Версия для печати

Единый фронт при четкой иерархии

Какие задачи военным и силовикам поставил президент России
Иванов Павел
Фото: utro.ru

Важнейшим событием прошлой недели стало расширенное заседание Совета безопасности России, в ходе которого обсуждались перспективы развития Вооруженных Сил, а также других силовых ведомств в период до 2030 года. Такие совещания носят название «военные» и проводятся ежегодно приблизительно в одно и то же время, весной и осенью.

Первые сведения о стратегической подводной системе «Посейдон» утекли в средства массовой информации как раз с одной из таких встреч. На тот момент атомный беспилотник носил рабочее название «Статус-6».

Еще одно важное мероприятие – ежегодная коллегия Минобороны с подведением итогов, которая проходит обычно в первых числах декабря. Уже несколько лет в ней участвует глава государства. На этих совещаниях Владимир Путин ставит задачи по дальнейшему развитию военного ведомства.

Особый статус

Нынешняя встреча Совбеза стала нерядовым событием даже на фоне постоянной вовлеченности военно-политического руководства России в вопросы национальной безопасности. Во-первых, помимо главы государства, председателя правительства, силовых министров и представителей палат Федерального собрания, в мероприятии приняли участие вице-премьеры, президентские полпреды и даже мэр Москвы Сергей Собянин. Во-вторых, достаточно неожиданной оказалась тема совещания: впервые приоритеты развития были намечены на столь длительные сроки – до 2030 года. То есть на 10 лет.

Традиционно все подобные совещания делятся на открытую и закрытую части. В ходе нынешнего совещания прессе было представлено только открывавшее мероприятие выступление Владимира Путина.

Средства массовой информации поспешили сообщить о том, что глава государства поставил задачу – довести долю современных систем вооружения до 70 процентов, а также продолжать развивать гиперзвуковое и лазерное оружие. Между тем выступление главы государства содержало куда более серьезные посылы, позволяющие сделать выводы о новых направлениях развития силового блока.

Угрозы безопасности

Как и полагается на таких совещаниях, Владимир Путин начал выступление с анализа обстановки и возможных угроз России. В частности, речь шла о бесконтрольном развитии военных технологий, а также о расширении «ядерного клуба». Не может не тревожить Россию и развитие наступательных систем вооружения, а также все большего присутствия сил и средств НАТО у границ РФ.

На этом фоне серьезным дестабилизирующим фактором стала приостановка действия договора о ракетах средней и меньшей дальности. Тем более что во многих регионах земного шара не только продолжаются старые локальные конфликты, но и вспыхивают новые.

Всем свое место

С недавних пор в выступлениях нашего руководства появился новый термин «военная организация России». В ходе нынешнего совещания Владимир Путин раскрыл суть: «Военная организация – а это Вооруженные Силы, войска национальной гвардии, другие воинские формирования и органы, а также оборонно-промышленный комплекс страны – играет ключевую роль в обеспечении суверенитета России». И принципиальное уточнение: «Очень важно, чтобы все ее составляющие поддерживались на должном уровне, действовали профессионально и слаженно».

Если подвести краткий итог выступления, задачей ближайших десяти лет должно стать именно совершенствование и четкая работа военной организации России. Силовики, оборонное ведомство, органы местного самоуправления и ОПК должны четко взаимодействовать и распределять свои права и обязанности.

Но для чего нужна военная организация – достаточно сложная для понимания система? На этот вопрос президент тоже ответил: «Необходимо обеспечить сбалансированное развитие всех компонентов военной организации, прежде всего за счет грамотного и рационального использования бюджетных средств и материально-технических ресурсов. Они у нас не такие уж и большие».

Говоря простым языком, военная организация (ВО) – четкая иерархическая структура, позволяющая ранжировать потребности каждого участника так, чтобы не создавать дисбаланса. Ни одно силовое ведомство и федеральная служба не должны получать необоснованный финансовый приоритет в ВО и не тянуть одеяло на себя. Должны быть созданы инструменты, которые определяют действительную необходимость направления работ и выделение денег на это.

Один мозг на всех

Военная организация должна консолидировать усилия всех ведомств и органов местного самоуправления в случае войн, вооруженных конфликтов, техногенных катастроф и других чрезвычайных ситуаций. Поэтому взаимодействие между ведомствами и органами местного самоуправления должно быть налажено на нескольких уровнях.

Помимо законодательного, между ведомствами должно существовать и оперативное взаимодействие. В случае начала войны, стихийного бедствия или техногенной катастрофы министерства и службы призваны создавать совместные штабы и четко взаимодействовать друг с другом. Работы в этом направлении уже идут. Так, подводя итоги учений «Центр-2019», министр обороны Сергей Шойгу отметил, что к маневрам были привлечены пять федеральных органов исполнительной власти и 32 региона – всего более трех тысяч человек и около 400 единиц техники. Военные, правоохранительные и гражданские власти отрабатывали вопросы планирования и практического выполнения совместных мероприятий территориальной и гражданской обороны.

Примечательно, что Владимир Путин предлагает более революционные решения: «Важно совершенствовать систему управления военной организацией. Она должна быть современной, надежной, многофункциональной, обладать передовыми информационно-аналитическими комплексами, средствами связи и разведки.

Фактически до 2030 года предлагается создать некий глобальный аналог Национального центра управления обороной МО с той разницей, что в его контуры будут замкнуты все составляющие части системы военной организации России. Возможно, что основой новой системы как раз и станет НЦУО.

Опубликовано в выпуске № 46 (809) за 26 ноября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...