Версия для печати

Гомеопатия по заветам Сталина

Китай получил от СССР «всепобеждающее учение» и 600 миллиардов долларов
Балиев Алексей

Китайская пословица гласит: «Не надо расточать приятных слов – работай быстро, старательно и молча». Именно такой принцип лежит в основе решений руководства КНР со времени ее провозглашения в 1949-м. Руководители государства и партии оглашают какое-либо решение максимум два раза, и вполне конкретно. А затем идет планомерная работа, которая, как показывает практика, может длиться и 15–20 лет.

«Большинство стран, входивших прежде в мировую социалистическую систему, оказались склонны к скорейшему переделу национального имущества без внимания к проблемам модернизации государственных предприятий и эффективного управления ими, – напоминает Ли Чуаньтун, директор Института экономики и политики Дальнего Востока при Госсовете КНР. – Китай, раньше других приступивший к рыночным преобразованиям, выбрал путь постепенных реформ собственности, регулируемых государством. Методам извне навязанной «шоковой терапии» была противопоставлена «китайская гомеопатия». И результаты намного лучше, чем в бывшем СССР, но это не снимает необходимости своевременно корректировать стратегию в данной сфере. Реформу системы собственности в Китае нельзя отождествлять с приватизацией по образцу теперь уже бывших соцстран, особенно СССР. Ибо реформирование госсектора в КНР идет в соответствии с принципом «чжуада-фансяо»: держать крупное, отпуская мелкое. То есть с сохранением решающих позиций государства в базовых отраслях, в инфраструктуре, внутри- и внешнеэкономической политике».

Китайский социализм (с учетом его рыночных трансформаций и послемаоцзэдуновской идеологической сдержанности) остается впечатляющим примером мирового значения. Или даже маяком, показывающим, чего может достичь социалистическое государство, проводя последовательную социально-экономическую политику с учетом глобальных трендов. Стоит согласиться с известным ученым, экономическим советником ООН (в 70–80-х) Василием Леонтьевым: «Китай взял у СССР самое лучше, он учитывает успехи и ошибки советского планирования, структуры советского государства. Учитывают в КНР также нереализованные возможности советского НЭПа и разрушительную (по примеру СССР) пагубность для государства и общества идеологических виражей, заключающихся в основном в шельмовании новыми руководителями страны своих предшественников».

Договор о дружбе и взаимопомощи Москва и Пекин не расторгли даже в годы военной конфронтации

Мнение Леонтьева подтверждается нынешней позицией КНР в общемировой табели о рангах. Китай сегодня – ядерная, космическая, промышленно-финансовая и экономическая держава. С конца 70-х и поныне по темпам экономического роста, прибавке золотовалютных резервов, увеличению промышленного и сельскохозяйственного экспорта КНР занимает первое место в мире.

В Китае сохранили основы плановой экономики и ее государственного регулирования, но благодаря последовательным мерам (еще с последних трех лет правления Мао Цзэдуна) по раскрепощению частной инициативы добились уникальных результатов. Достаточно сказать, что среди главных итогов такой политики – золотовалютные резервы, достигающие четырех триллионов долларов. Это естественным образом поднимает и без того высокий уровень политико-экономического влияния Китая. В его нынешних достижениях вроде бы уже нет советской финансово-экономической помощи, но с другой стороны, они были бы невозможны, что признается в КНР поныне, без созданного в 50–60-х годах благодаря СССР прочного индустриального фундамента. Совокупный же объем советской помощи с учетом военно-технического сегмента превышает 600 миллиардов долларов в текущем измерении. Причем до трети предоставлялось на безвозмездной основе, но только до 1957 года, поскольку руководство КНР именно тогда официально обозначило свое несогласие с антисталинской политикой хрущевцев и их преемников.

Для послевоенного СССР было более чем затруднительно оказывать растущую экономическую помощь такой стране, как Китай, на 90 процентах территории которого победила социалистическая революция. Но геополитические факторы и следование КНР по сталинскому пути строительства нового мира (ввиду сходства социально-экономических условий в обеих странах) обусловили максимально тесное партнерство Москвы и Пекина. С советским участием – финансовым, технологическим, кадровым и в ряде проектов сырьевым – в КНР к началу 60-х было построено около 800 предприятий полного цикла со всей инфраструктурой и оборудованием, 97 научно-технологических центров, 11 полигонов, проложено более 30 процентов нынешней авто- и железнодорожной сети (по протяженности), создано свыше четверти действующих энергомощностей. В советских вузах бесплатно обучены 150 тысяч китайских студентов. Помощь КНР в длительных командировках оказывали более шести тысяч советских ученых, до 85 тысяч специалистов. Только в сфере атомных исследований в КНР было задействовано около 10 тысяч экспертов из СССР. Вдобавок Китай получил лицензии на производство широкого спектра вооружений, военной техники, товаров двойного назначения.

Что касается кредитов и займов, они до середины 50-х предоставлялись всего лишь под один-два процента годовых, но с 1957-го Москва повысила ставку до 7–10 процентов, дабы «наказать» КНР за ее оппозицию антисталинской истерии.

В ответ Китай вплоть до 1963 года поставлял в Советский Союз крупные объемы разнообразного сырья, товары массового спроса, изделия химпрома и цветной металлургии, фармацевтическую продукцию. Причем по бартеру или по заниженным ценам, что совокупно позволило СССР сэкономить порядка 550 миллионов долларов.

И конечно, основополагающим советско-китайским документом стратегического, точнее, общемирового значения был подписанный в Москве в 1950 году договор о дружбе и взаимопомощи на 30 лет, который стороны не расторгли даже в годы военной конфронтации.

Что касается политико-идеологической линии КНР после Мао Цзэдуна, «Если желать того же перерождения и ускоренного развала, что происходят в СССР и КПСС после Сталина, тогда надо повторить антисталинскую политику Хрущева и его последышей. Но мы не предатели, подобно хрущевцам», – заявил глава ЦК КПК и правительства КНР Хуа Гофэн на совещании китайского политбюро в июле 1979-го.

Таким стратегическим тезисам, несмотря на известные виражи в составе руководства и политических акцентах, в Поднебесной следуют поныне. Это в том числе государственное и общественное уважение к «всепобеждающему учению Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина», а также идеям Мао Цзэдуна, считающимся продолжением коммунистической идеологии с учетом национальной специфики. В КНР и сегодня помнят совет Сталина, данный Мао Цзэдуну: «Больше учитесь на ошибках, а не на достижениях Советского Союза. Ошибки мы стараемся исправлять, но лучше их никогда не повторять». Последняя сталинская работа «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952) поныне входит в идеологическую базу китайских реформ («Страна невыученных законов»). Стоит процитировать и предупреждение Мао, адресованное Хрущеву в 1962-м: «Вы начали со Сталина, а завершите крушением КПСС и СССР». Прогноз полностью сбылся.

Чтобы приструнить КНР, Хрущев и его команда, напомним, отозвали советских специалистов и потребовали ускорить выплаты по займам. Провокационность такой политики несомненна, но Пекин уже в 1965 году смог погасить не менее 90 процентов своей задолженности вместе с процентами. В пересчете по нынешнему курсу было выплачено свыше 15 миллиардов долларов, что, естественно, отразилось на социально-экономической ситуации в КНР.

Отставка Хрущева породила в Пекине надежды на отказ СССР от волюнтаристской политики. Возобновились экономические и политические переговоры на высшем уровне. Показательна «Красная книга председателя Мао» (цитатник), вышедшая в свет в канун 50-летия Великого Октября. Судя по содержанию, она была нацелена на идеологическое примирение с СССР, но при обязательности официального признания Москвой ошибочности антисталинского курса. Брежневское руководство предпочло не заметить китайского жеста, зато советская пресса вовсю критиковала цитатник, не упоминая, впрочем, сами тезисы Мао.

Важный акцент: основой эффективности административно-политической системы КНР остается сталинский принцип автономизации, конъюнктурно раскритикованный Лениным. У национальных регионов Китая – статус автономных районов или нацокругов, но не союзных республик. Это изначально сдерживает центробежные, тем более сепаратистские тренды.

Современное российско-китайское стратегическое партнерство иллюстрируется достаточным количеством примеров. Но названные результаты выверенной политико-экономической стратегии КНР – это, повторим, опыт общемирового значения.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 45 (808) за 19 ноября 2019 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
20 ноября 2019
Когда кончится эта дурь "ГРОМОГЛАСНОЙ РИТОРИКИ" ПО АРМЕЙСКИМ СТАНДАРТАМ НАТО, реализованной и заданной стране талантом Жириновского В.В., воспринимаемой народом, как политический стиль псевдодемократии! ЖВВ и сам не рад, что выпустил "джина" и бутылки - но он остановится не может. Был в Святой Руси Иоанн-Златоуст и тот забыт вместе с религиозным философским мракобесием. А у нас опять, при полетах в дальний космос только строят храмы, как способ сплочения народных масс. Это уже не смешно!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
20 ноября 2019
Когда кончится эта дурь "ГРОМОГЛАСНОЙ РИТОРИКИ" ПО АРМЕЙСКИМ СТАНДАРТАМ НАТО, реализованной и заданной стране талантом Жириновского В.В., воспринимаемой народом, как политический стиль псевдодемократии! ЖВВ и сам не рад, что выпустил "джина" и бутылки - но он остановится не может. Был в Святой Руси Иоанн-Златоуст и тот забыт вместе с религиозным философским мракобесием. А у нас опять, при полетах в дальний космос только строят храмы, как способ сплочения народных масс. Это уже не смешно!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...