечить монгольскую государственность, не говоря уже о сохранении социалистической направленности. Это в свою очередь подкреплялось все более значительными советскими (в основном безвозмездными) субсидиями для МНР, где именно с нашей помощью создавались промышленность, энергетика, большинство сельскохозяйственных отраслей. А еще транспортная система, здравоохранение, современная и по нынешним критериям жилищная инфраструктура. То же самое – в сферах образования, науки, культуры, радио- и телекоммуникаций. В пересчете на теперешние цены и валютный курс советская помощь Монголии превышает 400 миллиардов долларов.

Приведем данные национальной статистики (1978), не оспариваемые и сейчас: «В результате ускоренного развития производительных сил МНР уже к началу 60-х годов при технико-экономической помощи СССР превратилась из аграрной в аграрно-индустриальную страну. Промышленность, на долю которой приходится 40 процентов совокупного ВВП, представлена быстроразвивающимися цветной металлургией, топливно-энергетической, горнодобывающей, металлообрабатывающей, строительной, деревообрабатывающей, легкой, пищевой, полиграфической отраслями. Промышленность производит ныне лишь за восемь-девять дней столько продукции, сколько выпускалось за весь 1940 год.

С начала 2000-х экономика страны развивается темпами, наивысшими в зарубежной Азии

При содействии СССР и других стран – членов СЭВ в МНР осуществляются также строительство и модернизация народно-хозяйственных и культурно-бытовых объектов, ведутся геолого-разведочные работы. В конце 1978 года вступил в эксплуатацию советско-монгольский медно-молибденовый комбинат «Эрдэнэт» – одно из крупнейших в Азии предприятий данного профиля. Объем произведенного дохода ВВП на душу населения увеличился к 1978 году почти втрое в сравнении с 1950-м».

Монголия в меру своих возможностей отвечала СССР взаимностью. В годы Великой Отечественной совокупная экономическая помощь со стороны МНР (и существовавшей в 1921–1944 годах Тувинской Народной Республики) была лишь на треть меньше, чем полученная от западных союзников, а гуманитарная – намного больше («На Халхин-Голе у СССР был тайный союзник»).

Согласно сборнику «Советско-монгольские экономические связи: 1955–1985 годы» (М. – Улан-Батор, 2019) «Советские специалисты создавали школы, поликлиники и коммуникации, поднимали промышленность и сельское хозяйство, развивали науку в Монголии, обучали местные кадры. И тут же, на месте, видели успехи своей миссии. В 1961 году советских специалистов в Монголии было 990 человек, уже через год – 2624, а еще через год – 3770. Благодаря СССР Монголия быстро шагнула в социализм из феодализма».

В отличие от большинства других соцстран кризисный постсоциалистический период в Монголии, брошенной Россией на произвол судьбы, был минимальным. В стране стали быстро осваиваться и развиваться инофирмы, особенно китайские, что обусловливалось очевидными факторами геополитики. Монгольские власти в короткое время создали благоприятные условия для национального и иностранного бизнеса. В результате с начала 2000-х экономика страны развивается темпами, наивысшими в зарубежной Азии. А с 2010-х в Монголию все активнее возвращается Россия, хотя мы пока уступаем КНР по росту экономического присутствия. Зато во внешнеполитическом плане ориентация на Москву более явная, чем на Пекин. МНР, пожалуй, единственная из бывших соцстран, где не было, нет и не предвидится совето- или русофобии. И связано это с тем, что в Монголии не пересматривают стратегическую роль Российской империи и СССР в становлении и укреплении государственности, в военно-политической безопасности и социально-экономическом развитии страны.

Дамдисурэн Намхай, главный редактор влиятельного монгольского еженедельника «Гэрэг» (так называлось удостоверение личности в эпоху Чингисхана), отмечает: «А разве у Монголии есть иной выбор? Россия исторически, политически, психологически ближе нашему народу, чем Китай. И хотя с геополитикой приходится считаться, историю и роль наших взаимосвязей из памяти не выкинуть».

Заголовок газетной версии – «Пекин ближе, Москва роднее».

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 42 (805) за 29 октября 2019 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
31 октября 2019
А нельзя ли поподробнее? Кроме как фильм "Урга" Никиты Михалкова. О Монголии нашему великорусскому народу ничего подробно мало известно. Да и шикарные кожаные пальто и полушубки сверкающие и похрустывающие при движении - как московский шик 70-90 годы XX века, да и то не погоде, при том со сроком носки до ста лет!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
31 октября 2019
А нельзя ли поподробнее? Кроме как фильм "Урга" Никиты Михалкова. О Монголии нашему великорусскому народу ничего подробно мало известно. Да и шикарные кожаные пальто и полушубки сверкающие и похрустывающие при движении - как московский шик 70-90 годы XX века, да и то не погоде, при том со сроком носки до ста лет!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...