Версия для печати

Потомство литовских каннибалов и «кремлевская диета» их предков

Пожирал ли своих товарищей предок литовского депутата Анушаускаса?
Кустов Максим

Презабавная весть пришла из Литвы – депутат тамошнего Сейма Арвидас Анушаускас совершенно серьезно предложил начать отмечать дату взятия Москвы польско-литовскими войсками в 1610 году. Об этом он написал в своем Facebook. Для Польши и Литвы, по его мнению, это «хороший повод вспомнить о вводе своих войск в Москву». «В то же время мы бы выразили свое разочарование тем, что Россия не хочет вместе отмечать эту важную дату, когда она, наконец, была освобождена от ига неграмотного дворянства», — написал Анушаускас.

Ужасно «грамотный» Арвидас Анушаускас, надо полагать, просто никогда не слышал о том, что с «освободителями» в 1612 году грубо и совершенно неполиткорректно  проделали ополченцы Пожарского и Минина. Или слышал, но горестные воспоминания о том, что именно претерпело польско-литовское войско, доставляют депутату  Анушаускасу своеобразное, не всякому понятное наслаждение? Такое нередко случается с  политиками. Ничего страшного, в толерантной Европе мазохизма стесняться нынче не принято, а Литва страна европейская. Почти как Румыния.


Поневоле возникает вопрос – принимал ли кто-нибудь из предков Анушаускаса участие в злосчастном московском походе? Здесь уместно вспомнить любопытную деталь заключительного этапа похождений польско-литовских «освободителей» - массовое людоедство. Нельзя сказать, что вельможные паны и их прихвостни такую «диету» добровольно предпочли, просто их жизнь заставила. 


В 1612 году осажденные  в Кремле русским ополчением поляки и литовцы питаться человечиной не сразу стали. Вот как польский историк Казимир Валишевский описал их рацион: «Они пользовались для приготовления пищи греческими рукописями, найдя большую и бесценную коллекцию их в архивах Кремля. Вываривая пергамент, они добывали из него растительный клей, обманывающий их мучительный голод.

 

Когда эти источники иссякли, они выкапывали трупы, потом стали убивать своих пленников… дошли до того, что начали пожирать друг друга. ; это – факт, не подлежащий ни малейшему сомнению: очевидец Будзило (польский офицер - М.К.) сообщает о последних днях осады невероятно ужасные подробности… Будзило называет лиц, отмечает числа: лейтенант и гайдук съели каждый по двое из своих сыновей; другой офицер съел свою мать! Сильнейшие пользовались слабыми, а здоровые – больными. Ссорились из-за мертвых, и к порождаемым жестоким безумием раздорам примешивались самые удивительные представления о справедливости. Один солдат жаловался, что люди из другой роты съели его родственника, тогда как по справедливости им должны были питаться он сам с товарищами. Обвиняемые ссылались на права полка на труп однополченца, и полковник не решился круто прекратить эту распрю, опасаясь, как бы проигравшая тяжбу сторона из мести за приговор не съела судью. Будзило уверяет, что возникало много подобных дел; томясь голодом, наполняя рот кровавой грязью, по словам записок, обгладывая себе руки и ноги, грызя камни и кирпичи, все эти люди, несомненно, впадали в безумие»!


Не было ли среди польско-литовских любителей сожрать пленного или свою маменьку, представителей славного рода Анушаускасов? Не сохранились ли в семейных преданиях  какие-либо воспоминания об этом, живые, интересные детали? Если сохранились – то не нужно этого стесняться, а следует их непременно обнародовать. К черту ложную стыдливость. Ведь сейчас не начало семнадцатого века. Можно с почти абсолютной уверенностью утверждать, что депутат Сейма Литвы Арвидас Анушаускас каннибализмом вовсе не занимается, и даже пергаментные рукописи не трогает. Он всего лишь хочет, чтобы об этих интересных подробностях литовской и польской истории  ежегодно вспоминали...


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...