Версия для печати

Как ЦРУ взяло советский атомный след — часть II

Засекреченных советских физиков выдал телефонный справочник
Домогаров Иван

Анализ перехваченных писем немецких физиков, работавших в СССР («Атомные санатории»), позволил англичанам вычислить, где находятся секретные заводы и лаборатории, занятые в советском атомном проекте. Не составляющие военной тайны фразы отправителей о погоде сличались с метеорологическими картами, по отрывочным сведениям о времяпрепровождении выстраивались маршруты, указывавшие на конкретный город.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Группа Хайнца Позе, судя по письмам, находилась в трех часах езды на автобусе от Москвы, хотя в 1947 году американцы предполагали, что она работает на Урале. Аналитики из Лэнгли, изучая перехваченную почту, выяснили, что до Москвы ученые добираются электричкой, отлично проводят время на берегу реки, а вокруг идет активное строительство. После изучения карт и железнодорожного расписания возникла версия, что реакторщики Позе квартируют в Малоярославецком районе к юго-западу от столицы.

Определив по фотографии высоту здания – 210 футов, в Лэнгли поняли, что именно там находится советский ядерный реактор

Подняв всю доступную информацию, британцы установили, что под описания и расчеты больше всего подходит станция Обнинское. Электричка из Москвы идет сюда два с половиной часа, пересекает реку Протву. Английские дипломаты получили задание детально изучить этот район Подмосковья. Они выявили десять удовлетворяющих основным условиям населенных пунктов, но некоторые, как Можайск, оказались довольно крупными городами, в других – иное вечернее расписание электричек. Таким образом, станция Obnino, как пишет собиратель ядерных секретов Генри Ловенгаупт («ЦРУ работало с «Огоньком»), оставалась единственно подходящим местом.

В августе 1953 года из окна электрички англичане сумели сфотографировать большие строящиеся здания и вполне завершенное сооружение с воздуходувкой, которая обычно устанавливается при монтаже ядерного реактора. Сличив изображение с немецкой аэрофотосъемкой военного времени, аналитики подсчитали: здание – почти 210 футов высотой. Таким образом, в Лэнгли установили, что именно там находился советский ядерный реактор. В 1954 году в СССР обнародовали информацию о начале эксплуатации первой в мире атомной электростанции в Обнинске.

А в 1952-м британские аналитики определили адрес, по которому отправили в Москву высоковольтный ускоритель для ядерных исследований, построенный в Дрездене. Сопоставив результаты допроса пограничника, сопровождавшего оборудование в Лабораторию № 3, с сообщениями нескольких вернувшихся в ФРГ военнопленных, англичане пришли к выводу, что квартирует она в московском микрорайоне Черемушки. Очевидно, перебежчик Гонг напутал с номерами, когда идентифицировал личность Кикоина и группу в Москве, занимавшуюся разделением изотопов. Тот вместе с Курчатовым работал в Спецлаборатории № 2. А исследованиями в Черемушках руководил известный физик-ядерщик Артем Аликаньян.

Вопрос о нахождении Лаборатории № 2 был закрыт после тщательного изучения Московской телефонной книги 1951 года. Нашлись три номера Лаборатории № 2 Академии наук СССР и фамилии абонентов, среди которых оказались весьма известные – Курчатов и Флеров, вовлеченные в решение урановой проблемы (британцы знали) еще во время войны. Отыскался в списке и телефон Исаака Кикоина.

Заголовок газетной версии – «Западные разведки в поисках атомного следа».

Опубликовано в выпуске № 47 (810) за 3 декабря 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...