Версия для печати

Лукашенко перестал понимать офицеров

Брунтальский Павел
Не так давно президент Белоруссии Александр Лукашенко достаточно резко отозвался о ситуации, складывающейся в работе национального Министерства обороны по обеспечению обороноспособности и боеготовности Вооруженных Сил. Никогда прежде за все время, пока военным ведомством руководит генерал-полковник Леонид Мальцев (с марта 2001 года), из уст главы белорусского государства не слетало столь нелицеприятной публичной критики.


В БЕЛОРУССКОЙ АРМИИ ВСЕ ГРОМЧЕ ГОВОРЯТ О КОРРУПЦИИ


Не так давно президент Белоруссии Александр Лукашенко достаточно резко отозвался о ситуации, складывающейся в работе национального Министерства обороны по обеспечению обороноспособности и боеготовности Вооруженных Сил. Никогда прежде за все время, пока военным ведомством руководит генерал-полковник Леонид Мальцев (с марта 2001 года), из уст главы белорусского государства не слетало столь нелицеприятной публичной критики.
{{direct_hor}}

У президента Лукашенко накопилось много вопросов к белорусским военным.
Фото Леонида ЯКУТИНА
ЧЕМ БЫЛ НЕДОВОЛЕН БАТЬКА?

Произошло это на совещании по вопросам укрепления обороноспособности, правопорядка и безопасности государства. "Поступающая ко мне информация свидетельствует, что до настоящего времени имеются нерешенные проблемы в боеготовности Вооруженных Сил, обеспечении надлежащих условий хранения вооружения и военной техники, организации кадровой и воспитательной работы в армии", - отметил Главнокомандующий белорусской армией. Он выразил обеспокоенность тем, что "из года в год снижается укомплектованность войск офицерским составом, по-прежнему не обустроены военные городки, плохо с хранилищами для техники и боеприпасов, невысоким остается уровень подготовки командного состава".

Но это еще, так сказать, полбеды: в конце концов, от больших или меньших недостатков не застрахован никто. Однако белорусское общество резанула следующая фраза батьки: "Больше всего меня беспокоит, что офицерский корпус больше говорит не об обороноспособности нашего государства и готовности защищать страну, а о тыловых вопросах. Таких офицеров я, как минимум, не понимаю. Подтверждаю, что каждый должен жить нормально, но ни у одного офицера это не должно быть на первом плане".

Это Лукашенко, надо полагать, еще мягко выразился. Когда офицер, скажем так, излишне думает о "тыловых вопросах", особенно если проблема "социалки" для него в основном закрыта, это называется не иначе как шкурничеством. Прежде об этом, насколько автор этих строк знает ситуацию в белорусской армии, действительно не было повода говорить. Сейчас же...

БЕЛАРАРМИЯ КОРРУМПИРУЕТСЯ?

Как теперь выясняется, воровство в белорусской армии, если не процветает (как в российской, где, если исходить из данных Главной военной прокуратуры, чуть ли не каждый месяц на скамью подсудимых садится генерал), то имеет место. И есть опасность, что это перерастет в тенденцию.

Например, в конце 2007 года в своем кабинете поймали за руку при получении взятки начальника отдела планирования и закупок вещевого имущества Министерства обороны Белоруссии. Подполковник (фамилия не называется) вымогал от минского предпринимателя 40 тыс. долл. и получил 18 тыс. долл. (по белорусским меркам, это очень большая мзда) за благоприятное решение вопроса о поставках вещевого имущества для Министерства обороны. Его арестовали прямо в служебном кабинете. А немногим позже обвинили и по статье "Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти" УК РБ. Было также установлено, что в 2005 году подполковник, используя служебное положение, закупил у коммерческой фирмы по завышенной цене партию галстуков для военнослужащих, чем нанес ущерб государству на сумму 38 млн. белорусских рублей (Br). Однако в ходе расследования выяснилось, что сумма эта куда больше - Br 200 млн. Дело было направлено в суд, но о том, какой срок "дали" коррупционеру-вещевику, информации не было.

Своеобразный пик коррупционных дел в белорусской армии пришелся на июнь текущего года. В этом месяце были возбуждены уголовные дела за получение взяток в отношении ряда должностных лиц национального Минобороны. Белвоенпрокуратура возбудила уголовное дело в отношении двух полковников и одного гражданского лица. Им инкриминировалось "получение взятки за реализацию военной техники по заниженным ценам". Причем факты имели место в 2004-2005 годах, когда арестованные занимали в военном ведомстве другие должности. При этом в операции по их задержанию участвовали сотрудники милиции, КГБ и военной контрразведки. Об этом сообщила оперуполномоченный по особо важным делам Главного управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД РБ Вероника Посметьева.

По ее информации, задержания офицеров производились "начиная с конца 2007 года". "В их отношении возбужден ряд уголовных дел за получение взяток в особо крупном размере и злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия", - уточнила Посметьева. Конкретно были арестованы начальник 2-го управления главного финансово-экономического управления и начальник управления закупок и ремонта вооружения и военной техники Минобороны - оба в звании полковник; был также задержан начальник сектора реализации РУП "Белспецконтракт". В упомянутые годы полковники и гражданский, занимая должности соответственно начальника, заместителя начальника и исполняющего обязанности начальника 2-го отдела управления реализации материальных ресурсов Вооруженных Сил Белоруссии, вымогали и неоднократно получали взятки. Всего им удалось положить в карман 14,7 тыс. долл. Сумму "внес" представитель частного предприятия Минска за благоприятное решение вопросов о продаже автотехники и иного военного имущества по заниженной стоимости.

По информации Посметьевой, белорусской военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело и в отношении заместителя начальника Центральной базы хранения вещевого имущества Минобороны Белоруссии. Его обвинили в том, что он, "избегая предусмотренных нормативными правовыми актами процедур проведения тендеров, организовал заключение договоров с одним из частных предприятий Минска на поставку вещевого имущества различных номенклатур для нужд ВВС и Войск ПВО, располагая достоверной информацией об отсутствии у частной фирмы собственного производства". По версии следствия, "это повлекло за собой излишнее и необоснованное расходование бюджетных денежных средств в размере Br 141,3 млн." (более 64 тыс. долл.).

Есть и другие подобные примеры, когда белорусские офицеры и даже генералы думали прежде всего о своих "тыловых вопросах", а не о Родине. Уместно в этом контексте напомнить и о белорусско-польском шпионском скандале, который имел место в 2007 году. Тогда один из задержанных, бывший военнослужащий Войск ПВО Белоруссии Владимир Русскин, подробно рассказал, почему он стал сотрудничать с польской разведкой. Его завербовали при попытке вывезти из Польши спиртное, допустимая норма которого была превышена в пять раз. Из двух предложенных ему вариантов - депортация на пять лет плюс конфискация машины и штраф либо работа на польскую разведку - Русскин, по его признанию, выбрал второй. Он сколотил группу агентов и вместе с ними собирал стратегически важную информацию (в частности, о расположенных в Белоруссии стратегических объектах объединенной системы ПВО, прежде всего о зенитных ракетных комплексах С-300) и передавал ее в нужные руки. Разумеется, не за спасибо. Вместе с ним были разоблачены начальник разведки штаба одной из зенитных ракетных бригад Белоруссии майор Виктор Богдан, военнослужащие радиотехнической бригады Сергей Корнелюк и Павел Петкевич. Секретная документация ВВС и Войск ПВО снималась ими на пленку, затем переводилась в цифровой формат и записывалась на флэш-карту. Для передачи разведданных использовались тайники, а для перемещения их через границу был сделан контейнер внутри автомобильного огнетушителя. Правда, о суммах, которые получали завербованные за свою "работу", белорусский КГБ не сообщил. Но сам факт - по сути, Русскин продался за несколько бутылок водки - говорит о многом.

НЕ БЕЗ ЖИЛЬЯ, НЕ БЕЗ ДОСТОЙНОЙ ЗАРПЛАТЫ

Между тем является очевидным фактом, что белорусские офицеры в социальном плане во всех аспектах обеспечены заметно лучше российских. Взять наиболее животрепещущую жилищную проблему. Если в РФ она, если можно так выразиться, вот уже который год в стадии решения с неясными перспективами, то, по мнению одного из военных аналитиков, не так давно побывавшего в ряде воинских частей РБ, "в белорусской армии нет жилищной проблемы". Впрочем, это явное преувеличение (автор этих строк тоже неоднократно знакомился с жизнью, службой и бытом белорусских военных), тут точнее будет сказать: с жилищной проблемой в белорусской армии нет такой "напряженки", как в российской.

У министра обороны Мальцева своя оценка жилищной ситуации. В конце 2004 года я брал у него интервью, и он сказал буквально следующее: "Проблема жилья у нас, как я считаю, больнейшая. У нас порядка 2 тысяч военнослужащих ждут улучшения жилищных условий, а еще 5 тысяч - это бесквартирные офицеры и прапорщики. Для нашей армии это очень много!".

Через год на 50 тысяч личного состава Вооруженных Сил РБ бесквартирных было уже 6735 человек, или каждый седьмой (в российской армии - каждый третий-четвертый, а с учетом контрактников, которых также должны обеспечивать жильем, получится и того больше). В марте 2008 года заместитель министра обороны по тылу генерал-майор Александр Болиготов сообщил, что "в белорусской армии нуждаются в улучшении жилищных условий 9140 семей офицеров, прапорщиков и военнослужащих, проходящих службу по контракту, из них около 4 тысяч семей обеспечены служебным жильем (общежитие или служебная квартира)".

То есть наблюдается очевидный рост бесквартирников и живущих "в тесноте да не в обиде" военнослужащих. Но! Проблема эта решается по всем направлениям. Минобороны РБ создает жилищно-строительные кооперативы (к 2009 году их будет 22), в которые может вступить любой желающий офицер. Он получит кредит в банке под 5 процентов годовых на 20 лет, и половину стоимости его квартиры оплатит военное ведомство. Со служебным жильем наиболее сложно, но оно строится, в первую очередь в обособленных гарнизонах. По словам генерала Болиготова, "для дальнейшего формирования фонда служебного жилья в Министерстве обороны разработан план строительства служебных и жилых помещений на 2008-2014 годы, который предусматривает строительство 39 жилых домов на 4092 квартиры".

Многие офицеры, как и в российской армии, вынуждены квартиры снимать. Но за поднаем жилищной площади даже в Минске платят всю сумму, которую вынужден отдавать офицер частнику (а не 15-20-ю ее часть, как в российской армии). Есть перспектива и создания ипотечно-накопительной системы. Но на нее пока мало желающих - вполне устраивает и сегодняшний принцип обеспечения служивого жильем.

По зарплатам. Сам Леонид Мальцев в феврале 2007 года обнародовал данные, начиная с себя и заканчивая солдатом. Так, ежемесячный доход самого министра обороны Белоруссии составляет Br 3,7 млн. (порядка 45 тыс. российских рублей). (Для справки: курс доллара в республике в последние месяцы колеблется: 1 долл. - Br 2100-2200; зарплата российского министра обороны, по официальным данным на апрель 2008 года, - под 120 тыс. рублей, генерала армии в должности заместителя министра обороны - 108,9 тыс. рублей; скажем, в армии Казахстана министр обороны получает под стать своему российскому коллеге.)

Мальцев пояснил: "Министр обороны - генерал-полковник - по воинскому званию получает 300 тысяч, должностной оклад составляет 1208 тысяч, 603 тысячи я получаю за выслугу лет. В целом выходит 3 миллиона 700 тысяч" - и добавил, что к концу года эта цифра серьезно уменьшается из-за подоходного налога.

Одновременно он сообщил, что зарплата начальника Генштаба - первого замминистра обороны составляет Br 3,5 млн., замминистра обороны - Br 3,1 млн., начальника главного управления - Br 2,5 млн., начальника отдела - Br 2,1 млн., старшего офицера - Br 1,7 млн., офицера - Br 1,4 млн. Командующий видом Вооруженных Сил получает зарплату в размере Br 3 млн., командир полка - Br1,8 млн., командир авиабазы - Br 3,3 млн., командир эскадрильи - Br 2,7 млн., летчик - Br 1,7 млн., командир боевой машины пехоты - Br 654 тыс., водитель - Br 476 тыс. Это при нынешней средней зарплате в бюджетных организациях ВС около Br 700 тыс.

Очевидно, что в Белоруссии нет такого расслоения армии на достойно получающих офицеров и "окопников", которые живут от зарплаты до зарплаты, а то и хуже, как то наблюдается в Вооруженных Силах РФ. Впрочем, ситуацию эту военное руководство России постепенно поправляет, и "ускорение" этому процессу задала известная "пятидневная война" на Северном Кавказе. Пока же командир полка в беларармии в перерасчете на российские рубли получает более 21 тысячи. В то время как российский пехотный комполка на такой показатель "выйдет" в лучшем случае в следующем году.

ОТЕЧЕСТВО - НА ЧЕТВЕРТОМ МЕСТЕ

Любопытно, что еще летом 2005 года социологический центр Министерства обороны РБ опубликовал данные опроса среди офицеров. Констатировалось, что средний возраст офицера Вооруженных Сил Белоруссии составляет 33,5 года, большинство офицеров женаты и имеют одного ребенка. Среднестатистический офицер происходит из семьи рабочих, имеет высшее военное образование и исповедует православную веру. Большинство белорусских офицеров удовлетворены результатами своей военной службы и уверены в ее дальнейшей перспективности. А ценностные предпочтения таких офицеров распределяются следующим образом: на первом месте находится семья, далее - здоровье, потом - честь и достоинство, на четвертом месте - Отечество.

Видимо, все эти факты (и ряд необнародованных) и подвигли президента Лукашенко, обладающего если не всей, то большой полнотой информации, недвусмысленно "поставить на вид" генералу Мальцеву на упомянутом выше совещании белорусских силовиков. "Я сегодня жду от министра обороны оценки реального состояния Вооруженных Сил, их проблем и перспектив развития", - сказал Лукашенко. Однако "бичевал" ли себя генерал-полковник Мальцев, осталось за закрытыми дверями этого весьма любопытного совещания с участием президента.

Павел БРУНТАЛЬСКИЙ

Опубликовано в выпуске № 42 (258) за 22 октября 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц