Версия для печати

Не пора ли покончить с мракобесием?

Арбатов Алексей
В "ВПК" №16 за 2006 г. опубликована статья С. Брезкуна "Политологи" продолжают штурмовать правительственные кабинеты". По стилю вся статья выдержана в духе политического доноса времен 1937 г. При этом автор сам себя награждает почетным титулом "профессионала-патриота", а всех несогласных скопом относит к "проамериканскому лобби". С пафосом мракобесия сталинских лет он не только разоблачает их "коварные замыслы", но и предлагает принять к ним "конкретные" меры.


НЕЛЬЗЯ В КАЖДОМ ОТЛИЧАЮЩЕМСЯ МНЕНИИ ИСКАТЬ ПРОИСКИ "ВРАГОВ НАРОДА"


В "ВПК" №16 за 2006 г. опубликована статья С. Брезкуна "Политологи" продолжают штурмовать правительственные кабинеты". По стилю вся статья выдержана в духе политического доноса времен 1937 г. При этом автор сам себя награждает почетным титулом "профессионала-патриота", а всех несогласных скопом относит к "проамериканскому лобби". С пафосом мракобесия сталинских лет он не только разоблачает их "коварные замыслы", но и предлагает принять к ним "конкретные" меры.
{{direct_hor}}
Правда, пока еще С. Брезкун требует не стереть инакомыслящих в лагерную пыль, а лишь "на ответственном государственном уровне отказать в праве подачи в государственные органы любых: документов и предложений, касающихся обеспечения ядерной стабильности:". Однако, судя по всему, осталось недолго ждать и более радикальных предложений.

ЯДЕРНАЯ СТРАТЕГИЯ

Полемизировать с теми, кто прибегает к столь низкопробным приемам, дело сколь неблагодарное, столь и безнадежное. Но читателей "ВПК" подобные опусы могут ввести в заблуждение. Потому считаю небесполезным прояснить для интересующейся аудитории ряд поднятых в этой статье вопросов. Вот, например, предложение одного из обвиняемых Брезкуном специалистов о мерах, направленных на лучшее взаимное понимание стратегических концепций России и США, чтобы исключить неадекватную реакцию, скажем, в ответ на случайный, провокационный или террористический ядерный удар. По этому поводу Брезкун пишет: "К чему нам знать их взгляды:? Мы не планируем превентивных ударов, а логика ответного удара проста: "Если ударил - получи сдачи:". Иное дело - удар превентивный! Вот тут знание образа мышления потенциальной жертвы, манеры ее поведения: жизненно важны для потенциального агрессора:".


В 2000 г. Госдума после семилетних дебатов ратифицировала договор СНВ-2 (справа - тогдашний председатель Комитета ГД по обороне Андрей Николаев).
Фото ИТАР-ТАСС
Конечно, нежелание что-либо знать - это совершенно неуязвимая позиция, она дает ее обладателю абсолютную защиту от любых проявлений внешней жизни. В такой замкнутой среде, расцвеченной наукообразными силлогизмами "от Лефевра", легко считать себя непогрешимым. Наверное, именно поэтому Брезкун просто не осведомлен о современном состоянии российских стратегических концепций. Они наиболее детально последний раз были представлены в Военной доктрине РФ, утвержденной президентом В. Путиным 21 апреля 2000 г. В ней отмечено, что Россия сохраняет статус ядерной державы и исходит из необходимости обладать ядерным потенциалом сдерживания, "гарантирующим нанесение заданного ущерба агрессору в любых условиях".

Очевидно, что это не "простая логика ответного удара" по Брезкуну, а гораздо более сложная и многовариантная стратегическая концепция. Так, официально утверждается, что "Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности Российской Федерации ситуациях". В так называемой "Белой книге" Минобороны от 2003 г. перед СЯС ставится задача поддержания потенциала "деэскалации агрессии... угрозой нанесения или непосредственно осуществлением ударов различного масштаба с использованием обычных и (или) ядерных средств поражения". Сформулирована концепция "дозированного боевого применения отдельных компонентов Стратегических сил сдерживания", а также демонстрации решимости путем "повышения уровня их боевой готовности, проведения учений и изменения дислокации отдельных компонентов".

Можно, конечно, спорить о состоятельности этих стратегических положений, но очевидно, что ядерная стратегия российского государства очень сильно отличается от ядерной стратегии Брезкуна. И по его же собственной логике (от обратного) нам полезно было бы лучше знать "образ мышления" и "манеры поведения" другой стороны. А что касается угрозы "внедрения" США в "святая святых нашей реальной оборонной деятельности", то просто обидно становится за российских военных специалистов, которых, видимо, Брезкун считает более глупыми и скорее способными разболтать военные секреты, чем их американские оппоненты.

ДОГОВОР СНВ-2

Другой больной для автора статьи "Политологи" продолжают штурмовать правительственные кабинеты" вопрос - договор СНВ-2. Всем, кто выступал за его ратификацию, он требует запретить что-либо писать и предлагать по стратегическим вопросам. Если следовать этой рекомендации, то список "изгоев" получится весьма длинным. Например, в нем будет фигурировать Е. Примаков, который выступал за СНВ-2 в свою бытность министром иностранных дел, а затем и премьер-министром. Там же окажутся бывший председатель Комитета Госдумы по обороне генерал армии А. Николаев и бывший председатель Комитета по международным делам Д. Рогозин, многие из нынешнего руководства Минобороны, Генштаба, МИД, Совета безопасности РФ, СВР, ФСБ и т.д. Кстати, возглавлять этот "черный список" должен, если следовать логике Брезкуна, президент В. Путин и вице-премьер - министр обороны С. Иванов, по инициативе которых парламент в 2000 г. после семилетних(!) дебатов ратифицировал этот договор. Не много ли берет на себя наш профессор Академии военных наук, огульно зачисляя их всех в категорию невежд и непатриотов, которых сбили с толку какие-то "политологи" и военные "ренегаты"?

Но этого мало, наш патриот и СНВ-1 считает воплощением навязывания Москве американской доктрины. Иными словами, он подразумевает, что не мешало бы проверить по линии патриотизма и профессионализма и военно-политическое руководство СССР, Госкомиссию по военно-промышленным вопросам и пр. Что же касается существа дела, то договор СНВ-2 в том виде, как он был подписан в 1993 г., действительно вызывал много возражений. Читателям "ВПК" надо напомнить, что усилиями ряда российских представителей, в том числе и из "черного списка" Брезкуна, срок выполнения договора был в 1997 г. продлен на пять лет (с 2003 до 2008 г.), чтобы не снимать раньше исчерпания технического ресурса российские наземные ракеты с РГЧ, в том числе тяжелого типа. Те же специалисты участвовали в подготовке рамочного соглашения СНВ-3 от 1997 г., в котором, помимо прочего, разрешалось оснащать наземно-мобильные МБР, которые есть только у России, разделяющимися головными частями. Ратификация СНВ-2 была условием заключения СНВ-3.

Другие из упомянутого "черного списка" в 1998 г. провели через Госдуму федеральный закон "О финансировании государственного оборонного заказа для СЯС", который на десятилетие вперед гарантировал защиту от инфляции и секвестра соответствующих статей бюджета национальной обороны. К сожалению, стараниями Минфина этот закон был впоследствии приостановлен. А что касается договоров, то ни СНВ-2 в новом виде, ни СНВ-3 так и не вступили в силу. Но объясняется это вовсе не "многолетней борьбой профессионалов-патриотов" вроде Брезкуна, а резко негативным отношением к ним со стороны республиканской администрации США, пришедшей к власти в 2001 г. Она сразу дезавуировала Договор по ПРО, сняла с повестки дня СНВ-2 и СНВ-3 и поначалу вообще отказалась вести с Россией какие-либо переговоры по стратегическим вооружениям. Тут позиция администрации Дж. Буша вполне совпала с мнением наших "профессиональных патриотов".

Теперь по поводу тактического ядерного оружия (ТЯО). Это вопрос весьма щекотливый и спорный. Но для научной дискуссии не должно быть закрытых тем, если они обсуждаются на основе открытой информации и экспертных оценок (официальные данные засекречены и в России, и в США). Поскольку наше ТЯО не достигает территории США, а досягаемость аналогичных американских средств по мере расширения НАТО простирается до Урала и далее, представляется, что с этим надо что-то делать, если, конечно, всерьез воспринимать военные проблемы взаимоотношений Россия-НАТО. Пока Пентагон не хочет слышать ни о каких соглашениях по ТЯО, ему эта геостратегическая асимметрия выгодна в военном плане, да и помогает держать в политической узде североатлантических союзников.

Но почему же Брезкун тоже выступает против любых переговоров на эту тему? Раз названные ядерные средства НАТО и РФ направлены друг против друга и если одной стороне выгодно их не трогать, то как это может быть на руку и другой? Или одна из них пребывает в заблуждении относительно собственных интересов, а Брезкун рассчитывает перехитрить Пентагон и НАТО? Ну что же, как говорится, Бог в помощь... Но на этот счет может быть и другое мнение, не совпадающее с нынешней позицией НАТО.

Представляется, что с учетом технической специфики этих вооружений нам было бы выгодно, например, договориться об их перемещении в централизованные хранилища на национальных территориях РФ и США, что предполагало бы полный вывод американских ядерных бомб из Европы. В случае опасности большой войны мы быстро вернули бы ТЯО в войска, зато в повседневной обстановке США не имели бы изрядный "довесок" средств передового базирования к своим СЯС, а попытка вернуть его в Европу послужила бы для нас сигналом тревоги. Конечно, такое соглашение целесообразно увязать с ратификацией всеми странами-участницами адаптированного ДОВСЕ, а затем возобновить переговоры по этой тематике, чтобы через последующие соглашения нивелировать растущее превосходство НАТО в силах общего назначения и прекратить продвижение альянса на восток.

РАЗОРУЖАЮЩИЙ УДАР

По поводу нашумевшей статьи в Foreign Affairs (о растущей уязвимости российских СЯС) ни мне, ни названным в упомянутой статье моим уважаемым гражданским и военным коллегам нет нужды кому-то "угождать" или перед кем-то "отмечаться". Если бы "праведный гнев" не застил глаз "профессионалу-патриоту", он обнаружил бы в многочисленных наших публикациях с начала текущего десятилетия обоснованное беспокойство по поводу прогнозируемой убывающей стабильности российско-американского стратегического баланса. Выход из положения нами тоже неоднократно предлагался: значительное расширение серийного производства грунтово-мобильных МБР "Тополь-М" и оснащение их в будущем разделяющимися головными частями. При этом речь идет не о наращивании гонки вооружений, а о корректировке программы развития СЯС либо путем перераспределения средств между отдельными составляющими, либо через общее увеличение финансирования этих сил.

Помимо всего прочего, такое решение наверняка повысит заинтересованность США в возобновлении переговоров. Эти переговоры (наряду с российской программой вооружения) могут быть использованы как параллельная трасса укрепления стратегической стабильности. Ведь в 2008 г. истечет срок Договора СНВ (СНВ-1), а московский Договор СНП от 2002 г. закончится в 2012 г., причем он так и не был наполнен технико-правовым содержанием. Отрадно, что в новой большой книге Минобороны в числе приоритетных задач стоит "проработка путей заполнения "правового вакуума" в области контроля над стратегическими вооружениями, который образуется в 2009 г. в связи с завершением срока действия Договора о СНВ" (см. "Вооруженные Силы Российской Федерации 2005". Российское военное обозрение. М. 2006, с. 54.).

В частности, как вариант такого "заполнения" мы рассматриваем взаимное, равноправное и контролируемое понижение готовности СЯС к применению разными техническими способами. И тут Брезкун опять все напутал, обвиняя нас в стремлении "разоружить" Россию. Ведь по нашей идее каждая сторона будет сама определять состав остающихся в боеготовности сил. Например, если бы в результате у США на боевом дежурстве в море вместо 10 остались 1-2 подводные лодки-ракетоносцы, а у нас - 100 или 200 наземно-мобильных ракет на маршрутах патрулирования (при деактивации остальной части СЯС обеих сторон), то ни о каком разоружающем ударе не могло бы идти речи, а стратегическая стабильность стала бы максимальной. Конечно, при этом должны быть ограничены ядерные силы третьих стран и тактические ядерные средства.

Впрочем, все это, конечно, не истина в последней инстанции, а тема для профессионального обсуждения военной проблематики, что совершенно естественно для любой сколько-нибудь демократической страны. Но такая дискуссия невозможна с теми, кто в каждом отличающемся мнении усматривает злой умысел, а за недостатком знаний и аргументов требует административно заткнуть рот оппонентам. Автор статьи "Политологи" продолжают штурмовать правительственные кабинеты" упрекает США за желание построить мир, "в котором существовали бы только две точки зрения: американская и: неправильная". Поразительно - при этом он не осознает, что сам тоже проповедует правомерность только двух точек зрения: брезкунской и неправильной.

Обитая в своем воображаемом мирке, такие деятели априори приписывают все иные взгляды "коварным проискам" враждебных государств. В этой связи информирую профессора АВН, что нынешнее военно-политическое руководство США так же, как и он, отвергает любой дальнейший диалог и о сокращении стратегических сил, и о понижении их готовности к применению, и о стратегических концепциях сторон. Официальный Вашингтон не имеет никакого интереса к совместному Центру обмена данными о ракетных пусках, сотрудничеству в развитии стратегических систем ПРО, как и к соглашению об отказе от концепций встречного удара или переговорам по ТЯО и ДОВСЕ. Столь умилительное единодушие наших и американских "профессиональных патриотов" объясняется просто: и тем и другим комфортно жить только в обстановке вражды и конфронтации вовне, которая питает их претензии на монополию на истину, власть и финансы внутри своих стран.

Алексей АРБАТОВ
член-корреспондент РАН, академик Академии проблем
безопасности, обороны и правопорядка при президенте РФ,
директор Центра по международной безопасности ИМЭМО РАН
(в прошлом член делегации на переговорах по СНВ-1, заместитель
председателя Комитета ГД по обороне)

Опубликовано в выпуске № 18 (134) за 17 мая 2006 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц