Версия для печати

Как вывести силовиков из-под удара

Контрпропаганда отстала от жизни
Прохожев Алексей Першуткин Сергей
Фото: rbk.ru

Открывшиеся детали трагических событий 19 декабря в Москве позволяют рассматривать истинных и потенциальных участников («Кто готовил сценарий лубянскому стрелку») в новом свете. 

Заслуживает внимания не только агрессивная журналистка, прибывшая к месту жительства стрелка раньше группы следователей и мешавшая проведению дознания, но и группа поддержки ангажированной девушки, поскольку в Совет по правам человека при президенте России почти сразу была направлена жалоба на действия оперативников. Подтверждается соединение усилий нескольких страт в спланированной акции. С одной стороны, непосредственное противодействие правоохранительным органам и спецслужбам, с другой – юридическая атака (а не только обращение), чтобы настроить общественное мнение против власти, оправдать противостояние силовым структурам.

Террористическая атака на Лубянке и посягательство на жизнь сотрудников спецслужб при исполнении обязанностей дополняются другими эпизодами.

Нападение двух неизвестных на высокопоставленного сотрудника пресс-службы подполковника Росгвардии. Подрыв в Центральном федеральном округе автомобиля с главой одного из районов… Разрозненные на первый взгляд эпизоды смыкаются в системную атаку на силовые структуры, призванную создать в обществе атмосферу страха и неуверенности.

Обсуждая причины этой кампании, обратим внимание на падение доверия к государству и к госорганам после политически не просчитанной пенсионной реформы 2018 года. В итоге обрушился рейтинг даже непричастных к авантюре структур и федеральных министров. Следствием стали новые процессы и явления, политическая ситуация в целом:

  • возрастание критики государства в обществе;
  • активизация взаимодействия системной и несистемной оппозиции;
  • кризис правящей партии «Единая Россия»;
  • разрушение фундамента общественной консолидации;
  • дистанцирование главы государства и групп его политической поддержки.

Таким образом, антивластные силы захватили плацдарм для подготовки к думским (2021) и президентским (2024) выборам. Созданы политические и социально-психологические условия для дискредитации государства и силовых структур. Достаточно быстро к сбору и распространению фактов об уязвимых местах в деятельности силовиков подключились так называемые расследовательские организации (Bellingcat, Conflict Intelligence Team и др.), распространяющие среди политизированной части блогеров конкретные методики и предлагающие профессионально готовить активистов-аналитиков, вводить в наших учебных заведениях учебный курс «Журналистские расследования».

80 процентов заказов и грантов на кафедрах общественных наук американских университетов поступает от Пентагона и ЦРУ

Заслуживает внимания так называемое досье Гарри Каспарова, примерно с 300 фамилиями граждан России для передачи европейским и американским политикам в целях «инициирования юридического преследования и ограничения свободы деятельности за рубежом». Объектами преследования называются «олигархи и коррупционеры», «пропагандисты», «пособники власти и правоохранительных органов», если пользоваться терминологией так называемого Форума Свободной России под руководством упомянутого шахматиста. Среди целей этой акции (организованной, чтобы «создавать максимальный дискомфорт апологетам режима и сеять сомнения в головах тех, кто привык следовать в его фарватере») просматриваются не только непосредственные угрозы конкретным людям и запугивание их семей.

После московских событий 2019 года и декабрьской террористической атаки на ФСБ нельзя исключать, что собранные персональные данные попадут в распоряжение криминальных группировок, чтобы они подключились к давлению на людей, в том числе физическому насилию. Для полного понимания остроты ситуации требуются не только правовые и социологические оценки, но и политические действия.

Среди новых обстоятельств отметим подключение к оппозиции дополнительных сил. Во-первых, эпатажного и идеологизированного академика Российской академии образования с будто бы сенсационными результатами экспертных заключений о росте агрессивных установок в подростковой среде и жестокости в средних школах как следствия военно-патриотического воспитания и более того – празднования 100-летия со дня рождения знаменитого оружейного конструктора Михаила Калашникова.

Во-вторых, нескольких ученых-американистов, решивших вместо трудоемких и не всегда благодарных исследований международной тематики перейти к внутриполитическому анализу и поиску дополнительных возможностей финансирования российской науки, прежде всего за счет уменьшения военного бюджета. Известны попытки некоторых социологических организаций навязать респондентам надуманное противопоставление трат на укрепление обороны расходам на повышение уровня благосостояния граждан. Можно было обвинить таких «исследователей» в элементарной ошибке из-за некорректности противопоставлений типа «Вы предпочитаете лекарства или конфеты?» с заведомым результатом, но подлинный мотив видится более глубоким: стремление усилить антиармейские настроения в нашей стране. Не придется удивляться, если после подобных опросов Минобороны будут предъявлены какие-либо обвинения в вывозе капиталов российским бизнесом в офшоры, в слабом администрировании Минфином бюджетной сферы и во многом другом.

Социологические недоработки и провокации небезобидны, поскольку программируют негативное отношение к силовым структурам, к необходимости укрепления оборонного потенциала.

Враги у границ

Среди важных и опасных тенденций последнего времени – повышение внимания к невоенным действиям и гибридной тематике в НАТО, ЕС, ОБСЕ. Об этом свидетельствуют встречи на высшем уровне, создание и целенаправленная деятельность в Латвии, Эстонии, Финляндии Центров передового опыта по обобщению данных о гибридных угрозах и тактике гибридной войны, а также деятельность Центра киберопераций при штабе ОВС НАТО в бельгийском Монсе.

О новых явлениях и процессах, заслуживающих внимания, свидетельствуют следующие тенденции:

  • повышенное внимание к теоретической базе невоенных действий и гибридных атак, что позволяет подойти к расширению возможностей и созданию фундаментального задела по более полному использованию потенциала «социологического оружия» в ближайшие десятилетия;
  • закрепление в стратегических документах наших геополитических противников значения общественных наук, что подтверждается фактом доминирования среди семи главных направлений технологических нововведений в армии США «поведенческих и когнитивных наук» (и лишь затем «коммуникационных технологий и технологии обработки информации», «новых материалов для обеспечения большей защиты в легком снаряжении», «энергосберегающих технологий», «огневой мощи сухопутных войск», «мобильности оперативных и тактических подразделений» и др.);
  • развертывание на Украине сети центров информационно-психологических операций (ЦИПсО) с кураторством спецслужб США. По состоянию на декабрь 2019-го ЦИПсО действуют в составе Службы безопасности Украины, в пресс-службе бригад ВСУ, в составе сил специальных операций (Львов, Одесса, Бровары Киевской области, Гуйва Житомирской области).

Требуются симметричные ответы Минобороны и Генштаба ВС РФ, принятие комплекса военно-управленческих решений.

Бить аргументом и документом

Речь следует вести прежде всего о своевременном и аргументированном информировании широких слоев общества и особенно ветеранов силовых структур, участников военно-патриотических организаций. Сообщать им об опасности реализации перестроечного сценария (поскольку либеральной оппозицией делается расчет на пассивность власти, на робость руководителей Общественных советов Минобороны, ФСБ, МВД, Росгвардии, на слабую инициативность ветеранских и военно-патриотических организаций).

Отсюда необходимость активных действий, включая мобилизацию военно-научного сообщества страны для срыва гибридных атак и антиармейской кампании.

Соответственно требуется наполнение актуальным содержанием деятельности специальных научных подразделений в Военном университете Минобороны России и в ВА ГШ ВС РФ. Быть может, следует создать междисциплинарный центр невоенных действий и контрпропаганды со следующими задачами:

1. Информационными – сбор фактов и примеров информационно-психологических атак в отношении силовых и армейских структур на основе анализа СМИ и интернет-пространства.

2. Методическими – подготовка и выпуск рекомендаций (для армейского актива), сценариев (для организаторов теле-, радио-, видеопередач по противодействию антиармейской кампании).

3. Социологическими – анализ и формирование общественного и экспертного мнения в конструктивном ключе.

Расширению финансирования новой исследовательской тематики могло бы способствовать учреждение в тематике Фонда перспективных исследований новой номинации «невоенные и гибридные вызовы, контрпропаганда» для углубленной проработки назревших проблем.

Наращивание исследовательских возможностей будет способствовать решению контрпропагандистских задач, содействовать успехам в борьбе за общественное мнение, за нравственный облик и честь законной власти и силовых структур, за репутацию и имидж первых лиц ФСБ, МВД, Минобороны, Росгвардии.

Повышенного внимания исследователей и военных аналитиков заслуживают как минимум четыре направления антиармейской и антисиловой деятельности в РФ:

  • реальная и мнимая коррупция в качестве информационных поводов для психологических атак;
  • надуманная милитаризация госполитики и неоправданные обвинения власти;
  • требования уменьшения бюджетных расходов на силовые структуры;
  • активизация пацифизма, запугивание введением чрезвычайного положения.

Антироссийская кампания всерьез и надолго

К обсуждению проблем, поставленных «Военно-промышленным курьером», подключился известный российский политик Сергей Миронов (в поле зрения которого – потребности  Вооруженных Сил и оборонно-промышленного комплекса, угрозы национальной безопасности). Он выразил уверенность, что эксперты «будут сохранять интерес к армейской тематике, которая давно стала остросоциальной». Председатель партии «Справедливая Россия» и руководитель думской фракции пообещал учитывать в законодательной деятельности мнения и оценки людей с активной гражданской позицией.

Высказано достаточно предложений относительно отражения антиармейских атак. Кто обобщит и интегрирует их? Необходимы дополнительные поручения военно-политического руководства страны на этот счет.

Кроме того, возникают неудобные, но необходимые вопросы. Например, можно ли невоенные задачи решать по алгоритму военных? Правомерно ли пропагандой и агитацией подменять научные исследования? Можно ли без подключения социологической науки разрабатывать фундамент и стратегию невоенных действий и отражения гибридных атак? Должны ли быть ответы на гибридные атаки в отношении Российской армии симметричными или асимметричными?

Эти и многие другие вопросы нужно бы обсудить в профессиональном кругу, быть может, даже в закрытом формате, чтобы выйти в итоге к определению и разработке механизма, интегрирующего разные составные части с определением роли каждой из них в общей системе деятельности.

Надо признать, что невоенные действия и антиармейская кампания всерьез и надолго.

Необходим политико-социологический взгляд на атаки в отношении Министерства обороны и спецслужб. Если анализ и диагностика по алгоритму военных угроз затруднительны, значит, требуется активное привлечение гражданских специалистов академических институтов и вузов.

Поле приложения сил обширно. Определяя систему деятельности, нужно учитывать то, что наши геополитические противники привлекают максимальное число государственных и неправительственных организаций. Примерно 80 процентов заказов и грантов на кафедрах общественных наук американских университетов поступает от Пентагона и ЦРУ, что также следует иметь в виду, обсуждая наши задачи и пути интеграции возможностей.

Уже сегодня можно привлечь дополнительно к проработке аспектов невоенных действий и антиармейской кампании новые интеллектуальные силы из выпускников Военного университета МО и ВА ГШ ВС РФ (конкретизируя темы выпускных работ, дополняя их свежим эмпирическим материалом и подключая к научному руководству докторов социологических, политических наук для обеспечения междисциплинарности и наполнения актуальным содержанием). Необходимо в максимально короткие сроки наладить работу экспертной сети с использованием новейших социологических методик.

Чтобы предотвратить дестабилизацию в нашей стране в формате «Перестройка-2» и последующего хаоса, требуется не только умная оборона, но и наступательные действия с опорой на контрпропаганду и науку.

Заголовок газетной версии – «Силовики под ударом».

Алексей Прохожев,
генерал-майор в отставке, доктор экономических наук, действительный член АВН
Сергей Першуткин,
доктор социологических наук, действительный член АВН

Опубликовано в выпуске № 3 (816) за 28 января 2020 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
04 февраля 2020
Довольно актуально и логично изложено у двух профессионалов с глубоко внутренней несокрушимой патриотической позицией. Такие разработки требуется тиражировать средствами мультимедия, используя компьютерные графические станции с высокой четкостью изображения и с программной чисткой речи, что доступно. Типа, как у Юрия Левитана - уникального диктора в период Великой Отечественной войны и далее. Работа с логопедами довольно развита и используется в театральном искусстве при отборе и воспитании актеров. Но мы видим, как одаренные таланты типа Жванецкого и Хазанова, исподволь, и гениально меняют общественное мнение за одну телетрансляцию во вред государству. Тем более срежиссированную. Однако, есть церковно-славянская мудрость от Иоанна Златоуста "Глубоко скрытая ирония, - признак интеллекта, но не ума" Очень серьезное научное наблюдение за многие века. Анекдоты - также оружие и занимаются на Западе ими серьезно против своих врагов. У нас же анекдотов, высмеивающих НАТО-вских генералов и политиков, не наблюдается на их языке. Вот и тематика академических социологических исследований "Анекдот, как особое оперативное оружие с переводом на язык врага 29 стран НАТО и с тончайшей риторической иронией", при этом максимально злобной. В нашей истории известно, что перед сражением выводили одаренных декламаторов, виртуозов матерной ругани перед монголо-татарскими ордами и "заводили их до умопомрачения, разрушая функциональность владения мечом, что передавалось коням, они становились малоуправляемыми. Поэтому авторам надо дать картблаш на разработку очерченных задач, поддержанных финансово ведущими банками и властями!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
04 февраля 2020
Довольно актуально и логично изложено у двух профессионалов с глубоко внутренней несокрушимой патриотической позицией. Такие разработки требуется тиражировать средствами мультимедия, используя компьютерные графические станции с высокой четкостью изображения и с программной чисткой речи, что доступно. Типа, как у Юрия Левитана - уникального диктора в период Великой Отечественной войны и далее. Работа с логопедами довольно развита и используется в театральном искусстве при отборе и воспитании актеров. Но мы видим, как одаренные таланты типа Жванецкого и Хазанова, исподволь, и гениально меняют общественное мнение за одну телетрансляцию во вред государству. Тем более срежиссированную. Однако, есть церковно-славянская мудрость от Иоанна Златоуста "Глубоко скрытая ирония, - признак интеллекта, но не ума" Очень серьезное научное наблюдение за многие века. Анекдоты - также оружие и занимаются на Западе ими серьезно против своих врагов. У нас же анекдотов, высмеивающих НАТО-вских генералов и политиков, не наблюдается на их языке. Вот и тематика академических социологических исследований "Анекдот, как особое оперативное оружие с переводом на язык врага 29 стран НАТО и с тончайшей риторической иронией", при этом максимально злобной. В нашей истории известно, что перед сражением выводили одаренных декламаторов, виртуозов матерной ругани перед монголо-татарскими ордами и "заводили их до умопомрачения, разрушая функциональность владения мечом, что передавалось коням, они становились малоуправляемыми. Поэтому авторам надо дать картблаш на разработку очерченных задач, поддержанных финансово ведущими банками и властями!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц