Версия для печати

Дорога, не приведшая к войне

Разгромив чанкайшистов за 10 дней, Красная армия обезопасила дальневосточные рубежи на 10 лет
Иванько Анатолий

В начале 1900-х планировалось соединить Китайско-Восточную железную дорогу (называвшуюся на тот момент Маньчжурской) с Циндао, городом, который с 1897 года был взят в концессию Германией. Две империи намеревались осуществить гигантский трансъевразийский проект от берегов Тихого океана до Берлина и Гамбурга.

Отклик на статью «Советский «блицкриг» в Маньчжурии»

Этим планам не суждено было сбыться. Помешали британцы, которые с далеко идущими замыслами прибрать КВЖД к своим рукам финансировали Японию в войне 1904–1905 годов с Россией.

После Октябрьской революции дорога стала объектом спора крупнейших мировых держав, всячески подстрекавших власти Северо-Восточного Китая, а также осевших там белогвардейцев к выдавливанию СССР из региона. Конфликт на КВЖД рассматривался Советской республикой как часть большого империалистического заговора. Незадолго до этого был проведен ряд враждебных акций против посольств и торговых представительств СССР в Англии, Германии, Польше, Китае. За кулисами конфликта стояли США, Британия, Франция и Япония, которые хотели ослабить позиции Советского Союза на Дальнем Востоке и руками гоминьдановцев испытать боевые качества РККА.

Что касается Чан Кайши, у него были свои далекоидущие планы: «декоммунизация» района КВЖД и в конечном итоге вовлечение иностранных держав в вооруженное столкновение с СССР, позволявшее избавиться от всякого иностранного влияния на Поднебесную. В случае неуспеха авантюры с захватом дороги Чан предлагал с боями отходить в глубь Маньчжурии, чтобы оставить поле боя с Советами японцам.

На Западе открыто обсуждали, каким образом будет делиться Дальний Восток после неизбежного поражения СССР

Однако все эти расчеты не оправдались. Москва не планировала оккупировать территорию Китая, а лишь стремилась к восстановлению статус-кво на КВЖД. Советское руководство в это время было занято вопросами международного признания, становлением отечественной экономики, преодолением трудностей, возникших на первом этапе коллективизации, оснащением Вооруженных Сил. Однако значение КВЖД не вызывало сомнений в Кремле. Само существование дороги решало все вопросы экономического развития дальневосточных районов, их обеспечения всем необходимым и в первую очередь грузами стратегического назначения.

Провокационные действия китайской стороны и осевших в Маньчжурии белогвардейцев вынудили советское руководство применить силу, а заодно ликвидировать опасный очаг контрреволюции у своих границ и превратить Маньчжурию в дружественное государство, без чего эксплуатация и обслуживание КВЖД были невозможны.

Задача казалась невыполнимой. Частям РККА численностью 18 тысяч бойцов противостояла 300-тысячная армия. Соотношение сил требовало нестандартных оперативно-тактических решений, где учитывалась бы каждая мелочь на всех этапах боевых действий войск. Было предложено нанести упреждающие удары по узловым точкам противника, захватить ключевые дорожные узлы. По замыслу разработчиков операции разгром должен быть стремительным, буквально молниеносным. Помощь окруженным вражеским войскам резервами должна была пресекаться контрударами. Для РККА это была первая крупномасштабная операция после Гражданской войны.

На Западе уже открыто обсуждали, каким образом будет делиться в ближайшие месяцы Дальний Восток после поражения СССР, которое всеми считалось неизбежным.

Военные действия продолжались всего 10 дней – с 17 по 27 ноября 1929 года. Советская дальневосточная армия легко сломила сопротивление местных гоминьдановских формирований, захватив более восьми тысяч пленными и не углубляясь на чужую территорию. Уже в конце месяца по просьбе китайской стороны начались переговоры о КВЖД, завершившиеся подписанием 22 декабря в Хабаровске протокола, согласно которому на дороге восстанавливался порядок, существовавший до начала конфликта.

Следует отметить, что РСФСР не воспользовался плодами своей победы и не стал добиваться новых уступок от Китая. Его поражением воспользовалась Япония, убедившаяся в слабости Гоминьдана и приступившая к захвату Маньчжурии в сентябре 1931 года, что в свою очередь стало прологом агрессии летом 1937-го.

Блестяще проведенная операция РККА надолго отбила охоту у китайцев и прислуживавших им белогвардейцев пробовать «на штык» молодое Советское государство. Урок был дан и японцам, на которых боеспособность и выучка наших войск РККА, оригинальность оперативно-тактических решений, принимаемых ее молодыми командирами, произвели очень сильное впечатление.

Блицкриг РККА доказал всему миру несомненную силу Советского государства и по сути отсрочил империалистическое вторжение в СССР до лета 1941 года.

Анатолий Иванько,
директор Центра анализа геополитики, войн и военной истории

Опубликовано в выпуске № 47 (810) за 3 декабря 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...