Версия для печати

Победитель всех войн за Индокитай

Вьетнам возвращает советские инвестиции особым отношением к России
Балиев Алексей

Вьетнамский социализм окреп в борьбе между СССР и КНР, очень многое позаимствовал у Китая, но избегает вхождения в геополитическую орбиту Пекина. Поддерживая традиционно близкие отношения с Москвой, Ханой в последнее время расширяет контакты с Вашингтоном.

Вьетнам больше всех в сравнении с другими соцстранами подвергался агрессии. Японская оккупация, борьба с французским неоколониализмом, затем с США. Вскоре после официального объединения (1976) Севера и Юга – война с полпотовской Кампучией, затем с КНР («Китайский урок в защиту Пол Пота»). В стране нет ни одного селения, которое не испытало бы на себе бомбежек и обстрелов. США применяли здесь и химическое, и биологическое оружие. Южновьетнамская Сонгми, где почти все жители были расстреляны американскими оккупантами, породнило эту деревушку с уничтоженными фашистами Хатынью, Лидице, Орадуром, Ясеновацем и со многими селениями в Китае, стертыми с лица земли японскими захватчиками. Но это не породило ксенофобию, что обусловлено давними местными традициями «всепрощения» и размежевания народов с их агрессивными правителями.

Даманский и другие эксцессы не мешали Москве и Пекину наращивать совместную помощь Ханою в годы агрессии США

Провозглашенный еще в 1945-м и повторно в 1950-м социалистический Северный Вьетнам (ДРВ) стал получать множащуюся военно-техническую и другую разнообразную помощь от соцстран, особенно от СССР и КНР. Это облегчалось общей вьетнамо-китайской границей и еще тем, что в 1951 году ДРВ вступила в поныне действующее бессрочное соглашение «О международном грузовом железнодорожном сообщении». В нем поныне участвуют большинство бывших соцстран Восточной Европы, все постсоветские республики, КНР, КНДР, Лаос, Монголия, а также Финляндия с Южной Кореей. А подписано оно было в Праге в разгар французской интервенции во Вьетнам (и при угрозе натовского вторжения в Албанию), что, естественно, потребовало единого экономико-правового механизма перевозок – от социалистического сегмента в Индокитае до ГДР и Албании.

Москва и Пекин сначала закулисно, а с середины 60-х открыто соперничали за доминирование в ДРВ, с 1975 года – в объединенном Вьетнаме. Его руководство искусно пользовалось этим не только для укрепления обороноспособности страны, но и для ее экономического развития.

И СССР, и КНР были заинтересованы в вытеснении США и в целом Запада из Индокитая. Потому ни Даманский, ни другие эксцессы на советско-китайской границе не мешали наращивать совместную помощь Ханою в годы американской агрессии. США и их союзники были обескуражены – особенно столь наглядными фактами, когда китайские инструкторы обучали вьетнамцев обращению с оружием советского и восточноевропейского производства. Вдобавок именно через КНР переправлялось во Вьетнам (а также в Лаос и Камбоджу) до трети всего объема грузов, поставленных туда из СССР и других стран Организации Варшавского договора (ОВД) в 50-х – середине 70-х.

В результате уже в 1969 году США фактически признали свое поражение в Индокитае, начав тогда же вывод своих войск. А основатель и первый президент ДРВ Хо Ши Мин («Меч и мечта Триумфатора») не единожды пытался в 60-х сблизить Москву и Пекин, заявляя в ходе ежегодных переговоров с руководством СССР и КНР, что поскольку они оказывают совместную растущую помощь Вьетнаму, это основа для их примирения. Но «конкуренция» за Индокитай оказалась сильнее, хотя на похоронах Хо Ши Мина (1969), навечно упокоенного в мавзолее в Ханое, главы правительств СССР и КНР – Алексей Косыгин и Чжоу Эньлай стояли рядом.

Выдающаяся победа в войне против США была обусловлена и тем, как отмечал Нгуен Ван Тхиеу, последний президент проамериканской Республики Вьетнам, что Вашингтон трансформировал Южную Корею и Тайвань, сопредельные с КНДР и КНР, в респектабельные экономические «витрины» Запада, а Южный Вьетнам рассматривался сначала Парижем, затем Вашингтоном лишь как плацдарм для ликвидации ДРВ. Хотя в Сайгоне, как утверждал Тхиеу, были склонны к сосуществованию с Ханоем – как на Корейском полуострове. «Плацдарменный» же подход Парижа и особенно Вашингтона привел к сплочению вьетнамцев независимо от их идеологических позиций против США, все более воспринимавшихся как главный враг национальной идентичности.

С конца 90-х годов Вьетнам повторяет китайские реформы. Это привело страну к максимальным темпам роста в Юго-Восточной Азии

Что касается вьетнамской экономики, в ДРВ она была создана почти целиком с советской помощью. Если вкратце – это свыше 300 предприятий более чем в 30 отраслях, почти вся непроизводственная инфраструктура, подавляющее число объектов здравоохранения, образования, науки, культуры. Общий объем советских вложений во Вьетнам с 1949 по 1975 год с учетом военно-технической помощи – до 350 миллиардов долларов (в пересчете на текущие цены и валютный курс). Свыше 70 процентов суммы – безвозмездные инвестиции.

Именно советская техника и политическая поддержка СССР позволили СРВ выстоять против КНР в войне (1979), вызванной победой войск Ханоя над прокитайской полпотовской Кампучией, претендовавшей с подачи Пекина на ряд вьетнамских территорий. Усиление политических да еще просоветских позиций объединившейся страны в ЮВА вызывало настолько злобную реакцию в КНР, что послемаоцзэдуновское руководство устами Дэн Сяопина пообещало преподать урок Вьетнаму. Причем это было заявлено на переговорах с администрацией США в Вашингтоне в феврале 1979 года. Неудивительно, что разнообразную помощь недобитым полпотовским войскам Китай и США оказывали совместно (плюс Таиланд, давний американский союзник). Но тщетно.

И в 80-х СССР оказывал разнообразную помощь Вьетнаму, вступившему в СЭВ (1978). Так как отношения Ханоя с Пекином были тогда «ни войны, ни мира», Москва, казалось, выиграла соперничество: совокупная советская помощь за 1976–1986 годы составила не меньше 100 миллиардов долларов. Но уже в начале 80-х СРВ стала поэтапно отходить от контролируемой правящей партией централизованной экономики, проводя реформы, схожие с китайскими. А по мере приближения к коллапсу СССР и просоветского соцлагеря началось быстрое сближение СРВ с КНР, причем взаимное: в 1989 году они совместно заявляли о необходимости крепить сотрудничество на фоне разрушения других соцстран.

К середине 90-х ввиду ухода СССР и ОВД с мировой авансцены партнерство Вьетнама и Китая было полностью восстановлено. Но до известных пределов: Ханой требует вернуть принадлежавшие Сайгону Парасельские острова, занятые войсками КНР в 1974-м для предотвращения там военного десанта США в помощь Южному Вьетнаму. Россия по понятным политическим причинам нейтральна в этом споре.

В то же время Вьетнам с конца 90-х точь-в-точь повторяет китайские экономические реформы и воспроизводит внешнеполитическую многовекторность КНР, развивая рыночный социализм. Это привело страну к максимальным темпам роста в ЮВА. Развиваются и отношения с США. В середине 2010-х Вьетнам вступил в Транстихоокеанское партнерство, инициированное Вашингтоном. Одновременно с 2016 года – в зону свободной торговли с РФ и ЕАЭС. Российский бизнес активно инвестирует во вьетнамскую экономику с начала 2010-х (особенно в нефтегазовую отрасль, цветную металлургию, ОПК, реэкспортный сектор).

Многосторонние отношения страны с США и Россией – серьезный противовес возможным планам Пекина подчинить Ханой геополитическим интересам Поднебесной. Но несмотря на все зигзаги истории и мировой политконъюнктуры, во Вьетнаме поныне чтут решающую роль СССР и КНР в предотвращении уничтожения нации, следуя завету Хо Ши Мина: «Невозможно созидать будущее, не учитывая успехов и уроков прошлого».

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 43 (806) за 5 ноября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...