Версия для печати

Россия отказывается от банановой политики

Подкоп под США в планы СССР не входил
Балиев Алексей
На открытии сахарного завода «Июльская победа» президент Никарагуа Даниэль Ортега награждает Фиделя высшей степенью ордена Августо Сесара Сандино «Битва за Сан-Хасинто». Фото: fidelcastro.cu

Никарагуа занимала особое место в советской политике и не только в связи с мощным антиамериканским повстанческим движением в этой стране и ее географическим положением в Центральной Америке.

Здесь издавна планируется новый трансокеанский канал, с которым США в прямом смысле обманывали диктатора Анастасио Сомосу. Из-за чего он почти решился на помощь СССР и Югославии в этом проекте и даже заставил Штаты досрочно вернуть Никарагуа в начале 70-х годов ряд арендуемых ими западнокарибских островов («Подкоп под Вашингтон»). Но заменить клан Сомосы Вашингтону было некем, а антиамериканское повстанческое движение в стране нарастало с конца 60-х.

Оно было почти идентично кубинскому 50-х по социальной базе (в основном батраки на американских плантациях сахарного тростника, бананов, кофе и хлопка) и политическим лозунгам. То есть это движение вовсе не было нацелено на копирование опыта СССР. Тамошняя просоветская компартия поддерживала повстанцев – Фронт освобождения имени А. С. Сандино (СФНО), но сандинисты, утвердившиеся в стране с 1979 года, предоставили ей считаные, притом не ключевые должности в правительстве, опасаясь отторжения населением «импорта» социализма советского образца. Но без помощи от СССР новые власти не могли обойтись.

В Кремле решили не провоцировать новый Карибский кризис, и проект остался на бумаге

В первый период правления СФНО – в 1979–1990 годах Никарагуа превратилась во второго после Кубы стратегического союзника Москвы в Латинской Америке. И получала масштабную экономическую и военно-техническую помощь. За период войны сандинистов против проамериканских контрас СССР поставил в страну вооружения на три миллиарда долларов. Тогда же в Никарагуа находились почти 700 советских военных специалистов, в том числе 80 срочников.

Почти вся экономическая инфраструктура, а социальная – полностью была создана заново с советской (и частично с кубинской) помощью. Что, по нынешним меркам, обошлось Москве более чем в четыре миллиарда долларов. Манагуа расплачивался поставками бананов, кофе и морепродуктов. Хотя «платежи» были символическими, их в Москве засчитывали по мировым ценам в погашение долгов перед СССР.

В 80-х годах более пяти тысяч никарагуанцев окончили советские вузы и средние специальные учебные заведения. Еще около трех тысяч человек были подготовлены советскими преподавателями и специалистами в Никарагуа. С начала 2010-х подобная помощь возобновилась. Кстати, с 1999 года в Манагуа действует Ассоциация выпускников советских и российских вузов, объединяющая около трех тысяч человек.

Но в тот период в Никарагуа был свой Че Гевара – Эден Пастора, один из лидеров СФНО с середины 60-х годов. Он был против растущей зависимости страны от СССР, предлагая соратникам и Гаване вступить в союз с КНР, в том числе для строительства межокеанского канала, и распространить повстанчество на все страны региона, включая Мексику и британский доминион Белиз. Дошло до создания Пасторой к 1983-му «второго» СФНО, но вскоре эта структура потерпела военное поражение и ее основатель отказался от политической деятельности. Он проживает в Никарагуа, ныне ему 83 года. По некоторым данным, Москва настаивала на жесткой изоляции Пасторы, но Гавана была против, и власти страны, опираясь на эту поддержку, отстояли его.

Что касается никарагуанского канала, власти предлагали СССР долгосрочную бесплатную аренду какого-либо морского порта для военных нужд в обмен на сооружение этой артерии. Но в Москве решили не провоцировать новый Карибский кризис, и проект остался нереализованным. Хотя в начале 2000-х годов за него взялся Пекин, но по политическим и экономическим причинам реализацию проекта в середине 2010-х снова отложили на неопределенные сроки.

В конце 80-х Москва бросила всех союзников, Никарагуа в том числе, что вскоре привело к отстранению СФНО от власти. С 2007 года сандинисты снова возглавляют страну, но с тех пор о социалистической ориентации заявляют лишь изредка. Зато геополитические факторы способствовали возвращению России в эту страну к началу 2000-х.

В 1996–2004 годах была урегулирована задолженность Никарагуа перед СССР – почти 3,5 миллиарда долларов. В денежной форме Манагуа выплатил только 37,4 миллиона. По остальной сумме Москва сначала предоставила 90-процентную скидку и 15-летнюю рассрочку платежей, а к середине 2010-х упразднила и долг, и проценты. По объему списания Россия занимает первое место из государств-кредиторов этой страны. А в 2007 году для укрепления своих позиций мы выделили через Всемирный банк свыше пяти миллионов долларов на выкуп долгов Никарагуа по коммерческим кредитам третьих стран.

Нынешнее двустороннее сотрудничество определяется в основном состоянием наших отношений с США. Но сандинистские власти уже не считают опору на Москву главной задачей своей политики.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 49 (812) за 17 декабря 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц