Версия для печати

Императоры, фельдмаршалы и красные командиры в одной компании

Орден Святого Георгия уважали за рубежом и ценили в Советском Союзе
Уткин Александр

«Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны, не дают право быть пожалованным сим орденом: но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые, и для Нашей воинской службы полезные советы… Сей орден никогда не снимать: ибо заслугами оный приобретается». Таков был статут учрежденного 250 лет назад, 7 декабря 1769 года, Екатериной II Императорского  военного ордена  Святого великомученика и победоносца Георгия.

Вплоть до Октябрьской революции это была самая чтимая боевая награда, а в армейской среде куда более ценимая, чем даже высший в державе орден Святого Андрея Первозванного. 

 

«Знаки Св. Андрея (украшенные бриллиантами – А.У.) тысяч в пятьдесят, да выше всего, голубушка, Первый класс Св. Георгия», – писал 8 ноября 1789 года дочери Наталье о наградах, полученных им за победы при Фокшанах и Рымнике, генерал-аншеф и будущий генералиссимус Александр Суворов (подробнее об учреждении и истории награды – «Входной билет в Георгиевский зал», «ВПК» № 47, 2019). 

 

С величайшим пиететом относились к ордену Святого Георгия и за границей. Когда 26 ноября (7 декабря по н. ст.) 1869 года отмечалось столетие его существования, старейшим из георгиевских кавалеров оказался ... король Пруссии и будущий германский император Вильгельм I, удостоенный ордена Святого Георгия 4-й степени за участие в сражении при Бар-сюр-Об в 1814 году. Там он, в ту пору 17-летний принц, возглавил атаку Калужского пехотного полка.

 

Александр II, возложивший во празднование юбилея на себя знаки и ленту Георгия 1-й степени, пожаловал это высшее русское военное отличие и берлинскому дядюшке. Вильгельм I немедленно написал сыну покойной сестры: «Глубоко тронутый, со слезами на глазах, обнимаю Вас, благодаря за честь, на которую не смел рассчитывать…» Причем престарелый монарх ничуть не лукавил, свидетельством тому его письмо брату Альбрехту: «Нет, какова оказанная мне честь! Я счастлив в высшей степени, но совершенно потрясен. От избытка чувств я едва не уронил листа, и слезы показались у меня при воспоминаниях…» Видимо, о ратном подвиге в юности...

Несколько полных Георгиевских кавалеров стали Героями Советского Союза

 

Кстати, были награждены орденом Святого Георгия 1-й степени всего 25 человек, том числе восемь иностранцев, в частности, король Швеции и Норвегии Карл XIV Юхан (бывший наполеоновский маршал Жан-Батист Бернадотт), прусский генерал-фельдмаршал Гебхард Леберехт фон Блюхер, британский фельдмаршал герцог Артур Уэлсли Веллингтон. В России же при рассказе об ордене, конечно, сразу вспоминают, помимо Александра Суворова, генерал-фельдмаршалов Александра Румянцева, Михаила Кутузова, Михаила Барклая-де-Толли, Ивана Дибича и Ивана Паскевича (у четверых последних – Георгии всех четырех степеней).

 

Для сравнения: высший орден Российской империи Святого Андрея Первозванного получили более тысячи человек.

 

Заслужить этот орден было чрезвычайно трудно. Например, за первые сто лет его существования крест 4-й степени за боевые отличия получили 2239 человек, 3-й степени – 512, 2-й – 100 и 1-й – 20. 

 

Массовые награждения пошли только в ходе Первой мировой войны, что вполне понятно. Ведь на фронте сражались десятки тысяч офицеров Российской армии. По данным историка Михаила Клепова (справочник «Офицеры – Георгиевские кавалеры Первой мировой войны»), орденом Святого Георгия 4-й степени были награждены 4942 человека, 3-й степени – 67 человек, 2-й степени – четверо (последнее награждение орденом 1-й степени состоялось в ноябре 1877 года, удостоился его генерал-фельдмаршал великий князь Николай Николаевич-старший).

 

К русской «четверке» кавалеров Георгия 2-й степени — генералам Николаю Иванову, великому князю Николаю Николаевичу-младшему, Николаю Рузскому и Николаю Юденичу надо «приплюсовать» французских маршалов Жозефа Жоффра и Фердинанда Фоша.

 

Хорошо известно, что некоторые генералы Российской армии после Октябрьской революции пошли служить в Красную армию, иные из них являлись кавалерами ордена Святого Георгия. Например, Алексей Брусилов, Платон Лечицкий и Андрей Снесарев (3-й и 4-й степени), Александр Свечин (4-й), Александр Верховский (4-й). К сожалению, Лечицкий умер в 1923 году, будучи заключенным в Бутырской тюрьме, Свечина и Верховского расстреляли в период «большого террора», а Снесарев, арестованный и осужденный по необоснованному обвинению в 1931-м и освобожденный в 1934-м совершенно больным, скончался в 1937-м.

 

В 1917 году удостоился Георгия 4-й степени штабс-капитан Александр Василевский – будущий Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза.

 

Однако куда больше советских военачальников, отличившихся в боях Первой мировой, были кавалерами солдатских Георгиевских крестов. Так, Георгиев 3-й и 4-й степени имели маршалы Георгий Жуков и Константин Рокоссовский. Обладали полным бантом, то есть солдатскими крестами четырех степеней, Маршал Советского Союза Семен Буденный и генерал армии Иван Тюленев.

 

В Великой Отечественной войне принимали участие тысячи ветеранов Первой мировой, которые с гордостью носили рядом с советскими наградами полученные много лет назад Георгии. При этом несколько полных Георгиевских кавалеров стали Героями Советского Союза. Это – Григорий Агеев, комиссар Тульского рабочего полка, генерал-майоры Максим Козырь, Иван Лазаренко и Михаил Мешеряков, донской казак гвардии капитан Константин Недорубов.

 

С 2008 года производится награждение орденом Святого Георгия в Российской Федерации. Его статут утвержден президентом РФ в августе 2000-го. Он отличается от императорского. Лишь девиз остался прежним – «За службу и храбрость». 

 

Александр Уткин

 

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...