Версия для печати

Последний довод России

Бужинский Евгений
С 12 по 15 июня в Вене состоялась созванная по инициативе России чрезвычайная конференция государств-участников Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Главной причиной созыва чрезвычайной конференции послужило то, что, по мнению российской стороны, ныне действующий ДОВСЕ в редакции 1990 года безнадежно устарел, утратил всякую связь с реальностью и стал практически нежизнеспособным.


ОБ ИТОГАХ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ ДОВСЕ


С 12 по 15 июня в Вене состоялась созванная по инициативе России чрезвычайная конференция государств-участников Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Главной причиной созыва чрезвычайной конференции послужило то, что, по мнению российской стороны, ныне действующий ДОВСЕ в редакции 1990 года безнадежно устарел, утратил всякую связь с реальностью и стал практически нежизнеспособным.
{{direct_hor}}

Наибольшей ценностью ДОВСЕ, по признанию натовцев, является возможность постоянного мониторинга состояния Вооруженных Сил РФ.
Фото Леонида ЯКУТИНА
Лежащий в его основе блоковый принцип превратился в анахронизм сразу после прекращения существования Варшавского договора.С приемом в НАТО ряда восточноевропейских государств утратил смысл блоковый принцип ДОВСЕ, касающийся необходимости обеспечения баланса сил. В течение всего времени существования договора Россия ценой невероятных усилий делала все возможное, а порой и невозможное для его выполнения. В условиях беспрецедентного по масштабам и срокам вывода войск из стран Центральной и Восточной Европы российской стороной осуществлены самые значительные среди всех государств-участников договора сокращения обычных вооружений, в том числе за Уралом, было ликвидировано более 20 тысяч танков, бронемашин и артиллерии. Россия добросовестно выполняла договор даже в условиях, когда его "фланговые ограничения" препятствовали передислокации сил в пределах российской территории в ущерб интересам, связанным с суверенитетом и территориальной целостностью страны.

При этом наши западные партнеры, блокируя ратификацию подписанного еще в 1999 г. Соглашения об адаптации ДОВСЕ, использовали сложившуюся ситуацию для получения односторонних военно-политических преимуществ. Более того, приняв политическое решение об увязке ратификации Соглашения об адаптации с выполнением Россией безмерных в их трактовке "стамбульских обязательств" в отношении Грузии и Молдавии, страны НАТО совершенно осознанно превратили режим европейского контроля над вооружениями в инструмент достижения политических целей, не имеющих ничего общего ни с европейской безопасностью, ни с контролем над вооружениями. По всей видимости, в свое время у некоторых наших западных партнеров произошло головокружение от успехов после примерки придуманных ими же лавров "победителей в холодной войне".

Расширение НАТО на Восток, реализация планов США по размещению существенных боевых сил в Болгарии и Румынии, по заверениям западных партнеров, не направлены против России. Вполне возможно, что это соответствует действительности. Однако, как перефразировал известное изречение Бисмарка министр иностранных дел России С.В. Лавров, "мы предпочитаем брать в расчет не намерения, а потенциалы".

Нынешняя ситуация, сложившаяся вокруг ДОВСЕ, вполне устраивает натовцев. Действующий договор их не стесняет, поскольку не противоречит военному планированию альянса и не позволяет российской стороне регламентировать действия НАТО в процессе его расширения. В последнее время вся жизнеспособность договора поддерживалась только благодаря обмену информацией и проведению инспекций. При этом наибольшей ценностью, по признанию самих натовцев, является возможность постоянного скоординированного мониторинга состояния российских Вооруженных Сил. Именно это наряду с сохранением для России жестких ограничений на размещение вооружений на собственной территории и является для наших партнеров истинным значением ДОВСЕ как "краеугольного камня европейской безопасности".

На протяжении ряда лет Россия неоднократно на всех уровнях предупреждала страны НАТО о том, что их линия на фактическое превышение установленных договором уровней и затяжку ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ негативно повлияет на жизнеспособность договора. Однако российские озабоченности были проигнорированы.

Год назад в Вене фактически безрезультатно завершилась 3-я конференция по рассмотрению действия ДОВСЕ. При ее закрытии делегация РФ заявила: "Попытки использовать заинтересованность России в сохранении и совершенствовании режима ДОВСЕ в качестве средства давления на нее по не относящимся к Договору вопросам абсолютно контрпродуктивны. Россия заинтересована в этом режиме в той же степени, что и другие его участники - не меньше, но и не больше. С учетом нежелания стран НАТО вести дело к запуску процесса ратификации Соглашения об адаптации Российская Федерация намерена провести всеобъемлющий анализ существующей ситуации... О результатах этого анализа государства-участники ДОВСЕ будут проинформированы".

Такой анализ был проведен. В результате 26 апреля 2007 г. президент России в Послании Федеральному Собранию заявил о целесообразности в случае отсутствия прогресса в переговорах с партнерами объявить мораторий на исполнение РФ обязательств по ДОВСЕ. Этот мораторий действовал бы до тех пор, пока все государства-участники не ратифицируют Соглашение об адаптации и не начнут его строго исполнять, на деле внося свой вклад в сокращение вооружений.

В течение мая с.г. российской стороной было предпринято несколько попыток провести обсуждение сложившейся ситуации на переговорах в рамках Совета Россия-НАТО, однако понимания со стороны партнеров не последовало. В этих условиях РФ воспользовалась своим правом созвать чрезвычайную конференцию государств-участников ДОВСЕ. При открытии конференции российская делегация в своем выступлении подробно изложила исключительные обстоятельства, подорвавшие жизнеспособность ДОВСЕ и побудившие Российскую Федерацию поставить вопрос о созыве конференции и о приостановлении действия договора.

Основными причинами российских озабоченностей являются:

1. Уклонение Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Словакии и Чехии от оформления изменений в составе групп государств-участников в связи с их присоединением к Вашингтонскому договору 1949 г. (НАТО).

Являясь официально членами альянса, по действующему ДОВСЕ в интерпретации Запада их вооружения в общие ограничительные уровни, установленные для стран НАТО, формально не входят.

2. Превышение государствами-участниками, подписавшими Вашингтонский договор 1949 г. или присоединившимися к нему, "групповых" ограничений ДОВСЕ в результате расширения альянса.

Таким образом, реальное, а не формальное превышение максимально разрешенных договором уровней для стран НАТО составляет 5992 танка, 9882 бронемашины, 5111 артиллерийскую единицу, 1497 боевых самолетов и 531 ударный вертолет. Это, так сказать, виртуальное превышение, поскольку оно касается не реально имеющихся вооружений, а лишь прав государств-участников иметь такие вооружения.

Во "фланговой зоне" страны НАТО по состоянию на 1 января 2007 г. имеют реальное превышение установленных договором уровней по наличию вооружений на 1254 танка, 2691 бронемашину и 1590 артиллерийских единиц.

Российская сторона считает, что эти нарушения являются существенными. Они затрагивают основы договорных отношений между сторонами и ставят под вопрос дальнейшую ценность и возможность этих отношений в области, регулируемой договором. По сути, эти нарушения равнозначны отказу от договорного обязательства, поскольку они обесценивают договор для российской стороны; вызывают обоснованные сомнения в том, что в будущем договор будет должным образом соблюдаться странами НАТО и подрывают цели договора.

3. Реализация планов США по размещению обычных вооружений на территории Болгарии и Румынии окажет еще более негативное воздействие на соблюдение "групповых" ограничений ДОВСЕ.

В Основополагающем акте Россия-НАТО члены альянса в свое время отказались от дополнительных развертываний существенных боевых сил на постоянной основе, "усиление может происходить в случае защиты против угрозы агрессии и действий по поддержанию мира в соответствии с Уставом ООН и руководящими принципами ОБСЕ, равно как для учений в соответствии с адаптированным Договором об ОВСЕ, положениями Венского документа... и взаимосогласованными мерами транспарентности". К тому же по действующему договору временное размещение предполагается только в рамках "своей" группы, а, как было изложено выше, новобранцы альянса свой переход в западную группу не оформили.

4. Невыполнение рядом государств-участников принятого в Стамбуле политического обязательства об ускоренной ратификации Соглашения об адаптации.

В Заключительном акте Конференции государств-участников ДОВСЕ (Стамбул, 17-19 ноября 1999 г.) зафиксировано обязательство всех участников договора "оперативно предпринять усилия для содействия завершению национальных процедур ратификации, с тем чтобы Соглашение об адаптации могло вступить в силу как можно скорее". Причем по настоянию стран НАТО, это обязательство было обусловлено лишь необходимостью соблюдения Россией "фланговых" уровней Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

Здесь нужно подчеркнуть, что к концу 2001 г., несмотря на сложную ситуацию на Северном Кавказе, Россия вписалась в "согласованные уровни", но это не ускорило ратификацию странами НАТО Соглашения об адаптации ДОВСЕ. Вместо этого они призвали Россию проявить "дополнительную транспарентность" при выводе излишков ОДВТ с Северного Кавказа с тем, чтобы можно было проверить российские данные и по итогам проверки отчитаться перед своими парламентами. Российская сторона на протяжении ряда лет, проявляя конструктивный подход, предоставляла вне рамок договора дополнительную информацию, в частности касающуюся уведомлений о вооружениях, временно введенных во фланговый район. Однако это не сдвинуло с мертвой точки ратификацию Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

Примерно со второй половины 2001 г. наши западные партнеры, словно забыв о фланговых уровнях, упорно настаивают на "полном выполнении" Россией стамбульских договоренностей по Грузии и Молдавии, имея в виду те их аспекты, которые вообще не относятся к договору (последние по времени выдвижения требования наших партнеров касаются необходимости выселения российских военных пенсионеров из занимаемого ими жилья в городке бывшей военной базы Гудаута и вывоза на территорию России вооружений, находящихся под контролем Приднестровья). При этом нет никакой уверенности в том, что список выдвигаемых ими условий не будет расширяться и далее, тем более что на вопрос о том, что в представлении наших партнеров означает "полное выполнение", четкого и однозначного ответа нет.

Кстати, сами "стамбульские обязательства" были структурированы и сформулированы так, чтобы обеспечить скорейшее вступление Соглашения об адаптации ДОВСЕ в силу и его выполнение. Все обязательства, связанные с ДОВСЕ, по выводу из Молдавии и Грузии ограничиваемых договором вооружений Россия выполнила еще в 2001 г.

5. Неучастие Латвии, Литвы и Эстонии в ДОВСЕ и таким образом наличие территории, "свободной" от ограничений на размещение вооружений, в том числе и вооружений других стран.

В конце 1991 г. в результате распада СССР государствами-участниками ДОВСЕ было принято решение об исключении территорий Латвии, Литвы и Эстонии из района применения договора. При этом исходили из того, что после вывода советских войск страны Прибалтики будут иметь де-факто демилитаризованный статус, хотя это и не было в то время зафиксировано.

С тех пор Латвия, Литва и Эстония вступили в НАТО, а на территории Литвы появились боевые самолеты участников ДОВСЕ из числа натовских государств. Страны Прибалтики модернизируют свои вооруженные силы в соответствии с натовскими стандартами. В то же время эти страны, несмотря на заявленную готовность, до сих пор не присоединились к ДОВСЕ.

6. Неприемлемость ситуации с ограничением возможности размещения российских вооружений на своей собственной территории. Необходимость отмены действующих в отношении России фланговых ограничений.

Сегодня сохранение фланговых ограничений на территории России выглядит как дискриминация и абсурдный анахронизм, мешающий Вооруженным Силам РФ полноценно выполнять общую для всех государств-участников задачу - бороться с международным терроризмом.

В своем выступлении российская делегация подчеркнула, что возможное приостановление действия договора является не самоцелью, а последним доводом в пользу восстановления его жизнеспособности. Были представлены предложения, своего рода "дорожная карта", где были обозначены шаги на пути к выходу из создавшейся кризисной ситуации. Такими шагами могли бы стать следующие договоренности: возвращение Латвии, Литвы и Эстонии в договорное поле; понижение суммы разрешенных уровней и наличия вооружений стран НАТО в целях компенсации потенциала, приобретенного альянсом в результате двух "волн" расширения; принятие политического решения об отмене фланговых ограничений для территории РФ; разработка общего понимания термина "существенные боевые силы" и проявление соответствующей сдержанности в период до его согласования; вступление в силу или, по крайней мере, начало временного применения Соглашения об адаптации не позднее 1 июля 2008 г.; разработка условий присоединения к ДОВСЕ новых участников и дальнейшая модернизация договора.

Что же касается вопроса о возможном приостановлении действия договора, было отмечено, что ДОВСЕ и международное право в целом предусматривают широкий набор инструментов для защиты интересов государства-участника, вплоть до возможности выхода из договора. Эта мера является менее жесткой, чем предусмотренный договором выход из него, и, соответственно, допускается международно-правовым принципом: "если разрешено большее, то разрешено и меньшее".

Главная мысль, которую пыталась донести до восприятия и понимания российская делегация: Россия больше не может и не будет любой ценой выполнять устаревший договор в ущерб собственной безопасности, и если у западных партнеров есть действительная заинтересованность в восстановлении жизнеспособности ДОВСЕ, то им стоило бы серьезно задуматься над российскими предложениями. С практической точки зрения приостановление на соответствующий период времени освободит Россию от выполнения всех положений договора и связанных с ним документов (в том числе об ограничениях на количество обычных вооружений, о приеме инспекций, о предоставлении информации).

Полностью поддержала российскую позицию делегация Белоруссии. Представитель Казахстана высказал озабоченность невыполнением многими странами стамбульского обязательства о скорейшей ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ. Ярким было выступление представителя Армении, отметившего, что "все клянутся в любви к ДОВСЕ, но пальцем о палец ради этой любви ударить не хотят. И почти всех нынешняя ситуация вполне устраивает, за исключением России, которая, чтобы быть услышанной, была вынуждена прибегнуть к созыву чрезвычайной конференции".

Какая же реакция последовала на российские предложения со стороны стран НАТО? Она оказалась вполне прогнозируемой. Они отказались поддержать российские предложения по разблокированию тупиковой ситуации вокруг ДОВСЕ. Практически все повторили старый лозунг - ратифицируем Соглашение об адаптации ДОВСЕ, как только Россия выполнит полностью "стамбульские обязательства" по Грузии и Молдавии. Примечательно, что по пресловутым "стамбульским обязательствам" все же единства в НАТО нет. Некоторые европейцы готовы хоть завтра начать ратификацию Соглашения об адаптации ДОВСЕ, но мешает, мол, натовская дисциплина.

Большинство натовских делегаций "перепевали" старые позиции о важности нынешнего режима ДОВСЕ как "краеугольного камня" европейской безопасности. Называли нынешнюю конференцию новым этапом в диалоге о повышении эффективности договора. Так, заместитель госсекретаря США Д. Фрид, возглавляющий американскую делегацию, даже предложил еще раз собраться на чрезвычайную конференцию нынешней осенью для продолжения "конструктивного диалога". Одновременно от серьезного обсуждения российских предложений страны НАТО ушли. Ничего конкретного взамен ими предложено не было. Вновь и вновь - призывы продолжать диалог.

Судя по всему, главной задачей западников на конференции было удержание России от введения моратория на выполнение обязательств по ДОВСЕ. Терять режим контроля над вооружениями европейцы не хотят, но в то же время оказались не готовы и к совместному поиску конструктивных решений, предпочтя тупиковый путь. В результате согласовать и принять заключительный документ на конференции оказалось невозможным. В своем заключительном выступлении российская делегация спокойно и аргументированно показала, что нынешний договор не отражает более баланса интересов стран-участниц, включая Россию, подчеркнула, что итоги конференции полностью подтверждают справедливость выводов, сделанных российской стороной на основе анализа ситуации вокруг ДОВСЕ и ее воздействия на безопасность Российской Федерации. Информация об итогах конференции и соответствующие предложения будут доложены руководству России. О принятых решениях государства-участники будут своевременно проинформированы.

Не исключено, что в самое ближайшее время Россия приступит к практической реализации мероприятий, связанных с приостановкой российской стороной выполнения обязательств по ДОВСЕ.

Евгений БУЖИНСКИЙ
начальник Международно-договорного управления - заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ, генерал-лейтенант, заместитель руководителя делегации России на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями, участник чрезвычайной конференции государств- участников ДОВСЕ

Опубликовано в выпуске № 25 (191) за 4 июля 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...