Версия для печати

Месть казнокрадов

Верного царю премьера объявили темной силой и уморили в тюрьме
Илющенко Роман

Быть рядом с Николаем II, честно служить престолу, оставаться верноподданным часто означало подписать себе смертный приговор. В якобы закабаленной самодержавием и цензурой России организованной травле в прессе подвергались даже члены императорской фамилии, а кто такой Штюрмер. Ату его!

Борис Штюрмер родился 28 июля 1848 года в семье давно обрусевших и принявших православие немцев – мелкопоместных помещиков Тверской губернии. Его отец был отставным ротмистром, мать – домохозяйкой, как сказали бы сейчас. Борис, как многие молодые люди его круга, получил образование в кадетском корпусе, а затем поступил на юридический факультет столичного университета. Успешно окончив его в 1872 году со степенью кандидата прав, поступил на службу в канцелярию Первого департамента Правительствующего сената, а оттуда – в Министерство юстиции.

Штюрмер принял приглашение, прекрасно понимая: его немецкое происхождение будет красной тряпкой для оппозиции

Очевидно, его высокие нравственные качества, помноженные на природную немецкую педантичность, позволили продолжить карьеру в самом, пожалуй, элитном правительственном учреждении – Министерстве императорского двора. Тут он стал главным церемониймейстером, по-современному – заведующим протоколом. В этом ему помогали увлечения юности: русская история, краеведение и археология.

Близость к царской фамилии, окружавшее его великолепие вкупе с возможностью сделать головокружительную карьеру не испортили этого человека за 12 лет беспорочной службы. Наоборот, он проникся уважением к строю, стал убежденным монархистом и поборником крепкой, неограниченной царской власти. На него сильно повлияло участие в коронационных мероприятиях взошедшего на трон в 1883 году Александра III.

Навыки общественного служения Штюрмер приобрел в Тверском губернском земском собрании, куда несколько лет подряд избирался народом, возглавив в итоге этот орган. Любили и уважали его за рассудительность, знание законов, порядочность и умение находить компромиссы. Ему не раз приходилось мирить губернатора консерватора Павла Ахлестышева с либерально настроенными земцами. В апреле 1891-го Штюрмер получил чин действительного статского советника. Его заслуги не остались незамеченными при дворе. В год вступления на трон Николая II Штюрмер становится новгородским, а два года спустя – ярославским губернатором. Проявил он себя на этих высоких должностях как исключительно талантливый администратор и хороший хозяйственник.

Салонный консерватор

В 1902 году после убийства террористами министра внутренних дел Дмитрия Сипягина и обострения внутриполитической обстановки царь выдвигает Штюрмера на ответственные должности во всесильном ведомстве. Для начала директором Департамента общих дел, где он становится одним из ближайших помощников нового министра – Вячеслава Плеве, убежденного сторонника жесткой линии в борьбе с революционной заразой и крамолой. В этой должности Штюрмер возглавил ревизию хорошо знакомого ему Тверского земства, выявив немало фактов растраты.

В 1904 году Николай назначает его членом Государственного совета, куда обычно направлялись умудренные опытом министры, заслуженные генералы, что говорит о высокой степени благоволения царя. Это позволило Штюрмеру расширить круг знакомств и погрузиться в проблемы государства уже как профессионалу.

С этой целью он организовал своего рода клуб консервативного направления в виде одного из модных тогда салонов, куда пригласил не только коллег по Госсовету, но и некоторых сенаторов, военных, чиновников, преимущественно из МВД. Вхожи были и многие представители высшей аристократии. Эти собрания стали основой созданного позже Отечественного союза – элитарной политической организации, давшей в свою очередь жизнь крупным партиям и объединениям правомонархического толка. Уникальность салона заключалась в том, что при покровительстве власти он помогал объединять верхи и низы, упреждая в этом радикалов-революционеров, работавших, наоборот, на раскол общества по классовому принципу. К сожалению, таких объединяющих народ структур было меньше, чем требовало время, да и власть после спада революционных настроений потеряла интерес к подобным организациям. Это стало одной из крупнейших ошибок самодержавия.

Штюрмер не только поддерживал эти организации, в том числе финансово, но и состоял в некоторых из них, выражая тем самым свои правоконсервативные взгляды. Подобная деятельность вызывала недовольство и критику либералов и левых, желавших перемен и свобод, которые грозили империи потрясениями и катастрофой. Штюрмер уже тогда отдавал себе в этом отчет, призывая «перестройщиков» к ответственному служению Родине как залогу ее благоденствия и процветания.

В 1913-м при праздновании 300-летия династии Романовых он удостоился чести сопровождать Николая с семейством в поездках по стране, что еще больше сблизило верного слугу с государем.

Чужак во главе правительства

Мировая война не сразу определила отношение к ней как самого народа, так и политических сил от консерваторов до радикалов. Патриотические чувства и эйфория после успехов первого этапа войны постепенно сменились усталостью и раздраженностью от череды весьма ощутимых поражений на фронте, последовавших весной 1915 года. Началось великое отступление, вызванное в основном нехваткой боеприпасов и тяжелой артиллерии.

Под наш контроль должны были перейти Босфор и Дарданеллы вместе со Стамбулом и значительная часть Османской империи

Царю, вставшему в конце августа 1915 года во главе русской армии, удалость остановить отступление и наладить снабжение армии всем необходимым. Однако занимаясь фронтом, Николай упустил вопросы в тылу. А там кипели страсти, подогреваемые газетами, слухами и откровенно провокационными действиями, в том числе в Думе и правительстве. Свой интерес в этом имели не только противники, но и, увы, союзники России. Очевидно, что в воюющей стране критика власти недопустима, а свободы должны быть ограничены, что прекрасно показал пример Великой Отечественной. Но в императорской России наступление на «демократию» воспринималось крайне болезненно.

В январе 1916 года царь назначает 67-летнего Штюрмера главой правительства. Он сменил на этом посту более почтенного годами Ивана Горемыкина (о котором мы писали прежде). А с марта – еще и министром внутренних дел, фактически сосредоточив в его руках всю полноту гражданской власти. Это назначение, с одной стороны, говорит об ограниченности кадрового резерва в окружении царя по причине как физического устранения достойных кандидатов, так и их дискредитации в глазах общественности и монарха. А с другой – о высшей степени доверия к Штюрмеру, который ради блага Отечества должен быть готовым подвергнуться жесточайшей обструкции.

И он принял приглашение, прекрасно понимая: его немецкое происхождение в период войны с Германией будет красной тряпкой для оппозиции.

Никогда не работавший в правительстве, Штюрмер с первых дней стал там чужим. Так же его восприняли в Думе – рассаднике бунтарских настроений. Лояльно отнеслись к новому хозяину лишь в МВД, где Штюрмера знали как профессионала.

Какова была его программа на ответственных постах? Сам он заявлял, что основную задачу видит в достижении во что бы то ни стало победоносного конца войны и что она должна быть выиграна какой угодно ценой. Во имя победы премьер призывал к сохранению гражданского мира на основе полного повиновения воле монарха и его правительства и отказа от каких-либо оппозиционных и революционных выступлений.

В то же время он обещал несколько скорректировать внутреннюю политику, избегать крайностей и выражал надежду найти общий язык с законодательными учреждениями. Штюрмер высказывался также в пользу сотрудничества правительства с общественными организациями, признавая их деятельность полезной в жизни не только местной, но и общегосударственной. Кажется, вполне умеренная позиция, которая, однако, была встречена в штыки.

Не найдя поддержки и опоры среди либералов и левых, он продолжал сближаться с правыми, что вызывало лютую злобу оппозиции. Кроме того, у Штюрмера сложились хорошие отношения с другом Семьи – старцем Распутиным. Это автоматически привело к зачислению главы кабинета в партию так называемой темной силы.

Однако настоящие темные силы были скорее в Думе. На пике неудач армии в 1915 году с подачи думцев в стране были созданы военно-промышленные комитеты (ВПК) и земские и муниципальные структуры (Земгор) – организации, возглавляемые крупными промышленниками и близкими к ним кругами в Думе типа Александра Гучкова и Павла Милюкова. Они брались помогать фронту, добиваясь от правительства госзаказов на производство боеприпасов, военно-технического и тылового имущества, закупку продовольствия. Однако частные вклады и личные пожертвования быстро закончились, и руководители ВПК и Земгора перешли на освоение казенных денег, занимаясь откровенным распилом.

Тут и встал на их пути опытный аудитор Борис Штюрмер. Он публично огласил результаты работы этих структур, и они оказались весьма скромными: сам их вклад в помощь фронту не превышал 11 процентов, а из 562 миллионов рублей, выделенных им из бюджета, они освоили только девять, остальные были по сути украдены. Он предложил распустить ВПК и Земгор. Ясно, что после этого принципиальный политик стал врагом номер один для влиятельных казнокрадов и думской оппозиции.

Босфор наш

На царя стали оказывать давление в том числе его родственники, требуя удаления немца из правительства, однако Николай понимал, что Штюрмер делает для России больше, чем десяток ивановых, алексеевых или гучковых. Государь лишь переместил его с поста руководителя МВД в кресло главы МИДа, которое занимал Сергей Сазонов. Произошло это в июле 1916 года. Николаю требовался на этом месте другой человек, искренне преданный России, так как близилась победа и нужно было добиваться от союзников выгодных России политических уступок, на что англофил и масон Сазонов был неспособен.

Именно на этом посту Борис Владимирович достиг наибольших успехов, стертых из нашей короткой памяти. К его основной заслуге нужно отнести секретный договор, заключенный по настоянию Николая с союзниками (известный как соглашение Сайкса-Пико). Он гарантировал России после победы большие территориальные приобретения, в первую очередь на южном направлении.

Под наш контроль должны были перейти проливы Босфор и Дарданеллы вместе со Стамбулом (Константинополем) и значительная часть Османской империи, включая турецкую Армению и нефтеносные районы нынешнего Иракского Курдистана. Россия также получала особые права в Палестине. Можно представить, как энергично сопротивлялась этому Британия, считавшая данные территории сферой своих интересов, однако царь и русский немец были непреклонны.

Другим заметным успехом Штюрмера на посту главы МИДа стало вовлечение в войну на стороне Антанты Румынии. При этом он заставил румын переправить в Москву королевские драгоценности и золото, чтобы за счет неверной союзницы получить известные компенсации в случае сепаратного мира с Германией.

Собственно, уже за это большому русскому патриоту Борису Штюрмеру надо ставить памятник, но «благодарные» потомки поступили с ним иначе. Вскоре после заключения соглашения Сайкса-Пико в России начался инициированный Британией новый виток антиправительственной истерии. Выступивший на очередной сессии Государственной думы в ноябре 1916 года лидер оппозиционной партии кадетов Павел Милюков обвинил правительство и лично Штюрмера в измене и предательстве национальных интересов России.

Поводом для критики оппозиционеры выбрали начавшиеся в стране перебои с продовольствием, трудности со снабжением военных предприятий топливом и срывы железнодорожных перевозок. Перечислив ошибки правительства, называя их намеренным злоупотреблением, Милюков закончил выступление риторическим вопросом: что это – глупость или измена?

Речь была запрещена цензурой, однако быстро стала распространяться в списках и получила широкой общественный резонанс. В них содержались добавления, которых не было в оригинале, в том числе и обвинения в шпионаже императрицы по причине ее немецкого происхождения. Досталось, как всегда, и «темным силам» – Распутину и Штюрмеру.

Первая жертва заговора

От царя вновь стали требовать принятия решительных мер в отношении «предателей Родины». На этот раз к стройному хору доморощенных «патриотов» подключились союзники, особенно усердствовали по понятным причинам англичане. И царь, занятый по уши подготовкой наступления на фронте, принял тяжелое для себя решение – отправить своего преданного слугу в отставку. Тот сделал все, что мог, пожертвовав наконец добрым именем. Но на этом его мытарства не закончились. Простить свой дипломатический позор мстительные британцы русскому немцу не хотели.

К слову, Николай был вполне осведомлен о роли английского посланника в готовящемся заговоре, но не предполагал, что измена так глубоко проникла в ряды его верноподданных. Подруга императрицы Анна Вырубова пишет в воспоминаниях: «Государь заявил мне, что он знает из верного источника, что английский посол сэр Бьюкенен принимает деятельное участие в интригах против их величеств и что у него в посольстве чуть ли не заседания с великими князьями по этому случаю. Государь добавил, что он намерен послать телеграмму королю Георгу с просьбой воспретить английскому послу вмешиваться во внутреннюю политику России, усматривая в этом желание Англии устроить у нас революцию и тем ослабить страну ко времени мирных переговоров».

А что же Штюрмер? Почти сразу после грянувшей всего через три месяца Февральской революции он был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Состояние здоровья 70-летнего старика вызывало опасения у допрашивавших его следователей чрезвычайной комиссии, созданной Временным правительством, и они ходатайствовали о его освобождении. Однако глава правительства, масон и английский ставленник Александр Керенский воспротивился этому. Вместо освобождения умиравший был переведен в тюремную больницу, где и скончался 2 сентября 1917 года. Пришла пора воздать должное верному сыну России с немецкими корнями.

Роман Илющенко,
подполковник запаса, ветеран МВД

Опубликовано в выпуске № 48 (811) за 10 декабря 2019 года

Загрузка...
Аватар пользователя Обормот
Обормот
13 декабря 2019
Выпускник Львовского балалаечного училища Ромка-царедрочер, как всегда передергивает карты. Ну это фирменная фишка всех замполитов. Начнем прочистку гудка этому брехуну. Общая канва верна (замполиты на вранье поднаторели и откровенную пургу заливать не будут). Штюрмер, действительно заливал сала под шкуру казнокрадам и прочим царским педерастам. Только итог какой? Как говорит наш светлейший и солнцеликий: "А посадки где?" Известно где - в одном месте на верхней полке. То есть Николашку вполне себе устраивали все эти фармазоны типа Сазонова (который, будучи известным англоманом, и втравил РИ в ПМВ), Николай Николаевич по кличке "Длинный" (который и просрал компании 1914-1915 годов), устраивали его и земгусары с их комитетами, в общем, вся эта августейшая тусовка. Но когда уже наступил совсем "край" - вспомнили про Штюрмера. Только поздно было пить боржоми - почки отвалились. Все эти разговоры про то, что России отойдут богатые земли и проливы - это влажные фантазии автора - Ромки-царедрочера. Штюрмер через связи Распутина со старообрядцами действительно искал выход из сложившейся ситуации, но искал его не продолжении войны, а в достойном выходе из нее. И как трезвый политик понимал, что речь может идти о выходе из войны на условиях восстановления границы 1914 года, отказу от репараций и контрибуций, взаимных уступках и хотя бы каком-то договоре перестраховки. По образцу Бьоркского договора 1905 года. Рассчитывать на то, что союзнички дадут требуемое было бы наивным. Поэтому Штюрмера удалили из политики не за то, что он разоблачал какие-то махинации и не за то, что сворачивал кровь думским говорунам, а за то, что готовил достойный выход России из ПМВ на весьма приличных условиях. Про то прознала британская разведка (контора мощная и весьма профессиональная), отчего Штюрмеру и поплохело. А затем и его покровителю - тобольскому товарищу Грише Распутину. Ибо укокошил его любитель игры в задок Фелечка Юсупов и Дмитрий Палыч (субъект бисексуальный) в аккурат после отставки Штюрмера. А Ромка-царедрочер вам тут тень на плетень наводит … Про проливы, про территориальные приобретения что-то затирает.
Аватар пользователя Обормот
Обормот
13 декабря 2019
Выпускник Львовского балалаечного училища Ромка-царедрочер, как всегда передергивает карты. Ну это фирменная фишка всех замполитов. Начнем прочистку гудка этому брехуну. Общая канва верна (замполиты на вранье поднаторели и откровенную пургу заливать не будут). Штюрмер, действительно заливал сала под шкуру казнокрадам и прочим царским педерастам. Только итог какой? Как говорит наш светлейший и солнцеликий: "А посадки где?" Известно где - в одном месте на верхней полке. То есть Николашку вполне себе устраивали все эти фармазоны типа Сазонова (который, будучи известным англоманом, и втравил РИ в ПМВ), Николай Николаевич по кличке "Длинный" (который и просрал компании 1914-1915 годов), устраивали его и земгусары с их комитетами, в общем, вся эта августейшая тусовка. Но когда уже наступил совсем "край" - вспомнили про Штюрмера. Только поздно было пить боржоми - почки отвалились. Все эти разговоры про то, что России отойдут богатые земли и проливы - это влажные фантазии автора - Ромки-царедрочера. Штюрмер через связи Распутина со старообрядцами действительно искал выход из сложившейся ситуации, но искал его не продолжении войны, а в достойном выходе из нее. И как трезвый политик понимал, что речь может идти о выходе из войны на условиях восстановления границы 1914 года, отказу от репараций и контрибуций, взаимных уступках и хотя бы каком-то договоре перестраховки. По образцу Бьоркского договора 1905 года. Рассчитывать на то, что союзнички дадут требуемое было бы наивным. Поэтому Штюрмера удалили из политики не за то, что он разоблачал какие-то махинации и не за то, что сворачивал кровь думским говорунам, а за то, что готовил достойный выход России из ПМВ на весьма приличных условиях. Про то прознала британская разведка (контора мощная и весьма профессиональная), отчего Штюрмеру и поплохело. А затем и его покровителю - тобольскому товарищу Грише Распутину. Ибо укокошил его любитель игры в задок Фелечка Юсупов и Дмитрий Палыч (субъект бисексуальный) в аккурат после отставки Штюрмера. А Ромка-царедрочер вам тут тень на плетень наводит … Про проливы, про территориальные приобретения что-то затирает.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц