Версия для печати

Маршрутная карта Асгардии

Космическая синергия: специалистов со всего мира объединил полет научной мысли

14 октября в немецком Дармштадте начал работу I Научно-инвестиционный конгресс Асгардии. Три дня ученые, астронавты и бизнесмены обсуждали вопросы создания искусственной гравитации, защиты от космического излучения и другие проблемы исследования и освоения космоса, тесно связанные с главной задачей Асгардии – рождением первого ребенка в космосе.

Великолепной возможностью объединить лучшие умы планеты, преодолеть разделение между странами и научными дисциплинами, чтобы осуществлять прорывные проекты, назвал конгресс его президент, руководитель космической лаборатории Антверпенского университета и министр науки Асгардии профессор Флорис Ваутс.

Научно-инвестиционный конгресс открыл глава космической нации Игорь Ашурбейли. Он поздравил асгардианцев с трехлетием создания государства, обозначил основной приоритет деятельности и рассказал о главной идеологической и научной миссии.

«Наша конференция приурочена к третьей годовщине создания первой космической нации Асгардия, которую мы праздновали два дня назад – 12 октября. Пользуясь случаем, поздравляю всех асгардианцев, которых уже больше миллиона более чем в 200 земных странах, с нашим национальным праздником. В Асгардии определены 12 основных направлений национальных интересов. Но не случайно именно научное направление стало причиной проведения этой первой нашей масштабной конференции. Таким образом, обозначен основной приоритет деятельности нашей нации – долгосрочное исследование и освоение космоса. Маршрутная карта на этом пути состоит из трех основных пунктов: опасности, преимущества и цели.

Какие опасности?

Для экспедиций в дальний космос необходимо искать решения по защите от космического излучения и созданию искусственной гравитации

Опасно взять в эту дальнюю космическую дорогу огромный чемодан накопившихся тысячелетиями земных проблем. Нельзя допустить милитаризации космоса, спроецировав на него земные границы. Необходимо осознать, что только около 20 стран из 229 имеют доступ в космос и к космическим технологиям. Это дискриминация космического масштаба в отношении стран, несправедливо называемых странами третьего мира, и их граждан. А попросту – к землянам и асгардианцам. Национальные космические агентства эгоистичны. Они решают задачи, поставленные финансирующими их правительствами, что абсолютно естественно. Но кто же будет решать общие проблемы человечества в космосе?

Какие преимущества?

Асгардия способна глобально демократизировать космическую науку. Ученые сегодня зажаты в рамках национальных законодательств, иногда весьма далеких от свободы творчества, общения, перемещений, имеющих множество иных ограничений. Это недопустимо и преступно по отношению к человечеству в целом, и мы в отличие от политизированных и взаимно враждебных земных государств способны выйти за рамки искусственно навязанных запретов. Значимым преимуществом Асгардии является также экономическая составляющая. Нам нет необходимости тратить средства государственного бюджета на такие традиционные для земных стран статьи, как сельское хозяйство, дороги, энергетика, армия и другие, составляющие львиную долю бюджетов земных государств. Даже о пенсиях можно пока забыть с учетом молодого среднего возраста асгардианцев. А это означает, что можно сконцентрировать практически все финансовые ресурсы национального бюджета исключительно на космосе. А значит, на самых высокотехнологичных и прорывных проектах. Беспроигрышный вариант.

Какие цели?

Теперь о главной идеологической и научной миссии Асгардии: рождении первого человеческого ребенка в космосе. Сразу отмету ханжеские спекуляции на тему рисков деторождения как для матери, так и для ребенка. Человечество никогда не стало бы тем, что оно есть сегодня, если бы наши деревянные корабли не уходили из теплых и не очень гаваней в полную неизвестность – к берегам, которых не было не то что на Google Maps, но вообще ни на каких картах. Мы просто обязаны дать самим себе шанс теперь, более или менее освоив Землю и осознав конечность нашего на ней существования. Шанс на продолжение человеческого рода во Вселенной. Все величественные проекты колонизации Марса и других планет – это билет в один конец без человеческого первенца. Конечно же, это произойдет в условиях, созданных на базе всех необходимых серьезных научных проработок. И эта идеологическая миссия имеет вполне научные основы. Их три. 1. Биологическая возможность. 2. Искусственная гравитация. 3. Защита от радиации. Мы собрались сегодня, чтобы объединить ученых и инвесторов всего земного мира в решении глобальной задачи продолжения человеческого рода во Вселенной».

Программу масштабного научного мероприятия составили пленарные заседания, на которых представители разных отраслей знаний ознакомились с результатами исследований своих коллег. Доклады сопровождались видеопрезентациями, обменом мнениями, живым диалогом участников.

«Для меня главная удача конгресса заключается в том, что здесь встретились талантливые умы из смежных областей знаний, и они, если сопоставить этот процесс с биологическим, опыляют друг друга», – сказал президент конгресса, руководитель космической лаборатории Антверпенского университета, министр науки Асгардии, профессор Флорис Ваутс.

«Абсолютно уверен, что в следующем десятилетии мы вернемся на Луну, – поделился с участниками конгресса глава Европейского центра подготовки астронавтов бельгийский космонавт Франк де Винне. – Но уже не в процессе гонки, как это было 50 лет назад, чтобы первыми воткнуть флаг. На этот раз мы вернемся на Луну в партнерстве, чтобы остаться там и проводить исследования. Такова цель всех партнеров и Европейского космического агентства в частности. Появятся стационарные поселения и базы для работы на Луне. Для этого мы должны научиться использовать ресурсы, которые находятся на Луне. Как только мы освоим эти технологии, сможем оставаться на Луне так же долго, как сейчас на орбитальной станции, где люди живут и работают уже больше 20 лет».

Флорис Ваутс тоже поделился впечатлениями от Первого научно-инвестиционного конгресса и рассказал о долгосрочных перспективах этого масштабного мероприятия: «Он превзошел все мои ожидания. Во-первых, в конгрессе приняла участие большая группа ученых и бизнесменов. Я посетил множество научных конгрессов и заметил, что к последнему дню в зале остается примерно пять человек. У нас же осталось много людей. И это, безусловно, успех. Во-вторых, качество презентаций – оно было превосходнейшим. Я многому научился, многое узнал. И не поверхностно, а достаточно подробно о тех вещах, которые нужны для исследований. Мы изучаем воздействие микрогравитации на человеческий мозг и обнаружили, что из-за перемещения жидкостей в организме в результате космического полета образуется внутреннее давление на череп, которое к тому же увеличивает температуру. А сегодня из доклада я узнал, что увеличение температуры в свою очередь увеличивает риск поражения космической радиацией. Таким образом, результат исследований, с которым я ознакомился, имеет практическое применение в сфере не только радиологии, но и науки о гравитации».

Большой удачей Флорис Ваутс считает то, что на конгрессе встретились «ученые из смежных областей знаний, и они, если сопоставить этот процесс с биологическим, «опыляют» друг друга. Получается новое направление, расширение горизонта. Асгардия показала, что конгресс явился платформой для пересечения различных областей науки, для междисциплинарного взаимодействия и достижения общих целей. Асгардия старается привлечь все талантливые умы современности, стимулировать их вне границ стран. Для настоящего ученого это много значит. Здесь уместна аналогия с футболом: например, не все игроки из команды «Спартак» (Москва) родились в Москве. Они собрались со всей планеты. Потому что идея этой команды – в талантливом составе».

Профессор Лоуренс Янг стал первым докладчиком на сессии конгресса, посвященной искусственной гравитации. Он рассказал, что когда разработчики «Аполлона-11» создавали корабль для исторической лунной миссии, у них было такое чувство, будто они строят собор Норт-Дам де Пари. Доктор Янг считает, что искусственная гравитация будет иметь огромное значение для астронавтов, особенно для тех, кто отправляется в длительные космические миссии, такие как полет на Марс: «Центрифуга на борту корабля поможет поддерживать форму астронавта в течение многих месяцев, которые потребуются, чтобы добраться до Красной планеты». Докладчик начал с экскурса в историю искусственной гравитации. «Мы научились анализировать различия между результатами первых советских космонавтов и первых американских астронавтов. И задумываемся над тем, почему они такие разные. Американские астронавты не страдали синдромом космической адаптации (СКА), в то время как многие советские космонавты его испытывали. Но если сообщений от американских астронавтов о СКА не поступало, то это не значит, что его не было…

В оценочном листе астронавтов «Аполлона» указано: некоторые астронавты имели отрицательный анамнез СКА, и опрос показал, что эти люди, похоже, имели иммунитет к синдрому. Как можно предсказать восприимчивость к СКА? У кого из нас большая вероятность иметь иммунитет? Появился и ответ: размер летательного аппарата был критическим фактором. Советские ЛА с самого начала были больше, чем американские, и позволяли больше двигаться. Когда американские корабли достигли таких размеров, как «Аполлон», в котором можно было передвигаться, количество инцидентов, связанных со СКА, также возросло. Поэтому возрождение интереса к тому, как функционирует вестибулярный аппарат в космосе и как это связано с искусственной гравитацией, было вызвано не фундаментальной наукой, а эксплуатационными проблемами».

Марк Белаковский – заместитель директора Института медико-биологических проблем Российской академии наук (ИМБП РАН), ведущий организатор крупнейших изоляционных экспериментов, имитирующих межпланетные перелеты, проведенных в 2007–2019 годах Россией, ЕКА, НАСА и Китаем, профессор и лауреат Национальной награды Асгардии – рассказал о возможности рождения ребенка в космосе. «Для того чтобы человек родился в космосе, надо хорошо тренироваться на Земле. Это во-первых. Во-вторых, на мужчину ложится колоссальная ответственность, а на женщину очень большая нагрузка: и эмоциональная, и физиологическая. И необходимо уберечь ее от невзгод, знать риски и постараться их предупредить. В итоге все будет зависеть от ситуации на Земле. Дай бог, чтобы мы вместе работали, тогда мы будем системно планировать все этапы этой миссии.

Зачать, выносить и родить ребенка – наверное, не самое сложное. Это механизм, который возможно реализовать в ближайшее время. Главная задача – сохранить здоровье ребенка и матери, предусмотреть их благополучное возращение на Землю. Кроме того, я не думаю, что первое рождение будет происходить во время полета в дальний космос. Должны быть какие-то точки опоры, например Луна. И здесь сразу выходит на первый план роль врача. Когда мы говорим о дальнем космическом полете, то там без него не обойтись. Он может полететь, например, как командир, и совмещать командование с решением медико-биологических задач. Нельзя отправляться в дальний космос, не имея в экипаже человека, который сможет взять на себя ответственность за все медицинские и биологические операции».

Председатель Комитета по науке парламента космического государства Лука Соррисо-Вальво рассказал о главных темах конгресса, о роли Асгардии в космической науке и наилучшем способе укрепить репутацию в мировом сообществе: «Я родился в 1973 году, к тому времени полеты в космос стали уже обычным делом. Рос со знанием того, что люди бывают в космосе и работают там. И это была захватывающая мысль. Хорошо помню, что мечтал стать астронавтом. Представители этой профессии были для меня примером для подражания. Но в 14 лет, когда я начал носить очки, мечта, к сожалению, стала несбыточной.

Из всех задач в области освоения космоса, которые сейчас стоят перед людьми – прежде всего перед учеными и конструкторами, трудно выделить самые сложные. Здесь каждая задача – вызов, и их количество растет с каждым днем. Несомненно, для длительных космических экспедиций необходим поиск технологических решений по защите от космического излучения и созданию искусственной гравитации. Что касается планов создания второго полноценного дома человечества – обживания космического пространства, то они, мне кажется, находятся на ином уровне. Это задача более фундаментальная и захватывающая. На мой взгляд, это самый смелый вызов, связанный с эволюцией всего нашего вида.

Космические исследования, как и наука вообще, нуждаются в финансировании, обойти этот факт невозможно. Так что прежде всего в краткосрочной перспективе Асгардия должна стать центром притяжения для ученых и инвесторов, посредником между ними, подобно Академии наук. И как академия должна выбрать и преследовать ряд конкретных научных целей. Именно такова идея дармштадтского конгресса. Нам нужно установить связи и начать действовать в качестве агента. В среднесрочной перспективе мы должны мобилизовать финансы, необходимые для поддержания научных исследований. Для этого потребуется развитие и становление экономики Асгардии.

Наконец, в долгосрочной перспективе, я очень надеюсь, что Асгардия создаст и будет финансировать свои собственные исследовательские институты и лаборатории».

Автором одной из интереснейших презентаций, представленных на конгрессе, стал Джейкоб Малдер, живущий в Нидерландах и гражданином Асгардии ставший совсем недавно. У него серьезное заболевание позвоночника. Возможности людей с таким недугом принято считать ограниченными. Но познакомившись с докладчиком, слушатели убедились в том, что возможности, а главное – вера в себя у этого человека ограничены гораздо менее, чем у большинства здоровых людей. Специалист в области IT-архитектуры, Джейкоб Малдер так вдохновился идеями Асгардии, что пришел к выводу: его сотрудничество с космическим государством способно не просто приносить взаимную пользу, но и осуществлять мечты, которые оказались общими. «Когда я впервые услышал об Асгардии, подумал: наконец-то! У нас появилась платформа, где серьезные люди говорят серьезно о вещах, что могут послужить всем землянам. Поэтому я буду популяризировать идею Асгардии. Лучший из способов популяризации – наглядный. На протяжении конгресса я очень много снимаю. Сделал множество фотографий астронавтов, бизнесменов, ученых – людей с большой научной и профессиональной репутацией. Репутация – вещь, к которой в моей сфере относятся серьезно. Одна из главных причин, почему я примкнул к Асгардии, личная. С 11 лет диагностировано осложненное искривление позвоночника. Со временем состояние ухудшается: истираются позвоночные диски. Я могу немного постоять и даже походить – как таковая способность сохранилась, но при этом испытываю сильную боль. И после даже небольшого напряжения ноги не слушаются меня. Однажды два года я лежал и был отрезан от общества. Это тяжелейший опыт, которого не пожелаю никому. К сожалению, врачи сказали, что болезнь прогрессирует, и через 15 лет буду обездвижен навсегда.

Но я не сдался – мой мозг здоров и напряженно работает. Пространство вокруг себя я организовал максимально удобно: усовершенствовал коляску USB-подключением, держателем для стакана, компьютерным столиком, а также сделал по возможности комфортной машину. Земное тяготение постепенно разрушает мой позвоночник, и необходимо каким-то образом избавиться от его воздействия. Я знаю, что полет в космос подразумевает множество рисков, и я готов на них пойти. С помощью Асгардии надеюсь оказаться в космосе через 15 лет».

В своем докладе «Роевая архитектура устойчиво развивающихся космических колоний» Джейкоб Малдер предлагает особый тип архитектурного устройства в космосе — «роевой». Ее основной принцип – стандартизация и самоподдержка систем. Коммерческая платформа для реализации идеи: большое количество небольших инвестиций, доступных людям среднего достатка.

По материалам журнала «ВКС», № 4, 2019.

Опубликовано в выпуске № 50 (813) за 24 декабря 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...