Версия для печати

На Северный полюс вслепую

Гражданские летчики виртуозно «отбомбились» по льдине полярной ночью
Пономарева Галина

Драматическая ситуация на станции «Северный полюс-25» в декабре 1983 года легла в основу только что вышедшего фильма «Полет в черное безмолвие».

Полярники остались на крохотной льдине с минимум запасов еды и топлива. Для спасения терпящих бедствие зимовщиков пилоты гражданской авиации совершили редчайший по сложности полет. В экстремальных условиях они успешно выполнили невозможное – сбросили восемь тонн груза на крошечную ледовую площадку, что спасло жизни 19 исследователей.

В истории мировой авиации полет такой сложности не совершал никто ни до, ни после

В конце 1983-го участники экспедиции оказались в критическом положении: льдина, на которой располагалась дрейфующая станция, начала быстро разрушаться. Из почти двухкилометровой в диаметре она всего за несколько дней превратилась в ледяной осколок, стремительно удалявшийся к берегам Канады. ВПП, на которую садился легкомоторный самолет, доставлявший зимовщикам продукты и солярку, ушла в самостоятельное плавание. В условиях полярной ночи эвакуировать людей вертолетом было невозможно. Продовольствие стали экономить, сократили ежедневный рацион. Раз в неделю выходили на связь с Большой землей. Но стремительно заканчивался главный ресурс выживания – топливо. Присланный на Большую землю сигнал бедствия отрабатывали в экстренном режиме.

Режиссеру и автору фильма Валерию Хайрюзову удалось передать эмоциональный накал происходившего, ведь он сам в прошлом профессиональный пилот, налетавший более 15 тысяч часов в условиях Крайнего Севера. Архивные кадры реальной обстановки на СП-25 придают фильму достоверность документа, как и воспоминания реальных участников – живущего ныне в Петербурге начальника станции Германа Лебедева и заслуженного пилота СССР, полярного летчика Жоржа Шишкина.

Информация о том событии крайне скудная. Авиаторы называют его «забытым подвигом», говорит Шишкин, назначенный руководителем спасательной экспедиции и ставший вторым пилотом рейса в черное безмолвие. Тогда не принято было говорить открыто, что полярные исследователи не только занимались метеонаблюдениями, но и обеспечивали безопасность передвижения советских подлодок в Северном Ледовитом океане. Это была секретная информация. Возможно, поэтому спасение полярников поручили гражданским летчикам, а не военным и не стали привлекать к операции спасательные службы.

Заместитель начальника Госкомгидромета СССР Евгений Толстиков обратился с просьбой о помощи к руководству МГА СССР. «Никто не разбирался в причинах, мы получили приказ и приступили к выполнению, – рассказывает Жорж Шишкин, бывший в ту пору заместителем начальника летной службы Министерства гражданской авиации. – На всю операцию от начала до завершения ушло всего 10 дней. Ее успех показал высокий профессионализм пилотов, а также, что не менее важно, организационные возможности системы гражданской авиации, основанной на единоначалии, безупречной дисциплине и личной ответственности исполнителей».

Возможных критических ситуаций насчитали 15, действия отработали по каждой

Командиром самолета стал Михаил Кузнецов, руководителем технической группы, отвечавшим за сброс, назначили Александра Большакова. Пилоты и обеспечивающий полет персонал (в общей сложности более 20 человек) вылетели на Ил-76 из Москвы в Ленинград, чтобы забрать груз и парашютные системы. А затем кропотливо отрабатывали детали полета на аэродроме в Магадане. Надо было предусмотреть все варианты развития событий, возможных критических ситуаций насчитали 15, действия отработали по каждой. Сложностей было более чем достаточно: полет должен проходить в кромешной темноте, при почти нулевой видимости, полном отсутствии наземных навигационных средств и визуальных ориентиров, фактически вслепую. Радионавигационное оборудование тестировалось до 81 градуса северной широты, станция же находилась гораздо севернее – на 86-м. Да еще и площадка для сброса груза оказалась меньше 150 метров в диаметре. Тяжелый транспортный самолет должен был пройти на минимально возможной высоте 50–70 метров и на скорости 250 километров в час. Чтобы прицельно «положить» груз на крошечный ледовый пятачок, требовалось точно рассчитать момент, учесть скорость собственную и ветра (у земли – 15 метров в секунду). В каждом заходе на сброс очередной партии отводилось всего три-четыре секунды. Любая ошибка – и долгожданное снаряжение летит мимо, вся операция становится бессмысленной, а люди на льдине лишаются жизненно необходимого топлива и продовольствия. К станции отправились из Певека, лететь предстояло около двух тысяч километров.

Это была филигранная работа. В кромешной темноте не на чем было глазу остановиться, кроме приборной доски. Не видно естественной линии горизонта. Нет визуального контроля высоты. Штурман Игорь Абдуллаев лежал в носу пилотской кабины, прозрачный фонарь которой давал хоть какой-то обзор площадки, обозначенной факелами из оставшейся солярки, и выводил Ил-76 на цель. Техническая команда мгновенно открывала двери и сбрасывала упаковки, а пилоты уходили на второй круг. При открытых боковых дверях переставали работать указатели скорости и высоты. Эту проблему знали и отработали на тренировках: скорость выдерживали по режиму работы двигателей. В таких условиях экипаж сделал девять заходов и сбросил восемь тонн груза. Последними ушли на льдину письма зимовщикам от родных и маленькая елочка, дело-то было в канун Нового года. Летчики перевели дух, когда услышали по рации слова благодарности от начальника полярной станции Лебедева.

Вернулись в Певек, оттуда в Москву. В столице их встретили совсем не так, как челюскинцев. Словно экипаж выполнил рядовой рейс. В вечерних новостях промелькнуло сообщение об успешном завершении полета на СП-25, наутро вышла заметочка в «Правде». Меж тем в истории мировой авиации полет такой сложности и в таких условиях никто не совершал ни до них, ни после. Не все участники «забытого подвига» живы, но никогда не поздно воздать должное их профессиональному мастерству и личной отваге.

Фильм отчасти восполняет этот пробел. Он сделан с таким мастерством и пониманием сути происходящего, что никого не оставляет равнодушным. Надо видеть, с каким интересом обсуждали события почти 40-летней давности юные студенты МГТУ ГА, приглашенные на премьерный показ, состоявшийся в Госдуме. И как ждали они возможности сфотографироваться на память с легендарным Жоржем Шишкиным, представлявшим аудитории уникальный фильм. В его создании принимали участие представительство Иркутской области и Байкальское землячество, а консультантами выступили участники тех событий.

По инициативе ветеранов клуба «Опыт» ленту покажут в учебных заведениях гражданской авиации. В частности, в Бугурусланском летном училище, которое окончил один из членов экипажа уникального рейса. Кстати, пилоты «Уральских авиалиний», совершившие минувшим летом знаменитую посадку на кукурузное поле, как раз выпускники этой летной школы. И теперь они Герои России. В отличие от героев спасательной экспедиции, которой посвящен фильм.

Опубликовано в выпуске № 4 (817) за 4 февраля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...