Версия для печати

Крымская фаза ядерных испытаний

Сброс бомб в Тоцке, Семипалатинске и на Новой Земле отрабатывался под Джанкоем
Василец Витольд

70 лет назад был создан 71-й полигон ВВС. Главная его задача – авиационное обеспечение натурных испытаний в атмосфере на Семипалатинском полигоне ядерного оружия, разрабатываемого ВНИИЭФ, а с 1955 года – и ВНИИТФ.

На базе 71-го полигона проводилась сложная экспериментальная отработка комплекса «самолет-бомба», от результатов которой в определенной степени зависели безопасность и надежность проведения ядерных испытаний. В последующие годы 71-й полигон осуществлял авиационное обеспечение ядерных испытаний на Новоземельском и других полигонах страны, а также научно-техническое сопровождение разработок образцов ядерного оружия для авиации ВВС и ВМФ, средств их эксплуатации и боевого применения.

Экипажи выполнили более тысячи полетов на отбор радиоактивных проб

71-й полигон ВВС размещался на Керченском полуострове между Азовским морем и железной дорогой Керчь – Джанкой, в районе станций Багерово и Чистополье, на площади примерно 150 квадратных километров. На этой территории были сооружены первоклассный аэродром с железобетонной ВПП 80х2500 метров, стоянками и командно-диспетчерским пунктом, служебные и лабораторные корпуса научно-испытательной части, стационарные пункты регистрации объектов испытаний на траектории полета с помощью кинотеодолитных и радиолокационных средств, отчужденная зона для бомбометания в широком диапазоне высот и маневров самолетов-носителей различных классов, а также административные здания и жилой городок для офицерского состава и военнослужащих срочной службы.

В период с 1953 по 1972 год в состав полигона ВВС входили:

  • штаб полигона с подчиненными ему службами, возглавляемый генерал-майором В. И. Урюпиным (1953–1961), генерал-майором авиации А. И. Шапошниковым (1961–1967), затем полковником Л. В. Потулаленко (1967–1972);
  • научно-испытательная часть в составе двух специализированных управлений, возглавляемая генерал-майором В. И. Киселевым (с 1969 по 1972 г. – инженер-полковником В. И. Кармановским);
  • летная служба в составе отдельного смешанного испытательного авиаполка, оснащенного современными для того времени летательными аппаратами, штурманской службы полигона, которой руководили генерал-майор авиации Н. Г. Сутягин (1949–1958), генерал-майор авиации А. И. Шапошников (1958–1961), полковник М. Г. Воскресенский (1961–1972); инженерно-авиационная служба, возглавляемая инженер-полковником В. А. Дмитриевым (1953–1960), впоследствии инженер-полковником С. И. Рудым (1961–1972);
  • служба тыла полигона, возглавляемая полковником А. В. Серебрянским (1953–1958), затем полковником А. П. Летниковым (1958–1970), а в последние годы перед расформированием полигона полковником В. П. Простоквашиным;
  • политотдел полигона, возглавляемый генерал-майором А. Д. Петленко (1955–1963), затем полковником М. В. Лисицыным (1964–1972);
  • отдельный стрелковый батальон охраны, командиром которого до конца 60-х был майор В. Д. Паньков, затем майор С. М. Володин.

Прямым начальником личного состава указанных выше частей и подразделений был начальник 71-го полигона генерал-майор инженерно-технической службы (с 1960 года – генерал-лейтенант) В. А. Чернорез (1953–1970), а после его увольнения в отставку генерал-майор авиации А. С. Кротов (1970–1972).

В период с 1949 по 1962 год до заключения Договора о запрещении ядерных испытаний в трех средах 71-й полигон участвовал в 178 ядерных испытаниях, в том числе в 94 на Семипалатинском полигоне, в 83 на Новоземельском и в Тоцком войсковом учении в Оренбургской области. В результате были опробованы, отработаны и приняты на вооружение более 10 образцов ядерных боеприпасов в бомбовом исполнении, восемь специальных боевых частей для авиационных ракетных комплексов, 12 типов самолетов и вертолетов-носителей, шесть подвижных технических средств для временного хранения, транспортировки, подготовки ядерных боеприпасов к применению и многое другое. Кроме того, специалисты полигона провели испытания 10 типов самолетов-заборников и оборудования радиационной разведки, а экипажи выполнили более тысячи полетов на отбор радиоактивных проб при проведении испытаний на отечественных полигонах и контроле иностранных ядерных взрывов.

Заслуги личного состава 71-го полигона перед страной отмечены высокими государственными наградами:

  • за умелое руководство работой по освоению боевой техники начальнику полигона генерал-лейтенанту инженерно-технической службы В. А. Чернорезу присвоено звание Героя Социалистического Труда (указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1962 года);
  • за мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний, звание Героя Советского Союза присвоено летчикам-испытателям подполковнику Ф. П. Головашко (указ от 11 сентября 1956 года) и подполковнику В. Ф. Мартыненко (указ от 7 марта 1962 года);
  • за выполнение специальных заданий правительства присуждена Государственная премия Б. А. Белову, Р. О. Бурдину, И. К. Бутко, П. И. Горелову, Н. Н. Давиденко, В. И. Киселеву, Г. О. Комарову, С. М. Куликову, А. Н. Стебелькову, Ф. С. Федотову, В. А. Чернорезу;
  • постановлением Совмина СССР от 22 февраля 1962 года инженер-полковнику С. М. Куликову присуждена Ленинская премия;
  • более 300 специалистов полигона награждены орденами и медалями СССР, в том числе орденом Ленина – 15 военнослужащих.

В течение 20 лет – с начала 1953-го по январь 1973-го я проходил службу в составе научно-испытательной части 71-го полигона. Имел тесные контакты с летным составом. Без его самоотверженной и рискованной работы, требовавшей мгновенных грамотных действий в многочисленных неординарных ситуациях, реализация любых формируемых научно-испытательной частью программ была бы в принципе невозможна. Довелось также бок о бок работать с представителями коллективов создателей ядерного оружия от ВНИИЭФ (Арзамас-16) и ВНИИТФ (Челябинск-70), видеть и слышать академика Игоря Курчатова, других корифеев атомного проекта.

Слышу сигнал, затем второй, короткий третий и нажимаю на гашетку «Сброс»

В сентябре 1972-го поступил приказ о расформировании полигона, и через полгода он прекратил свое существование. Часть летного и инженерно-технического состава была направлена в НИИ им. В. П. Чкалова, остальные – в распоряжение отдела кадров ВВС. Получил предписание убыть к новому месту службы и я. За плечами остались 20 лет испытательной работы с образцами ядерного оружия, добрую память о которой я и мои товарищи сохраняем по сей день.

Поделюсь воспоминаниями о натурных испытаниях в боевом снаряжении ядерной авиабомбы 244Н, проведенных на полигоне УП-2 МО (в обиходе – Семипалатинский ядерный).

Изделие было разработано в 1960 году коллективом НИИ-1011 МСМ (в настоящее время ВНИИТФ). 244Н предназначалась для применения по оперативно-тактическим наземным целям с самолетов фронтовой авиации.

Первым носителем авиабомбы стал сверхзвуковой Су-7Б, принятый на вооружение в 1961 году. Самолет был оборудован балочным бомбодержателем для наружной подфюзеляжной подвески 244Н и обеспечивал ее транспортирование и возможность сброса как в горизонтальном полете, так и при вертикальном маневре – кабрировании и пикировании. Прицела для бомбометания в описываемое время на самолете не существовало. Вывод в расчетную точку сбрасывания авиабомбы осуществлялся несколькими способами. При горизонтальном полете, в том числе на сверхзвуковой скорости, – по команде, передаваемой по радио летчику оператором радиолокатора «Кама-А», расположенного в створе «самолет-цель». При вертикальном маневре (кабрировании) – по звуковому сигналу от бортового устройства, позволявшего летчику определить, сколько секунд надо пролететь от контрольного ориентира до момента сброса авиабомбы.

В 1960–1961 годах в научно-испытательной части 71-го полигона ВВС был теоретически обоснован оптимальный метод возможного нанесения ядерного удара с истребителя-бомбардировщика по наземной цели. Это был вертикальный маневр самолета (кабрирование под углами порядка 45 градусов) при различных вариантах ухода самолета после бомбометания. Согласно расчетам разработчиков самолет имел возможность, находясь на удалении пять-шесть километров от цели, осуществить внезапный маневр: секунд через пять-шесть после ввода в кабрирование произвести сброс авиабомбы, а затем за девять-десять секунд уйти на безопасное расстояние, избежав или сведя к минимуму воздействие на машину поражающих факторов ядерного взрыва.

Отработка указанного метода бомбометания с применением имитационных авиабомб ИАБ-500 проводилась на 71-м полигоне ВВС в 1961 году под руководством начальника отдела Липецкого центра боевой подготовки И. Б. Качаровского.

Натурные испытания авиабомбы 244Н с истребителя-бомбардировщика Су-7Б описанным выше методом состоялись 27 августа 1962 года. Ничего подобного в мировой практике не было.

Летчик-испытатель подполковник Анатолий Шеин, пилотировавший Су-7Б, вспоминал: «Взлетаю, волнение уходит, выхожу на боевой курс, делаю холостой заход. Все в норме, выполняю заход на боевой сброс, перевожу самолет в кабрирование и слежу за перегрузкой. Через четыре секунды слышу сигнал, затем второй, короткий третий и нажимаю на гашетку «Сброс». Зеленая лампочка гаснет, показывая, что сброс произведен. По встряске самолета ощущается отрыв авиабомбы. Продолжаю кабрирование. Для контроля примечаю угол сброса, он почти постоянен и равен 44–50 градусам. Проходя верхнюю точку, далее на снижение с углом минус 50–60 градусов выполняю полубочку, увеличиваю обороты двигателя, стало быть, и скорость, снижаюсь до возможно малой высоты и стараюсь уйти от цели как можно дальше и быстрее».

Успешному выполнению важного правительственного задания способствовали, как было отмечено в приказе руководителя авиагруппы 71-го полигона ВВС генерал-майора В. И. Киселева, следующие факторы:

  • хорошая теоретическая и практическая подготовка летчика как самостоятельно, так и при активной помощи инженерно-технического состава авиагруппы;
  • высококачественная и своевременная подготовка материальной части;
  • высокая выучка, дисциплина и организованность личного состава авиагруппы в целом.

Дальнейшее развитие программы вооружений фронтовой авиации шло по пути сокращения габаритов и расширения тактико-технических возможностей вновь создаваемых тактических ядерных бомб. Коллективом ВНИИТФ были разработаны, а 71-м полигоном ВВС испытаны РН-24, РН-25, РН-28. Способы боевого применения совершенствовались по мере поступления в ВВС новых типов самолетов-носителей.

Витольд Василец,
ветеран подразделений особого риска

Опубликовано в выпуске № 44 (807) за 12 ноября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...