Версия для печати

Охота на Сталина — часть II

Был ли у вождя двойник
Рощупкин Владимир

Убедительным доказательством совместной подрывной деятельности спецслужб Берлина и Токио против Советского Союза был меморандум рейхсфюрера Гиммлера о совещании с послом Осимой в Берлине 31 января 1939 года.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

«Сегодня я посетил генерала Осима... Мы обсудили заключение договора, благодаря которому треугольник Германия – Италия – Япония принял определенную твердую форму. Он сообщил мне также, что вместе с германским контршпионажем (абвер) осуществляет большую работу по разложению в России через Кавказ и Украину. Однако эта организация сможет стать эффективной только в случае войны, – говорится в документе. – До этого ему (Осиме. – В. Р.) удалось послать десять русских с бомбами через русскую границу. Они имели приказ убить Сталина. Большое количество других русских, которых он также послал, были застрелены на границе».

Двое агентов, заброшенных в сентябре 1944-го для покушения на Сталина, были вооружены портативным гранатометом

Сам Осима на Токийском процессе упорно отрицал причастность к подготовке убийства Сталина, в то же время признавая, что покушение было бы делом весьма рискованным. Есть данные, что Сталина намечалось убить на Кавказе, в Мацесте, где он принимал ванны. Его должны были расстрелять разрывными пулями. Эта операция считалась столь рискованной, что возвращение группы террористов планом не предусматривалось.

Действительно, их шансы были ничтожны. Для охраны высших руководителей принимались чрезвычайные меры. Существует даже легенда, что в целях безопасности у Сталина был двойник, заменявший его на многолюдных мероприятиях. Он якобы хорошо знал манеры, привычки, жесты «вождя народов».

Эта легенда, возможно, имеет под собой почву. Канадский репортер Илья Гэрол, много лет живший в нашей стране, провел собственное журналистское расследование и утверждает, что фамилия двойника – Лубницкий. Однако эти публикации Гэрола у нас неизвестны. Доживший до наших дней охранник Сталина в разговоре с автором отрицал существование каких-либо двойников вождя.

Пуленепробиваемый «Паккард»

Даже в том случае, если бы произошло невероятное и агентам вражеских спецслужб удалось подкараулить автомашины с государственными лидерами, киллеров ждало разочарование. Правительственные машины ездили группой и при движении часто меняли место в колонне. Так что определить, в какой из них вождь, а где охранники, было трудно. К тому же лимузины ЗИС-101 внешне никак не отличались, все одного цвета.

Правда, Сталин часто ездил на американском «Паккарде». Но этот автомобиль имел бронированный корпус, пуленепробиваемые стекла и систему распыления отравляющего газа для защиты от нападения. Масса машины без пассажиров составляла семь тонн. Такому «броненосцу» ни пули, даже выпущенные в упор, ни осколки ручных гранат были нестрашны. Остановить личное авто Сталина мог только фугас большой мощности или противотанковая мина. Но их надо было тайно заложить под асфальтом по маршруту движения «Паккарда» и в нужное время подорвать. Задача невыполнимая даже для головорезов Скорцени.

В 1943 году на вооружении вермахта появилось новое противотанковое средство – ручной реактивный гранатомет калибра 82 миллиметра, предшественник фаустпатрона. С расстояния до 150 метров реактивная граната могла пробивать броню до 200 миллиметров. Портативным вариантом подобного оружия под названием панцеркнакке были экипированы двое агентов, заброшенных под Смоленск в сентябре 1944-го. Реактивный снаряд пробивал броню толщиной 45 миллиметров. Но у германской разведки и диверсионных служб руки к тому времени уже были слишком коротки.

Замести следы не удалось

Для доказательства виновности Осимы требовались очень веские факты. И в результате кропотливейшей работы суда они были найдены. В их числе свидетельства японских генералов и офицеров, письменные показания белогвардейцев Семенова и Родзаевского, протокол допроса Гесса, другие документы. Конечно, собрать их было непросто. Как известно, 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о капитуляции. Бомбардировок в то время уже не было, но над Токио, рассказывали очевидцы, стояли огромные столбы темного дыма. Чтобы замести следы военных преступлений, японцы уничтожали архивы, в том числе документы разведки. По всем министерствам и ведомствам спешно сжигалось огромное количество бумаг. Но все же обвинение получило неопровержимые доказательства. На их основе Международный военный трибунал признал бывшего генерал-лейтенанта императорской армии Осиму виновным и в приговоре записал: «Подсудимый, находясь в Берлине, тайно занимался подрывной деятельностью, направленной против Советского государства и его руководителей, обсуждая эти вопросы с Гиммлером».

Фамилия Сталин в суде не называлась. Тем более в таком деликатном контексте, как личная безопасность советского руководителя.

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук

Опубликовано в выпуске № 49 (812) за 17 декабря 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...