Версия для печати

В Донбассе нашли смерть двадцать тысяч украинских силовиков

ВСУ считают десять за одного
Уткин Александр
Фото: news-life.org

В Киеве по традиции отметили шестую годовщину начала евромайдана, завершившегося государственным переворотом в феврале 2014-го, пафосно именуемого ныне на Украине «революцией достоинства».

За минувшие шесть лет незалежная лишилась промышленного потенциала и миллионов трудоспособных граждан, уехавших работать за границу, вышла на первое место в Европе по уровню бедности. Обо всем этом уже много сказано и написано. Не забыто, конечно, и нескончаемое вооруженное противостояние на востоке страны, официально названное в Киеве российско-украинской войной, а фактически являющееся попыткой расправиться с самопровозглашенными Донецкой и Луганской народными республиками.

Какими же утратами в личном составе обернулась карательная операция в Донбассе для армии, национальной гвардии, погранслужбы Украины, ее Службы безопасности и МВД?

Согласно сайту «Книга пам’яті загиблих», созданному при поддержке Национального военно-исторического музея и Украинского института национальной памяти, на 6 декабря 2018 года потери всех правительственных формирований составили 4030 человек убитыми. А по последним данным ООН, в ходе боевых действий погибли 13000–13200 человек. Среди них не менее 3345 гражданских лиц, примерно 4100 украинских военных и 5650 донецких ополченцев. Однако подобное соотношение потерь в рядах противоборствующих сторон, прямо скажем, вызывает большое сомнение.

Киев держит на фронте всего лишь около 30 тысяч силовиков, а не 70–90 тысяч, как предполагали многие СМИ

Вспомним, например, Иловайский котел – одно из самых тяжелых поражений украинской армии в Донбассе. Только по официальной статистике, в ходе боев за город ВСУ потеряли погибшими около тысячи человек, такую цифру озвучил глава временной следственной комиссии украинского парламента по расследованию событий под Иловайском Андрей Сенченко.

Или Дебальцево, где была окружена и частично ликвидирована значительная группировка ВСУ. О наличии котла тогда не говорил только ленивый, но украинские власти и военное командование до последнего убеждали соотечественников, что ситуация под контролем. Чем обернулся этот контроль? Если верить тогдашнему главе ДНР Александру Захарченко, в ходе боев за Дебальцево украинская сторона потеряла убитыми 3000–3500 человек.

Кстати, еще в августе 2014 года в правозащитной организации «Солдатские матери Украины» заявили о преднамеренном сокрытии властями настоящих потерь в зоне силовой операции на востоке страны, поскольку в соответствии с секретным распоряжением Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) в списки погибших заносят только военных, в то время как число убитых милиционеров, пограничников, сотрудников СБУ, нацгвардейцев и добровольцев из территориальных батальонов не называется.

В свою очередь и эксперты ООН в ту пору пришли к выводу, что официальные данные о количестве погибших и пострадавших в боях в Донбассе украинских военных являются неточными и противоречивыми.

В Киеве учли критику и решили сообщать общественности, какой урон несут их силовики. Однако исполнение задуманного вышло весьма топорным. Так, предыдущий украинский президент Петр Порошенко, выступая в марте 2016-го в США, заявил, что от огня неких «объединенных российско-террористических сил» за все время войны в Донбассе погибли более 2700 украинских военнослужащих. Но уже в августе того же года он же в речи на военном параде в Киеве по случаю 25-летия независимости отметил: «Можно уверенно утверждать, что врагу не удалось реализовать ни одной стратегической задачи, он не смог поставить Украину на колени. За это и погибли 2504 наших воина». Однако в период между мартом и августом 2016-го ВСУ регулярно сообщали о гибели военнослужащих в зоне конфликта. Но если верить Порошенко, число погибших украинских военных уменьшилось на 200 человек.

В феврале 2017 года начальник Генерального штаба вооруженных сил Украины Виктор Муженко сказал, что с начала операции в Донбассе боевые потери ВСУ составили 2197 человек погибшими и около восьми тысяч ранеными.

Вскоре Петр Порошенко на заседании руководящего состава вооруженных сил Украины утверждает: 2608 украинских военнослужащих погибли за время агрессии.

Проходит месяц, и 27 марта 2017-го на сайте Генеральной прокуратуры Украины появляется следующая информация: «Командующему 41-й общевойсковой армией Центрального военного округа Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-майору А. Завизьону сообщено о подозрении в совершении ряда тяжких преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 110 УК Украины».

Якобы российский военачальник с февраля по июль 2015 года выполнял обязанности «командующего 1-го армейского корпуса – незаконного вооруженного формирования, так называемого народное ополчение ДНР. В результате погибли не менее трех тысяч и ранены свыше восьми тысяч военнослужащих вооруженных сил Украины и других военных формирований.

Следовательно, ГПУ констатировала, что только с февраля по июль 2015-го лишь один 1-й армейский корпус ДНР уничтожил больше украинских военных, чем все донецкое ополчение почти за три года гражданской войны на Украине.

Зато некоторые эксперты в России и непризнанных народных республиках считают, что в Донбассе были убиты около 35 тысяч украинских силовиков.

Иные цифры привело в мае 2016-го военное аналитическое агентство International Institute for Strategic Studies в ежегодном отчете Military Balance. Опираясь на данные о штатном вооружении частей ВСУ в 2013 и 2016 годах, аналитики пришли к выводу, что безвозвратные потери украинской армии в бронетехнике и артиллерии за время войны составили около 50 процентов от довоенного количества (по сообщению Генштаба ВСУ, украинская армия на начало марта 2015 года потеряла 968 единиц бронетехники).

Исходя из данных о штатном расписании личного состава, в технике, получившей серьезные повреждения и не подлежащей восстановлению, а также в орудийных расчетах артиллерии должны были находиться около 29 700 военнослужащих. Все они почти наверняка или погибли, или получили серьезные ранения.

Короче говоря, спор об уроне украинских силовиков в экспертной среде продолжается. Правда, недавно им дал хорошую подсказку глава Комитета Верховной рады по вопросам аграрной и земельной политики Николай Сольский, депутат из фракции «Слуга народа». Выступая на одном из центральных украинских телеканалов, парламентарий в ходе дискуссии о грядущей продаже в стране земель сельхозназначения признал, что еще 10 тысячам семей погибших на войне в Донбассе военных не предоставлены обещанные правительством участки земли по два гектара каждый.

С учетом, что некоторые близкие павших при проведении так называемых антитеррористической операции и операции объединенных сил наделы получили, а живущим в крупных городах людям они ни к чему, можно смело умножать приведенную Сольским цифру по крайней мере на два.

Понятно, что абсолютное большинство примерно из 20 тысяч убитых приходится на период с лета 2014-го по март 2015-го, потому что с того времени активные боевые действия на востоке Украины не велись. Также становится ясным, почему Порошенко был вынужден в феврале 2015 года согласиться на Минск-2: ВСУ несли огромные потери, им грозил полный и окончательный разгром.

Но теперь-то они окрепли, обрели иной облик, не устают повторять украинские провластные аналитики и обозреватели. Однако память о кровавых уроках, видимо, крепко засела в головах полководцев киевского режима. Потому и не решаются повторить наступление образца пятилетней давности.

Вместе с тем есть еще одна причина, по которой генералы ВСУ только на словах готовы сокрушить ДНР и ЛНР. Ее фактически раскрыла Центральная избирательная комиссия Украины, опубликовавшая после первого тура президентских выборов 2019 года цифры проголосовавших силовиков, находящихся в зоне проведения ООС, на специально предназначенных для них участках. И выяснилось, что на фронте Киев держит всего лишь около 30 тысяч силовиков, а не 70–90 тысяч, как предполагали многие СМИ.

Неудивительно, что каратели все последние годы ограничивались «жабьими прыжками» в серой зоне – по сути на нейтралке.

Здесь нельзя не упомянуть о цене и целесообразности подобных «наступательных действий» украинских подразделений. Вот что об этом написал в «Фейсбуке» предприниматель Юрий Касьянов, известный блогер и организатор движения «Армия-SOS», не раз лично доставлявший в Донбасс различные грузы военнослужащим ВСУ: «А на фронте снова командиры кладут людей за ордена и звания. Это не война, это кровавый идиотизм. Захватить никому не нужный в тактическом плане клочок земли, подлезть к противнику под самый нос, чтобы ему еще легче было расстреливать наших солдат, как в тире. И получить заслуженный орден. Дебилы».

Опубликовано в выпуске № 46 (809) за 26 ноября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...