Версия для печати

"Крестовый поход" монголов

Путилов Сергей
Выражение "татаро-монгольское нашествие" вызывает у русских людей исключительно неприятные исторические ассоциации. Менее известно, что именно этим азиатским кочевникам христианская цивилизация обязана последней попыткой установить на Святой Земле господство креста над полумесяцем.


ПОЧЕМУ ХАНУ ХУЛАГУ НЕ УДАЛОСЬ ЗАКРЕПИТЬСЯ НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ


Выражение "татаро-монгольское нашествие" вызывает у русских людей исключительно неприятные исторические ассоциации. Менее известно, что именно этим азиатским кочевникам христианская цивилизация обязана последней попыткой установить на Святой Земле господство креста над полумесяцем.
{{direct_hor}}

Так хан Хулагу изображен на средневековой персидской миниатюре.
Репродукция из книги ''Завоевания монголов''
Древняя цитадель с "кремлевскими" зубчатыми стенами - самый впечатляющий монумент города Алеппо - северной столицы Сирии. Крепость, на стенах которой саблями и пушечными ядрами выщерблены 2500 лет непрестанных войн и осад, прекрасно видна из любой точки города. На нее-то я и держу курс по запруженным толпами улицам Халеба, как называют Алеппо местные жители. За 500 лет до Рождества Христова правитель из династии Селевкидов приказал насыпать на скалистом берегу реки Кувейк огромный холм и воздвиг на нем могучую цитадель. Последний раз эти неприступные стены штурмовали воины монгольского хана Хулагу. Во главе их стоял полководец Кит-Буга-нойон. Он, как и многие из его кочевых соплеменников, исповедовал древнюю еретическую форму христианства - несторианство.

Проникнув до края земли - в пустыню Гоби, Китай и Манчжурию, восемь столетий спустя после осуждения на Вселенском соборе в Эфесе лжеучение константинопольского патриарха Нестория вернулось на Ближний Восток. Странное вероучение, отрицающее, что Христос был Богом, несли на своих копьях всадники хана Хулагу. Кочевники, одевавшиеся в шкуры и утолявшие жажду кобыльим молоком, не разбирались в догматических тонкостях, превративших их в изгоев христианского мира. Но они были лучшими воинами своего времени. Страх парализовал волю мусульманских властителей Ближнего Востока, едва они прослышали о том, что на них движется хан Хулагу.

...Широкие стены алеппской цитадели хорошо сохранились и по сию пору. Они обнесены глубоким рвом, который когда-то заполнялся водой и служил защитой при нападениях врагов. Глубина рва умопомрачительная - 20, а ширина - 30 метров. Войти в цитадель можно, только преодолев высокий каменный мост, перекинутый через ров. Высокие стены, многочисленные бойницы и отверстия для слива кипящего масла или смолы на головы врагов позволяли крепости выдерживать длительную осаду. Однако, как говаривал еще знаменитый дед хана Хулагу - великий и ужасный Чингисхан: "Стена не прочнее и не слабее мужества обороняющих ее людей".

Учитывая, что значительное количество монгольских воинов и их полководец Кит-Буга-нойон исповедовали христианство, ряд историков, включая Льва Гумилева, называют ближневосточный поход хана Хулагу в 1256-1261 гг. "крестовым походом" монголов. Действительно, никогда еще в истории ислам, зажатый между вторгшимися в Святую Землю рыцарями-крестоносцами и монгольскими кочевниками, сокрушившими исламское могущество от Средней Азии до Средиземного моря, не оказывался так близко к своему полному уничтожению. Однако отсутствие единства среди христиан Ближнего Востока, одни из которых поддержали Хулагу, в то время как другие сделали ставку на союз с египетскими мусульманами-мамелюками против монголов, привело к неожиданному результату.

...Проникнув в цитадель Алеппо, первым делом направляюсь в музей "мусульманской воинской славы" - приземистое здание с небольшими окошками-бойницами. На стенах развешаны кривые ятаганы, ржавые сабли, ощетинившиеся шипами булавы. Мой сирийский друг-суннит увлеченно рассказывает, что когда-то это грозное оружие крушило латы "ненавистных крестоносцев". Но не монголов. Узнав, что орды монгольских кочевников перешли Евфрат и на всем скаку движутся к его городу, владыка Алеппо Насир Юсиф Аййуби в январе 1260 г. объявил о своей покорности захватчикам. К тому времени Хулагу уже покорил Багдад и казнил главу всего исламского мира - великого халифа ал-Мустасима. В Европе тогда заговорили о союзе с монголами. Но крестоносцы Святой Земли, знакомые с татаро-монголами не понаслышке и ставшие свидетелями чинимых ими зверств и насилия, были настроены куда более скептически. Так, хотя сирийский Алеппо покорился завоевателям без боя, это не уберегло его мусульманских жителей. Городские мечети были разрушены, страницы священного Корана топтали копыта монгольских лошадей. Впрочем, христианам жизнь была сохранена.

И все же франки, более века до этого пришедшие на Ближний Восток, не испытывали радости при виде творимых войском Хулагу бесчинств в отношении мусульман. Может, крестоносцы посмотрели на себя со стороны и устыдились, видя, как отвратительны убийства и грабежи, если даже они прикрываются "священными" лозунгами? Как это было, например, при взятии ими самими Иерусалима, который они потопили в крови "неверных".

В музее вижу еще один "аргумент" в защиту веры тех времен - небольшую катапульту. Рядом с ней горка ядер: от выщербленных каменных "арбузов" до смертоносных крошечных "теннисных" шариков. Насколько пригодны все эти орудия убийства для распространения религии? Особенно такой миролюбивой, как христианство. Как показали безрезультатно окончившиеся крестовые походы латинских рыцарей на Ближний Восток, не особенно много пользы оказалось от всего этого арсенала. Хотя не менее важен и другой урок. Если бы христиане объединили свои усилия и, опираясь на военную мощь хана Хулагу, сокрушили в 1260 г. могущество египетских мамелюков, то тогда, кто знает, может, прибыв из Москвы в Дамаск рейсом "Аэрофлота", российский турист сейчас первым делом отправлялся бы посмотреть жемчужину Востока - увенчанный крестом громадный собор св. Иоанна Крестителя. А не мечеть Омейядов, в которую переделали христианскую святыню мусульманские завоеватели.

На то, что поход хана Хулагу был именно "крестовым походом", указывают многие обстоятельства. Будучи язычниками-шаманистами и частично христианами (в основном несторианами), монголы со времен Чингисхана были настроены к исламу, мягко говоря, недружелюбно. Мусульмане выступали главными врагами великого завоевателя с тех пор, как он двинулся на запад. Сначала "Властитель тронов и корон" сокрушил правителя Хорезма шаха Мухаммеда. Владения последнего простирались от Индии до Багдада и от Аральского моря до Персидского залива. Сам багдадский халиф был лишь пешкой в руках могущественного Хорезм-шаха. Но ничто не могло остановить вырвавшихся из монгольских степей воинственных кочевников.

Легенда гласит, что, завоевав центр исламской мудрости - Бухару, Чингисхан обратился к жителям покоренного города со словами: "Я - гнев и бич небес - пришел, чтобы уничтожить вашего грешного правителя так же, как я сокрушил других императоров". И умудренные исламской наукой муллы согласно кивали словам неграмотного монгола, поскольку за спиной Чингисхана стояли его непобедимые тумены. А вообще нужно отдать должное великому завоевателю. Ко всем религиям он относился исключительно терпимо. Поэтому толпы служителей всех религий окружали трон властителя мира и сопровождали монгольские орды. Это были одетые в рубище несторианские монахи, православные священники, посланники папы римского, исламские муллы, бродячие ламы в оранжевых одеяниях, вращавшие свои молитвенные колеса, плутоватые шаманы, совещающиеся с черепами. Свобода вероисповедания предоставлялась всем. А вот с содомитами, лжесвидетелями и черными магами разговор был короткий: яса - свод законов Чингисхана - предписывал предавать их смертной казни.

В 1251 г. великим ханом стал Мункэ, внук Чингисхана. Он поставил перед своим братом Хулагу задачу установить власть великого хана над Западной Азией. Главное направление удара - на Багдад, Сирию и Палестину. Объективно это было на руку крестоносцам, воевавшим в то время на Святой Земле. Поход монголов на Ближний Восток начался в 1253 г. На всем огромном протяжении великого марш-броска от Амударьи до Средиземного моря монголы целенаправленно уничтожали мусульманских правителей. Последователей Христа при этом они не трогали. Христианские Грузия, Киликийская Армения и Антиохийское княжество быстро признали власть хана. Примечательно, что по настоянию хана Хулагу, заключившего союз с Никейской империей, латинский князь Боэмунд VI вынужден был вернуть в Антиохию православного первосвятителя Евфимия и выслать католического патриарха.

Хотя Хулагу и придерживался буддизма, он был известен своей склонностью к христианству. Его жена Докуз-хатун исповедовала несторианство. Ревностными христианами несторианского толка были "начальник штаба" Хулагу, найман Кит-Буга-нойон и его ближайшие помощники. В ставке великого хана в Каракоруме всегда было много христиан - несториан, католиков, православных, армян. Главным же союзником монголов во время их "крестового похода" стал царь Малой Армении (Киликии) Гетум I, мечтавший при помощи монгольских полчищ сокрушить Багдадский халифат и создать великое армянское государство. Еще в 1253 г. Гетум I предложил верховному хану Мункэ подписать договор о союзе, который, в частности, предусматривал установление дружбы между монголами и христианами, освобождение духовенства от податей, помощь монголов в освобождении Святой Земли и возвращение всех армянских земель, занятых мусульманами.

Нужно сказать, что союз хана Хулагу с христианами был отнюдь не случаен. Связи между монголами и христианством (преимущественно несторианского толка) складывались веками. В 431 г. на Вселенском соборе в Эфесе был предан анафеме константинопольский патриарх Несторий, неосторожно заявивший, что "у Бога нет матери". Учение Нестория было мгновенно осуждено в Эфесе и снова проклято там же в 449 г. (Эфесский разбой). Окончательно анафема упорствовавшим несторианам была произнесена на Халкедонском соборе в 451 г. От репрессий они могли избавиться лишь путем отречения от своего лжеучения, что сделать отказались даже перед лицом гонений. Большая часть несториан ушла в Персию, где в 499 г. в Ктезифоне возникла несторианская патриархия.

Из Персии несториане широко распространились до самых восточных пределов Азии. В VI в. христиане не без успеха проповедовали свою веру среди кочевых тюрок. Тюрки, захваченные в плен византийцами в битве при Балярате в 591 г., имели на лбах татуировку в виде креста и объясняли, что это сделано по совету христиан, живших в их среде, чтобы избежать моровой язвы. В 1007 г. крестились тюркоязычные онгуты, лесовики-меркиты, гузы и отчасти джикили. У уйгуров, обосновавшихся в Турфане, Карашаре и Куче, христианство вытеснило остатки манихейства. Вместе с верой в Христа уйгуры восприняли сирийское письмо и создали весьма высокую культуру. Пышно расцвело христианство и в Семиречье. До сих пор в Средней Азии археологи находят древние тюркские надгробные памятники с изображением креста. В 635 г. несторианство проникло в Китай, где было встречено даже правительством весьма благожелательно. Первые императоры династии Тан, Тайцзун и Гаоцзун покровительствовали христианам и позволяли им строить церкви.

Не охваченной миссией оставалась лишь Северо-Восточная Монголия. Но скоро ситуация изменилась. В ХI в. начались гонения на христианство в Китае. Бежавшие оттуда несториане перебрались к кочевым народам пустыни Гоби и развернули там проповедническую деятельность, увенчавшуюся необычным успехом. В итоге полностью были крещены самые развитые монгольские племена - кераиты и найманы. Ханом кераитов тогда был несторианин Тогрул-бек, которого в средневековых европейских легендах называли "царем-священником Иоанном".

Но Чингизхан стремился объединить под своей властью монгольские и тюркские народы. И двух правителей быть не могло. Сначала им были завоеваны кераиты (1203 г.), а их могущественный правитель Тогрул-бек убит двумя воинами-тюрками. Череп "священника Иоанна", как повествуют хроники, был покрыт серебром и хранился в юрте одного из тюркских вождей, став предметом поклонения. Затем Темучин (так звали Чингисхана до принятия титула великого хана) покорил племя воинственных найманов. Два этих могущественных племени умножили силы монгольского войска и, что главное, ознакомили монголов с христианством. Так, найманская царевна Суюркуктени вышла замуж за любимого ханского сына Тулуя и сохранила при себе несторианскую церковь со священниками и имуществом. Дети ее Мункэ, Хубилай, Хулагу и Ариг-буга были воспитаны в духе уважения к христианской религии, хотя по монгольской ясе не могли быть крещены.

Так что, когда хан Хулагу в 1253 г. начал поход на Ближний Восток, многие его воины уже были христианами. К этому времени относятся попытки папы римского и европейского рыцарства направить энергию неукротимых монголов против своих смертельных врагов - мусульманских правителей Ближнего Востока. Французский король послал в ставку великого хана Мункэ своего посланника монаха Рубрука. Незадолго до того объединенная европейская армия потерпела страшное поражение от монголов у деревни Лигнице в Карпатах (1241 г.). Над Европой явственно нависла угроза разделить участь Руси, ранее покоренной Батыем. Миссия Рубрука закончилась провалом, поскольку великий хан Мункэ в обмен на союз предложил папе римскому и европейским монархам стать его вассалами. Такие условия были неприемлемы. Естественно, поход монголов в Святую Землю с опаской был встречен крестоносцами. Королевство Иерусалимское, орден госпитальеров так и вовсе выступили на стороне врагов монголов - египетских мамелюков, пропустив их через свою территорию. Но это будет позже.

А пока, взяв Багдад, монгольские войска прошли сначала плодородными равнинами Междуречья и повернули на Алеппо. Мусульманский правитель города, как мы знаем, отворил перед ними ворота. 1 марта 1260 г. монголы без боя взяли Дамаск и продвинулись далее на юг - до палестинской Газы (до самой границы современного Египта). Религиозная терпимость, которую хан Хулагу внедрял на отвоеванной у мусульман территории, означала освобождение христиан, находившихся в положении "людей второго сорта". Вот что писал мусульманин - современник событий: "Монгольский хан Хулагу повелел, чтобы каждая религиозная секта открыто заявила о своей вере и что ни один мусульманин не должен против этого возражать. В тот день не было ни одного христианина, будь-то из простого народа или из знати, кто бы не облачился в свои самые нарядные одеяния".

Зато отношения с крестоносцами у монгольских завоевателей, признававших лишь один принцип союзнических отношений - полное признание вассальной зависимости от них, складывались непросто. Не способствовало сближению и то, что приказ подчиниться был послан монголами самому Папе Римскому Иннокентию IV: "Если ты хочешь властвовать над землей и водой твоей вотчины, ты, папа, должен прибыть к нам лично и предстать перед тем, кто правит территорией всей земли. А если ты не приедешь, то мы не знаем, что может случиться". Именно такое угрожающее письмо было послано римскому первосвященнику великим ханом Байчу-нояном. Излишне говорить, что Иннокентий IV не стал совершать поездку в далекий Каракорум. Кроме того, крестоносцы попросту опасались, что, покончив с бросившими им вызов египетскими мамелюками, неукротимые монголы разделаются и с ними.

Лев Гумилев назвал главным виновником раздора между монголами и франками графа Жульена Сидонского, который "без повода и предупреждения" напал на небольшой монгольский патруль. В столкновении с графским отрядом погиб племянник несторианского военачальника Кит-Буги-нойона. В ответ монгольские войска осадили Сидон, взяли его и разрушили до основания. Сам граф Жульен успел убежать на генуэзском корабле. Христианские князья встали на сторону графа-разбойника. Обвинив монголов в разрушении Сидона, они объявили "желтых крестоносцев" главными врагами Святой Земли. Не предпринимая, впрочем, никаких активных действий, предоставляя монголам и египетским мамелюкам возможность истреблять друг друга. Эта тактика, как покажут дальнейшие события, оказалась ошибочной.

В 1260 г., когда монгольская армия остановилась близ Газы, Хулагу неожиданно получает известие о смерти верховного хана Мункэ. Царевич спешно возвращается в Иран для решения вопроса о престолонаследии, оставив в Палестине небольшой отряд под командованием Кит-Буги-нойона. 3 сентября 1260 г. в битве при Айн Джалуте (недалеко от Назарета) сошлись армии монголов и мамелюкских эмиров Кутуза и Бейбарса. Сначала монголы, одно имя которых внушало ужас, одерживали верх. Но мамелюкская гвардия выдержала первый натиск монгольской конницы и пошла вперед. Кочевники дрогнули, потеряли строй, и Кутуз, воспользовавшись их замешательством, ударил по центру, где сражался главнокомандующий Кит-Буга. Монголы обратились в бегство. Несторианин попытался скрыться, но был схвачен и казнен по приказу Кутуза.

Потерпев поражение, монгольское войско ушло за Евфрат. А европейцы, не оказавшие никакой поддержки монгольским "крестоносцам", остались один на один с могущественным Бейбарсом. Опытный мамелюкский полководец повел дело таким образом, что очень скоро под властью франков остались лишь Триполи и Акка. А с падением Акры (1291 г.) последний крестоносец покинул Святую Землю. Что касается Хулагу, то он был провозглашен ильханом Ирана и стал основателем новой династии иранских государей, которая правила до 1353 г. Потомки главы "желтого крестового похода" приняли ислам и заключили мир с мамелюкскими султанами.

Сергей ПУТИЛОВ
Алеппо - Москва

Опубликовано в выпуске № 45 (161) за 22 ноября 2006 года

Аватар пользователя могол
могол
16 марта 2012
Мамелюки Кутуз и Бейбарс тоже были тюрки, выходцы со степей Евразии, попавшие в плен и проданные в рабство. Сделав головокружительную карьеру с положения раба до эмира показали себя выдающимися военоначальниками. В те времена многие простые тюрки, становились благодаря своим личным качествам выдающимися политиками, военоначальниками.
Аватар пользователя могол
могол
16 марта 2012
Мамелюки Кутуз и Бейбарс тоже были тюрки, выходцы со степей Евразии, попавшие в плен и проданные в рабство. Сделав головокружительную карьеру с положения раба до эмира показали себя выдающимися военоначальниками. В те времена многие простые тюрки, становились благодаря своим личным качествам выдающимися политиками, военоначальниками.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц