Версия для печати

Каким может быть сверхтяжелый танк

300 тонн под рельсотрон
Черкасов Сергей

Танки неумолимо прибавляют в весе. Возникает вопрос: а что дальше? До стотонных танков, а то и больше?

«Абрамс» с начала 80-х потяжелел на 16 процентов – до 63 тонн. «Леопард-2» с 1979 года вырос в массе на 26 процентов – до тех же 63 тонн. Израильская «Меркава» стартовала с 60 тонн в том же 1979-м, но в новом веке пополнела на 16 процентов – почитай до 70 тонн. Корейская «Черная пантера» от первой своей реинкарнации до второй набрала почти восемь процентов… Если взять средний вес всех основных танков, не только этих четырех, увидим, что в среднем за последние 40 лет они тяжелели на 300–400 килограммов каждый год. Французский «Леклерк» пополнел только на пять процентов, но он и стартовал в 1990-м более увесистым, а сейчас дорос в серии XXI до 57,4 тонны.

Казалось бы, главные танкостроители мира должны демонстрировать стремление держаться пристойного веса. Но и тут прослеживается очевидный рост: Т-72 «Урал» весил всего 41 тонну, а Т-72Б3 потяжелел на 12 процентов. Т-90 изменился мало, располнев всего на 4,3 процента, зато масса Т-14 со старта скакнула до 55 тонн. Чем руководствуются наши конструкторы, непонятно: большой и толстый танк – всегда проблемы с логистикой: тут он вязнет в почве, там его не держит мост, а здесь даже в атаку идти не может. Зачем такой танк?

С другой стороны, уж больно разнообразны дешевые средства поражения бронетехники пехотой. Развелось их на поле боя немерено. Они бьют не только в борта и корму, но еще и в верхнюю полусферу – мягкое место любого танка.

Можно предположить появление многобашенных танков с классическим 150 и 120-мм вооружением

Опять же, обозначилась интересная тенденция – появляются беспилотные машины, способные нести внушительные калибры. Фактически мы видим возвращение легких и средних танков прошлого, только без экипажей. Почему бы тогда не вернуться тяжелому танку прорыва?

Попробуем представить, как он должен выглядеть.

Во-первых, ему необходима отличная всеракурсная пассивная защита, чтобы бронирование как лобовое, только со всех сторон… или хотя бы почти такое же. Это купирует такие угрозы, как барражирующие боеприпасы, сверхлегкие беспилотники, гранаты РПГ.

Во-вторых, разнообразная активная защита. Желательно, чтобы она распространялась и на окружающую танк группировку войск. Активная защита требует наличия радаров, а значит, танк будет выполнять функции разведки и целеуказания.

В-третьих, если уж мы теперь не боимся всей это пехотной свистопляски и готовы даже сбивать ПТУР, то логично было бы прикрыть наше детище от атак с воздуха. То есть его вспомогательным вооружением будет зенитный ракетный комплекс. Чтобы шугать вертушки и не давать расслабляться штурмовикам. Заодно организуем зонтик ПВО для союзных войск.

В-четвертых, нам нужно серьезное вооружение. Если уж мы создаем такую сверхзащищенную махину, логично, чтобы она обладала соразмерной огневой мощью. Тут есть два варианта. С одной стороны, городить огород ради банального 150-мм или даже 200-мм орудия бессмысленно. Нужно что-то принципиально новенькое, например рельсотрон. Эта шайтан-пушка требует довольно мощной энергетической установки, которую как раз можно воткнуть в корпус нашего мегатанка. С другой стороны, на поле боя пока мало целей для мощных рельсотронов. Ситуация как раз обратная – целей много, но разнообразных. В таком случае можно предположить появление многобашенных танков с классическим 150 и 120-мм вооружением. Да, в прошлом такие монстры показали себя плохо, потому что командир явно не успевал проводить селекцию целей и распределять ее между бойцами. Сегодня для этого есть системы управления огнем, а в скором времени к ним добавится и боевой искусственный интеллект. Он сможет взять на себя обнаружение, селекцию целей, их сопровождение, а людям оставить принятие решений и общее командование.

В-пятых, в обоих случаях нужна мощная и экономичная энергетическая установка. Для рельсотрона отлично подойдет атомная. Россия такие технологии сейчас разрабатывает.

В-шестых, со всем этим нужно уложиться в 250, максимум 300 тонн. При большей массе уже едва ли удастся достичь приемлемого давления на грунт, чтобы наш «малыш» мог сносно передвигаться.

Какое видится слабое место нашего супертанка? Как и у всех его собратьев – ходовая. Обычно у бронетехники две гусеницы – повреди, заклинь одну и танк обездвижен, то есть как минимум выведен из боя, а в перспективе уничтожен или захвачен. Как решить эту проблему? Во-первых, бронеэкранами. Во-вторых, сверхтяжелому танку будет недостаточно двух гусениц даже с очень широкими лентами. Ему потребуется несколько их рядов, уходящих под днищем к середине корпуса. Независимая подвеска позволит изолировать поврежденную гусеницу, чтобы та не мешала ходу, при этом она по-прежнему будет защищать центральные ряды. В лучшем случае танк, потеряв подвижность внешних лент, продолжит бой, в худшем – будет вынужден отступить, но своим ходом.

Безусловно, сверхтяжелый танк не станет неуязвимым, такого вооружения не было и нет, как не станет и одним в поле воином. А ввиду дороговизны и сложности производства едва ли окажется массовым. Применять сверхтяжеловесы можно будет в группах с классическими танками и легкой беспилотной техникой.

Есть ли в этом вообще смысл – вопрос дискуссионный.

Заголовок газетной версии – «Каждой цели – по башне».

Опубликовано в выпуске № 1 (814) за 14 января 2020 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Vladimir Viktorov
Vladimir Viktorov
17 января 2020
Что Автор курил ? Спайсы или анашу ? Али амфетамины коньячком запивал ? А то хочу на сайте ВО "умопомрачительную" статью разместить, но творческое безум...вдохновение никак не посещает !
Аватар пользователя Vladimir Viktorov
Vladimir Viktorov
17 января 2020
Что Автор курил ? Спайсы или анашу ? Али амфетамины коньячком запивал ? А то хочу на сайте ВО "умопомрачительную" статью разместить, но творческое безум...вдохновение никак не посещает !

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц