Версия для печати

«Кузнецову» многая лета

Даже ограниченные возможности нашего авианосца бесценны в реальном бою
Климов Максим
Фото: murman.tv

ТАВКР проекта 11435 может и должен после ремонта стать эффективным боевым авианосным комплексом – ключевым элементом оперативного соединения ВМФ, способного решать реальные сложные боевые задачи: в ближней зоне – против сильного противника, а в океанской, в локальных конфликтах – против относительно слабого.

С мнением о сохранении «Кузнецова» после ремонта в статусе учебного нельзя согласиться категорически, как и с расходованием средств на ошибочные приоритеты ВМФ, например эсминцы «Лидер». Эти фактически крейсеры лишь элементы оперативного соединения, ядром которого должен быть авианосец. Значит, он имеет однозначный приоритет перед эсминцем и его возможности являются определяющими к облику эскорта. Авианосец – это опыт, качество управления, что приобретается отнюдь не компьютерным моделированием в тиши кабинетов.

Один в море не воин

Возникает вопрос: как может быть обеспечено эффективное применение ТАВКР проекта 11435 в условиях подавляющего превосходства многоцелевых авианосцев ВМС США? Наш «Кузнецов» действует не сам по себе, а как элемент межвидовой группировки сил на ТВД, резко повышая ее боевую устойчивость и возможности по ведению разведки, эффективному поражению противника дальнобойными ПКР ВМФ и обеспечению развертывания морских стратегических ядерных сил (МСЯС).

Нейтрализация самолетов ДРЛО вынудит истребители F-22A и F-35A использовать РЛС, обнаруживая себя

Даже большой радиус самолетов наземного базирования не гарантирует реального прикрытия оперативного соединения и МСЯС, ибо с дежурства на аэродроме истребители придут по вызову уже не к кораблям, а к спасательным плотикам. Дежурство требуемого наряда сил в воздухе многократно перекрывает стоимость авианосца. То есть даже как элемент береговой обороны ТАВКР проекта 11435 многократно усиливает возможности Северного флота и группировки ВС РФ, включая МСЯС.

В дальней морской и океанской зонах оперативное соединение с ТАВКР обеспечивает проецирование силы против слабого противника, без участия ВМС США. Например, в начальный момент операции в Сирии применение «Кузнецова» было крайне необходимо, а в случае обострения обстановки и вступления в войну Турции становилось критически важным фактором – авиабаза «Хмеймим» находится в пределах дальности реактивной артиллерии Турции.

Есть и весомый политический фактор. Например, с Китаем можно и нужно дружить, но упаси бог быть в этой связке слабыми. По авианосной тематике китайцы ушли намного дальше нас, и здесь доведение нашего ТАВКР до уровня современных требований и демонстрация этого хотя бы в ходе совместных маневров – серьезный фактор поддержания авторитета ВМФ РФ и страны как сильной морской державы.

Невзлетевшие глаза и уши

Одна из главных проблем ТАВКР проекта 11435 и его авиагруппы – отсутствие штатного корабельного самолета ДРЛО. В СССР предназначавшийся для этого палубный Як-44 создать не успели. Самолетов ДРЛО А-50(У) в ВКС РФ крайне ограниченное количество, и надеяться на них не приходится. С учетом скудных средств и плановых сроков вступления ТАВКР в строй при недостаточной эффективности вертолетов ДРЛО возможны только два технических решения.

Первое. Ремонт с модернизационными работами, чтобы организационно выполнить по «серийному» ГОСТ РВ 307 (без длительных опытно-конструкторских работ по ГОСТ РВ 203) оснащение самолетов Су-33 с их новой БРЛС «Ирбис» линией передачи данных на ТАВКР – одному летчику физически не справиться со всем объемом информации.

Второе. Создание в самый короткий срок на базе находящихся на хранении Ту-204 (214) группы танкеров (заправщиков) и средних самолетов ДРЛО для морской авиации ВМФ (в первую очередь для ОСК «Север» и ОКВС ТОФ). Есть машины с большим остаточным ресурсом, и они не используются. Есть серийная РЛС «Ирбис» с нужной дальностью обнаружения. Ее возможности позволяют ставить вопрос не только обеспечения применения перехватчиков, но и наведения дальнобойных ЗУР кораблей и наземных ЗРК на максимальную дальность, включая низколетящие загоризонтные цели.

По самолетам ДРЛО есть хороший китайский пример, где группы таких машин включены в состав авиации всех флотов ВМС НОАК.

Охотники за ДРЛО

Крайне острая проблема ВМФ и ВКС РФ – нейтрализация самолетов ДРЛО. Ее решение не только значительно снизит возможности противника по вскрытию обстановки и управлению, но и вынудит стелс-истребители типа F-22A и F-35A использовать РЛС, тем самым обнаруживая себя. Оснащение наших самолетов управляемыми ракетами «воздух-воздух» дальнего боя КС-172 даст возможность поражения самолетов ДРЛО на дистанциях порядка 400 километров. Это заставит корабельные группировки противника использовать РЭС в активных режимах и тем самым обозначить себя для наших средств дальней разведки и целеуказания. Данный фактор очень важен в морском бою ввиду широкого применения в ВМС США тактики маскировки ударных соединений – применения РЭС в пассивных и скрытных режимах, использования «ложных ордеров». Эффективных средств классификации последних средствами активной радиолокации не существует, что является прямой предпосылкой к нанесению удара ограниченным количеством дорогостоящих ПКР по ложной цели.

Дожить до «Миноги»

Флоту критически нужен многоцелевой корабельный вертолет. Перспективная «Минога» объективно будет лет через десять, и сегодня есть только один вариант – создание и выпуск такого вертолета на базе Ка-27 с обеспечением решения широкого круга задач. Это разведка и целеуказание; ПВО с обеспечением наведения корабельных ЗУР на полную, загоризонтную дальность по низколетящим целям; ПЛО с применением новой низкочастотной ОГАС, обеспечивающей совместной работу с БУГАС «Минотавр», новых цифровых РГАБ и всего комплекса средств многопозиционного поиска ПЛ; противоминная оборона; нанесение ударов по морским и наземным целям; высадка десантов и их огневая поддержка; перевозка грузов и людей между кораблями; спасательные функции. Все технические решения для этого есть – вопрос в воле и решимости их воплотить.

«Кузнецову» многая лета
Фото: ИТАР-ТАСС

Нельзя упустить вопрос состояния противолодочного оружия авиации ВМФ. Например, у нас вообще никогда не осуществлялось применение авиацией ВМФ противолодочного оружия третьего поколения (АПР-2 и УМГТ-1) в практическом варианте, бросали только болванки. По сути это боевая подготовка с деревянными автоматами.

Необходимо приведение нормативной базы по применению корабельной авиации в состояние, обеспечивающее максимальные возможности. Например, работа двух вертолетов на БПК проекта 1155 ограничивается требованием «резервной посадочной площадки в целях безопасности» – когда одна машина в воздухе, нахождение другой на палубе в высокой готовности к вылету запрещается. С этой несуразицей нужно что-то делать.

Данные по применению вертолетов при решении спасательных задач на Западе показывают возможность их выполнения в условиях, выходящих далеко за рамки ограничений в наших «Руководствах по летной эксплуатации». Об этом же говорит и опыт. Например, использование в 1972 году вертолета Ка-25 БПК «Вице-адмирал Дрозд» в тяжелых штормовых условиях при спасении ПЛ К-19. Необходимы специальные исследования и проверка применения наших вертолетов в чрезвычайных обстоятельствах с выдачей летному составу необходимых рекомендаций и допусков.

В отсутствие своего серьезного опыта палубной авиации требуется максимальный учет и использование наработок ВМС США. Здесь серьезные проблемы, о которых необходимо говорить. По отзывам американцев, смотревших видео об организации работы палубного персонала на «Кузнецове», – это просто тихий ужас. «Не дай бог придется заниматься интенсивными боевыми полетами, – пишет противник в комментариях, – он сам себя выведет из строя».

Совершенно непонятно, почему до сих пор американские правила работы на палубе не внедрены у нас. Ведь все руководства на эту тему можно скачать из Интернета.

Авианосный танкер

Для применения оперативного соединения в океанской зоне необходим крупный скоростной эскадренный танкер. Старые проекта 1556В предельно изношены, а новый «Академик Пашин» имеет заведомо недостаточный запас топлива и скорость. Необходим крупный скоростной танкер. С учетом потребности в учебном авианосце для отработки перспективных взлетно-посадочных устройств и тренировок экипажей представляет интерес совмещение его функций с океанским танкером, когда под летательные аппараты отдается только полетная палуба, а ангаров на борту нет.

Опубликовано в выпуске № 4 (817) за 4 февраля 2020 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 февраля 2020
полный (авторский) исходник статьи: К вопросу русского авианосца. «Где наш авианосец?!?!» Президент РФ, ВГК ВС РФ Путин В.В. 2015г. С учетом значительного обострения военно-политической обстановки существуют значительная вероятность того что нашим Вооруженным Силам, ВМФ в среднесрочной перспективе придется вступить в бой против сильного противника, обладающегося современной авиацией, ПВО, ракетным оружием. И мы должны быть готовы и сделать все для того что бы наш ВМФ, и его единственный авианосец могли достойно вступить в бой и победить. ТАВКР проекта 11435 может и должен после ремонта стать эффективным боевым авианосным комплексом, -ключевым элементом авианосного оперативного соединения ВМФ, способного решать реальные сложные боевые задачи: • в ближней зоне против «сильного противника», • в океанской зоне, - в локальных конфликтах против «относительно слабого противника». Достижение такого уровня эффективности (как ТАВКР (и его авиагруппы) так и всего авианосного оперативного соединения) – лучший аргумент в пользу перспективного авианосца. С мнением о сохранении после ремонта его в «статусе» практически небоеспособного, «учебного» авианосца нельзя согласиться категорически, как нельзя согласиться с расходованием средств на ошибочные приоритеты ВМФ, например эсминцы «Лидер». Эсминцы (фактически крейсера), – это в первую очередь элементы оперативного соединения, ключевым элементом которого должен быть авианосец. Т.е. авианосец имеет однозначный приоритет перед эсминцем (крейсером), и его возможности являются определяющими к облику эсминца (крейсера). Соответственно, мнение что «облик «Лидера» уже сформирован» не имеет под собой никаких серьезных оснований: сначала нужно сформировать облик авианосца, а без наработки опыта применения полноценного и боеспособного авианосного соединения (с ТАВКР проекта 11435) это невозможно. Авианосец - это опыт, качество управления, и это все невозможно наработать «компьютерным моделированием в тиши кабинетов». Возникает вопрос – как может быть обеспечено эффективное применение ТАКВР пр.11435 в условиях подавляющего превосходства многоцелевых авианосцев ВМС США? Ответ здесь в том, что наш ТАВКРдействует не сам по себе, а как элемент межвидовой группировки сил на ТВД, резко повышая ее боевую устойчивость и возможности по ведению разведки, эффективному поражения противника дальнобойными ПКР ВМФ и обеспечения развертывания МСЯС. Даже большой радиус береговых самолетов не может обеспечить реального прикрытия кораблей и МСЯС, - ибо из дежурства на аэродроме истребители придут «по вызову» уже не к кораблям, ак их «спасательным плотикам», дежурство же в воздухе требуемого наряда сил многократно перекрывает стоимость авианосца с авиагруппой. Т.е. даже как «авианосец береговой обороны» ТАВРК проекта 11435 многократно усиливает возможности Северного флота и группировки ВС РФ (в т.ч. МСЯС). Проецирование силы в дальней и океанской зоне оперативным соединением с ТАВКР обеспечивается против «слабого противника» (без участия ВМС США). Например, в начальный момент операции в Сирии применение ТАВКР было крайне необходимо, а в случае обострения обстановки и вступления в войну Турции становилось критически важным фактором (авиабаза Хмеймим находится в пределах дальности реактивной артиллерии Турции). Здесь же есть весомый политический фактор, - например с Китаем можно и нужно дружить, но «упаси нас Бог быть в этой дружбе слабыми». По тематике авианосцев ВМС КНР ушли намного дальше нас, и здесь доведения нашего ТАКР до уровня современных требований и демонстрация этого (возможно – в ходе совместных маневров) – серьезный фактор поддержания авторитета ВМФ РФ и страны как сильной морской державы. Проблема ДРЛО. Одна из главных проблем ТАВКР пр.11435 и его авиагруппы – отсутствие штатного корабельного самолета ДРЛО. В СССР палубный самолет ДРЛО Як-44 создать не успели. Самолетов ДРЛО А-50(У) в ВКС РФ крайне ограниченное количество, и надежно надеяться на них не приходится. С учетом ограниченных средств и плановых сроков вступления в строй (и последующей службы) ТАВКР и недостаточной эффективности вертолетов ДРЛО, возможны только два технических решения: Первое. Ремонт с «модернизационными работами» (что бы организационно можно было выполнить в рамках «серийного» ГОСТ РВ 307, т.е. без длительного по срокам началаопытно-конструкторских работ (ОКР) по ГОСТ РВ 203) самолетов Су-33, с оснащением их новой БРЛС «Ирбис» (вероятно – с заменой двигателей) с линией передачи данных на ТАВКР (т.к. один летчик физически не справится со всем объемом информации). Второе. Создание в возможно короткий срок на базе находящихся на хранении самолетов Ту-204(214) группы танкеров (заправщиков) и «средних» самолетов ДРЛО для Морской авиации ВМФ (в первую очередь для ОСК «Север» (Северного флота) и ОКВС ТОФ). Самолеты есть, не используются, с большим остаточным ресурсом. Есть серийная РЛС «Ирбис» с большой дальностью обнаружения (самая мощная на сегодня истребительная РЛС). Возможности БРЛС «Ирбис» позволяют поставить вопрос не только обеспечения применения перехватчиков, но и обеспечения наведения дальнобойных ЗУР кораблей и наземных ЗРК на максимальную дальность, в т.ч. и по низколетящим целям (скрытым от ЗРК радиогоризонтом). Примечание: по самолетам ДРЛО в составе авиации ВМФ есть хороший китайский пример, где группы самолетов ДРЛО включены в состав авиации всех флотов ВМС КНР. Оружие палубной и морской авиации – УР «воздух-воздух». Необходимо обеспечить нашу морскую авиацию (и в первую очередь палубную) современными УР «воздух-воздух», - как с формирование необходимых боекомплектов, так и надежного их освоения в ходе боевой подготовки летным составом (в т.ч. в самых сложных условиях). Крайне острой проблемой ВМФ и ВКС РФ является поражение самолетов ДРЛО противника. Решение этой проблемы не только значительно снижает возможности противника по вскрытию обстановки и управлению, но и вынуждает«стелс» истребители типа F-22A и F-35A использовать РЛС (и раскрывать тем самым себя). Это возможно при оснащении наших самолетов УР «дальнего боя» КС-172, с возможностью поражения самолетов ДРЛО на дистанциях порядка 400 км (ракета Р-37М существенно проигрывает КС-172 по дальности). Возможность уничтожения самолетов ДРЛО и применения эффективных ПКР на большом удалении от нашего побережья заставляет корабельные группировки противника (в первую очередь АМГ) использовать РЭС в активных режимах, и, тем самым обозначить себя для наших средств дальней разведки и целеуказания ракет. Данный фактор очень важен в морском бою, - ввиду широкого применения в ВМС США тактики маскировки ударных соединений (использования РЭС в пассивных и скрытных режимах), - использования «ложных ордеров» и самолетов ДРЛО в качестве средств освещения обстановки. Эффективных средств классификации «ложных ордеров» средствами активной радиолокации не существует, что является прямой предпосылкой к нанесению удара ограниченным количеством дорогостоящих ПКР ВМФ по ложной цели. Проблему многоцелевого вертолета ВМФ необходимо решать. Флоту критически нужен многоцелевой корабельный вертолет. Перспективная «Минога» объективно будет лет через десять, и сегодня есть только одно решение, – создание и выпуск такого вертолета на базе Ка-27, с обеспечением решения задач: • разведки и целеуказания (в т.ч. по воздушным целям); • ПВО (с обеспечением наведения корабельных ЗУР на полную, загоризонтную дальность по низколетящим целям); • ПЛО (причем с эффективным ее решением за счет применения новой низкочастотной ОГАС (обеспечивающей совместной работу с БУГАС «Минотавр» кораблей), новых цифровых РГАБ и всего комплекс средств поиска обеспечивающего многопозиционный («распределенный») эффективный поиск ПЛ; • ПМО (противоминной обороны); • ударные: по кораблям, катерам и береговым (наземным) целям; • высадка десантов и их огневая поддержка; • перевозка грузов и людей между кораблями; • спасательные. Все технические решения для этого есть – вопрос в воле и решимости по их реализации. Здесь же нельзя пропустить крайне тяжелый вопрос – состояния противолодочного оружия авиации ВМФ. Например, у нас вообще никогда не осуществлялось применение авиацией ВМФ противолодочного оружия 3 поколения (АПР-2 и УМГТ-1) в практическом варианте (бросали только болванки), - по сути «боевая подготовка» с «деревянными автоматами». Нормативная база Необходимо приведение нормативной базы по применению корабельной авиации к обеспечивающей ее максимальные возможности. Пример: наличие и возможности двух вертолетов на БПК проекта 1155 ограничивается требованием «резервной посадочной площадки (ВПП)» в «целях безопасности» (т.е. при работе одного вертолета, нахождение другого на ВПП (в высокой готовности в вылету) запрещается, держать в ангаре – значит резко снижать его готовность. И с этой несуразностью нужно что-то делать … Данные по применению вертолетов при решении спасательных задач на западе показывают возможность выполнения таковых в условиях, значительно превышающих ограничения в наших «Руководствах по летной эксплуатации».Об этом же говорит и наш опыт (например, 1972г. - использование вертолета Ка-25 БПК «Вице-адмирал Дрозд» в тяжелых штормовых условиях при спасении ПЛ К-19). Очевидно необходимы специальные исследования и испытания применения наших вертолетов в «чрезвычайных обстоятельствах», с выдачей летному составу необходимыхрекомендаций. В отсутствии своего серьезного опыта палубной авиациинеобходим максимальный учет и использование опыта ВМС США. Увы, здесь серьезные проблемы, о которых необходимо говорить: VladimirYakubov (служил в ВМС США в 90х)2014г.: Посмотрел новое видео о полетах на «Кузнецове»:… Мои комментарии об организации работы палубного персонала в этом видео - это просто тихий ужас. Похоже, с 90ых ничего не улучшили. Не дай бог «Кузнецову» так придется заниматься интенсивными боевыми полетами - он сам себя выведет из строя…Проблемы следующие … Все это гарантирует при интенсивных полетах частые аварии на палубе … Совершенно не понятно, почему до сих пор не перевели и внедрили … американские правила работы на палубе - уж у кого, а у них в этом деле опыта больше всех. Ведь все NATOPS на эту тему уже давно можно скачать из интернета... Проблема эскадренного танкера. Для применения оперативного соединения в океанской зоне необходим крупный скоростной эскадренный танкер. Старые танкеры проекта 1556В предельно изношены, а новый «В.Пашин» имеет заведомо недостаточный запас топлива и скорость. Необходим крупный скоростной танкер. Примечание: с учетом необходимости в учебном авианосце (в т.ч. для отработки перспективных взлетно-посадочных устройств) представляет интерес возможность совмещения его с океанским танкером (с формирование на нем только полетной палубы и необходимых устройств, без ангара) Проблема авиаспасателей. Крайне острый и важный, и давно назревший вопрос – создание авиационно-десантной спасательный службы ВМФ, способной оказать эффективную помощь как экипажам аварийных и сбитых самолетов, так и кораблям и судам (в т.ч. в дальней зоне). Ситуация сегодня такова, что в дальней зоне «спасения практически нет», - как для летчиков авиации ВМФ, так и, в большинстве случаев для любых кораблей и судов.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 февраля 2020
Статья написана на основе материалов выступления автора на Конференции по палубной авиации ВМФ 30.10.2019г.
Аватар пользователя cemen
cemen
05 февраля 2020
Максим, удивил так удивил. это пожалуй самая понятно написанная и толковая статья из всего твоего "архива" совершенно с тобой согласен по всем поднятым вопросам, только нужно учесть, что один авианосец в войне с серьезным противником тем более со слабым боевым охранением погоды не сделает нужна продуманная программа строительства и применения нескольких авианосцев. Здесь можно вспомнить советские ТАКР которые даже при потери всей авиации мог быть полноценной боевой единицей, у них было единственное слабое место это палубный самолет со слабыми ТТХ. но если вспомнить Як-141 и возможно его новую версию с серьезными боевыми возможностями ТАКРы могут показать себя с самой лучшей стороны как раз в ограниченных конфликтах и при ПЛО и ПВО корабельных соединений в открытом океане.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 февраля 2020
мусье Косихин (он же сЭмЭн cemen, он же "Параван", он же "Дружок", он же "Фомин" и т.д.)! я с ВАМИ коз не пас и извольте мне не "тыкать", - это первое. А второе - ВАШЕ жалкое и убогое "мнение" имеет НУЛЕВУЮ "ценность" ввиду АБСОЛЮТНОЙ ВАШЕЙ некомпетентности (и не только в военных вопросах, но и банальной физике) и нечистоплотности (патологической лжи, клевете). То что ВЫ еще и "воровайка" (плагиатор) - это так, "вишенка на тортик"
Аватар пользователя cemen
cemen
07 февраля 2020
Масяня, козел ты вонючий, я тебе удод ты недоделанный, уже говорил, не флуди, доказательства представь. Если не представляешь, а ты их не представишь, кроме твоей подлости и лжи у тебя ж за твоей душонкой ничего нет, ты маленький паскудный скунс. Настоящие офицеры-подводники на сайте автономка.орг дали тебе твою оценку. Самая "добрая" была у вице-адмирала Рязанцева "Максим Клисов когда-то был маленьким, розовощеким мальчиком, но потом он вырос и превратился в красножопого гомодрила". Часть других комментов с оценкой твоего нравственного и умственного развития, я здесь выкладывал но почему-то их потерли, на каком основании не понятно.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
Животное сЭмЭн (он же "Косихин", он же "Фомин", он же "Параван", он же "Дружок" - это все его собственные подписи), кто здесь паскудный скунс - вполне очевидно из твоей тупой "нетленки" "Дон Кихот тихоокеанский" (в блоге катастрофа флоткома) ,читаем что дословно о Рязанцеве пишет мусье сЭмЭн (он же Косихин, он же Фролов, он же Параван, он же Дружок и т.д.: " Да, режет «правду-матку» вдоль и поперек, и подобные резкие высказывания можно встретить на каждой странице. К середине книге восхищение прямотой автора как-то угасает, приедается, а после прочтения всей книги невольно напрашивается мысль, что это писал не кадровый военный, а злобная, истеричная женщина. Почему? Да, потому, что много яростных слов и никаких доказательств." - еще раз - писалоь это лично сЭмЭном Косихиным. PS Мусье сЭмЭн Косихин, ВЫ все-таки для начала у себя в голове разберитесь с оценкой Рязанцева, а то ВЫ как маркитанская лодка "филейной частью" крутите ;)
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
Что касается "настоящих подводников" с Автономки, то я так и быть, потрачу сегодня час на то что бы восстановаить (пост у меня в ЖЖ mina030) трусливо удаленные Викторовым посты с ПОРКОЙ и Рязанцева и Храптовича, с детальным разбором всей глубины их безграмотности. А что касается НАСТОЯЩИХ подводников, и их оценок меня, то достаточно будет таких фамилий как СУЧКОВ, БЕРЗИН, ЛУЦКИЙ (список далеко не полный).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
По истошному визгу сЭмЭна Косихина о доказательствах (его плагиата), см. форум Отвага - Флот - Гидроакустика - стр.13. Как говорится "факты на лице"
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
писалось в 2007г. Авиация ВМФ. Была. Есть? Будет? Максим Климов В ходе Второй мировой войны четко определилась роль авиации как главной силы в боевых действиях на море. Это касалось абсолютно всех театров военных действий и всех стран-участниц. Оперативные успехи подводных лодок Германии (в первой половине войны) и США (во второй ее половине) были связаны в первую очередь со слабостью противостоящих противолодочных сил. Командование ВМФ СССР, после гибели 6 октября 1943 г. от авиации противника эскадренных миноносцев «Способный», «Беспощадный» и лидера "Харьков", практически исключило из участия в боевых действиях крупные боевые корабли на Черноморском и Балтийском ТВД. Решение это стоило нам большой крови в ходе наступательных операций РККА на приморских направлениях, и в последующем, в послевоенное время, имел далеко идущие последствия во взаимоотношениях "сухопутного" и "флотского" командований. Недоверие к флоту и его игнорирование во многом шло от событий 1944-45 г.г. на приморских флангах советско-германского фронта, когда противник на море делал все что хотел - от массированной огневой поддержки боевыми кораблями, до эвакуации морем крупных войсковых группировок. Если на сухопутном фронте к середине-концу 1943 г. было отработано достаточно эффективное взаимодействие с авиацией, то на флоте это имело место быть только на Севере. Трагедия 6 октября 1943 г. на Черноморском флоте явилась следствием именно крайне низкой организации взаимодействия и управления авиацией флота. Имеющая широкое хождение версия о их гибели за пределами радиуса действия одномоторных истребителей не соответствует действительности. Мощная группировка истребителей Черноморского флота на аэродроме Геленджик, не была своевременно введена в бой, хотя гибель кораблей была растянута по времени на много часов. "Корабельное мышление" подавляющего большинства командования ВМФ оказалось неспособно воспринять в полном объеме фактор появления авиации на море, особенно принять и осознать ее как ГЛАВНЫЙ фактор борьбы на море. Проблема эта касалась абсолютно всех крупных флотов мира. Сам факт необходимости наличия морской авиации был поставлен под сомнение в Великобритании (кроме палубной авиации) и Германии. В США в 20х годах прошлого века давление "черных сапогов" (сторонников линкоров), заставило Конгресс для защиты нового вида вооруженных сил законодательно ввести норму назначения командиром авианосца летчика. Война подвела черту под этими спорами. В первые годы после окончания Второй мировой войны ее уроки были еще свежи, в т.ч. для ВМФ СССР. В конце 40х - начале 50х годов ВМФ получил мощную группировку минно-торпедной (Ил-28 и Ту-14) и истребительной (МиГ-15) авиации. Боевая ценность оставшегося с войны корабельного состава, и построенного в конце 40х годов, находилась на весьма низком уровне. Корабли имели недостаточное противолодочное вооружение, а главное крайне слабую противовоздушную оборону, находились на уровне аналогичных кораблей зарубежной постройки конца 30х годов. До середины 50х годов - массового поступления в состав ВМФ подводных лодок проектов 611 и 613, крейсеров проекта 68бис, эскадренных миноносцев проекта 56, торпедных катеров проекта 183, их освоения, единственным реальным фактором боеспособности ВМФ в ближней морской зоне являлась его авиация. К сожалению, отношение в ВМФ к ней, как к чему-то вторичному на фоне эскадр кораблей, не претерпело изменений. Разгром авиации ВМФ последовавший в конце 50х был гораздо тяжелее и глубже чем подобные мероприятия на "берегу", например до 80х годов прошлого века ВМФ полностью лишился своей истребительной авиации. Каждый офицер ВМФ еще с 1 курса слышал о порезанных Хрущевым крейсерах. Но главное было не в них - боевые возможности ВМФ в ближней морской зоне, конце 50х - начале 60х годов, после проведения мероприятий по "удавлению" его авиации в уменьшились многократно. Ставка была сделана на развитие ракет с большой дальностью полета, применение ядерного оружия, максимальное развитие подводных сил (что, в условиях господства противника в воздухе на морских ТВД, было в тот момент вполне здравым решением). Необходимость борьбы с авианосными группировками до выхода противника на рубеж нанесения удара привела к созданию в составе ВМФ морской ракетоносной авиации (МРА) и постановке задачи борьбы с корабельными группировками противника Дальней авиации (ДА) ВВС. С принятием на вооружение самолетов Ту-22, Ту-16К-26, Ту-22М с ПКР Х-22, КСР-5 ВМФ и ВС СССР получили мощную ударную силу на морских и океанских ТВД. МРА фактически стала главной ударной силой ВМФ при проведении операций на океанских ТВД. Не смотря на большую численность корабельного состава ВМФ, суммарный залп МРА и ДА примерно в 2 раза превышал суммарный залп корабельного состава в ПКР оперативного назначения (ПКР ОН). На конец 80х годов прошлого века (пик мощи ВМФ) эти цифры составляли примерно 1300 ПКР ОН с авиационных носителей и 600 ПКР ОН с корабельных носителей (надводных кораблей и подводных лодок). Особенно большую опасность МРА представляла при прорыве в океан для судоходства стран НАТО. Большое количество целей, невозможность их адекватного прикрытия (во всяком случае - на уровне авианосных групп и соединений), возможность нанесения повторных ударов - именно эта составляющая боевого потенциала ВМФ (а не подводные лодки) представляли наибольшую угрозу для океанских коммуникаций западного блока. Размещение 2/3 ударного потенциала ВМФ на носителях обладающих отличной оперативной маневренностью позволяло массировать ударную мощь главном направлении" при обеспечении дозаправки в воздухе – переброска с севера на ТОФ дивизии МРА (40-60 Ту-22М) по северному маршруту занимала 42-45 ч, "предпочтение всегда отдавалось маневру с подвешенным оружием". ("Морской сборник"). Невольно приходит на ум сопоставление с переходом к Цусиме эскадры Рожественского. Вопрос боевой устойчивости авиации решался массированным применением средств РЭБ. Например из состава авиаполков МРА 1 эскадрилья являлась эскадрильей РЭБ. Эффективность средств РЭБ против авиационных УР воздух-воздух с радиолокационным наведением была достаточно высока, против корабельных ЗРК - много ниже. К большому сожалению, активные средства обороны (управляемые ракеты (УР) "воздух-воздух" с радиолокационным и тепловым наведением, бортовые РЛС обеспечивающие их применение) на самолетах МРА отсутствовали, что не может быть объяснено разумными причинами. По критерию стоимость-эффективность авиационная компонента ударной мощи ВМФ значительно превосходила корабельную - закупочная стоимость "тяжелого" боевого самолета составляет менее ¼ стоимости эскадренного миноносца, эксплуатационная – значительно менее ¼ эксплуатационной эсминца. Сравнение боевых возможностей 4 ракетоносцев Ту-22М и 1 эсминца пр.956 – 12 ПКР с дальностью 350-500 км против 8 ПКР с дальностью 110 км, действие по берегу - эсминец - 2000 осколочно-фугасных снарядов весом 33,4 кг - 66,8 т, 4 Ту-22М - 276 ФАБ-250 - 69 т. На эсминце есть ЗРК "Ураган". Но авиация его все равно утопит – вопрос только в наряде сил (например 4 "Ориона" пускают 16 ПКР "Гарпун"). Что касается ракетоносца МРА – для него имеется возможность создания даже ограниченными силами истребительной авиации "локальной (по времени и пространству) зоны господства в воздухе", причем высокая тактическая подвижность позволяет Ту-22М, в отличии от эсминца, воспользоваться этой зоной для пуска ракет. Однако фактор мощи МРА не повлиял на изменение традиционного отношения к авиации ВМФ как к чему-то побочному. "За время службы что на Северном, что на Балтийском флотах я, к сожалению, так и не смог научить адмиралов двум элементарным вещам: первое - не давайте мне команд на вылет на удар, поставьте задачу по цели, месту и времени удара, а я рассчитаю подлетное время и приму решение по времени взлета полков. И второе - если полки взлетели, то не переносите время удара, то есть для авиации после взлета, это, во-первых, категорически запрещается, во-вторых, невыполнимо, так как вылеты планируются, как правило, на полный радиус, "на укол", и после посадки и без ваших вводных по переносу времени удара в самолетах остается, как шутят летчики, "два ведра керосина". Сокерин В.Н, генерал-лейтенант запаса., Командующий морской авиацией БФ в 2001-2004 гг. "Корабельное мышление" офицерского состава и командования ВМФ оказалось неистребимым. В нашем ВМФ представить себе ситуацию когда командиром авианосца или эскадры, начальником оперативного управления объединения (не говоря о командующем флотом) может стать летчик невозможно. Вероятно именно это в значительной степени повлияло на темную и извилистую историю авианосца в нашем ВМФ. В конечном итоге мы так и не получили полноценного корабля этого класса. ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов" является таковым лишь в ограниченной степени, в первую очередь по причине трамплинного взлета самолетов. До сих пор существует ошибочное мнение что только "способность поразить агрессора в любом районе Морового океана" является обоснованием необходимости авианосца. На самом деле главная ценность и значение авианосца как средства ПВО заключается не в радиусе истребительного прикрытия сил флота, а в реакции на угрозу, возможности своевременно отвечать на нее необходимым нарядом сил. Именно исходя из этого критерия авианосцу не существует сколько-нибудь адекватной замены с точки зрения военной экономики. Даже при действиях "под берегом" стоимость дежурства в воздухе необходимого наряда сил была нереальной даже для ВМФ СССР во времена его щедрого финансирования. Дежурство на земле решением не является т.к. истребители не успевают отреагировать на угрозу. Именно на основе этого критерия англичанами после Фолклендского конфликта был сделан вывод "ЛЮБОЙ ФЛОТ ОПЕРАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОТОРОГО ВЫХОДЯТ ЗА ПРЕДЕЛЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ВОД ДОЛЖЕН ИМЕТЬ В СВОЕМ СОСТАВЕ АВИАНОСЦЫ". Возможно главной ошибкой ГК ВМФ Горшкова в деле авиационизации ВМФ была ставка на "русский "Нимитц"" - строительство полноразмерного аналога американских атомных авианосцев - проект 1159 "Орел". Слишком много было у него врагов, и далеко не бесспорны, перед лицом подавляющей мощи американской палубной авиации, доводы его сторонников. Предположим – вместо разборки недостроенного третьего корпуса противолодочного крейсера проекта 1123 (с увеличенной длиной), его достраивают как легкий авианосец с катапультным стартом авиации. "Обоснование" для Устиновых, Епишевых и иже с ними, – делаем новый противолодочный крейсер, с вертолетами Ка-25ПЛ не очень хорошо получилось, – теперь мы делаем корабль с самолетом ПЛО, для него и катапульта. Очевидно, что вслед за самолетом ПЛО на нем оказались бы и палубные истребители, самолеты РЭБ, ДРЛО. В конечном итоге к "большому" авианосцу мы бы все равно пришли, но путем достаточно спокойного эволюционного развития, без финансовых и организационных перехлестов типа строительства противолодочных крейсеров проекта 1143. К моменту достройки полноразмерного авианосца мы могли отработать на легком авианосце корабельную организацию, набраться опыта эксплуатации и учебно-боевого применения, дать мощный импульс созданию палубных самолетов, получить подготовленные к массовой постройке АВ летные а главное, командные кадры ВМФ прошедшие школу авианосца. Строго говоря, в 20 веке, именно "его величество авианосец" и вывел ведущие флоты мира из груд их ошибок. Истребительная авиация появилась в составе некоторых флотов ВМФ СССР только в 80х годах, до этого задачи прикрытия корабельных группировок и береговых объектов ВМФ должна была решать ПВО страны, взаимодействие с которой оставляло желать много лучшего. Воссоздание флотской штурмовой авиации в 70х годах резко увеличило ударные возможности флотов в ближней морской зоне. К концу 80х годов общая численность морской штурмовой авиации составляла более 300 самолетов типа Су-17, МиГ-27, Су-25, Су-24 и их модификаций, имеющих на вооружении такие высокоэффективные средства поражения кораблей, из за пределов их ПВО, как противорадиолокационная ракета Х-58, ПКР Х-31А, управляемые ракеты Х-29, Х-25. Появилась возможность оказания эффективной огневой поддержки десанта. Морская штурмовая авиация, у концу 80х годов, проигрывая по суммарному ракетному залпу кораблям и катерам с ПКР тактического назначения (ПКР ТН), реально превосходила всю корабельную группировку ВМФ ближней морской зоны по возможности массирования сил, мобильности, возможности нанесения повторных ударов по цели, универсальности при действиям по кораблям и берегу. К сожалению принцип рожденный Второй мировой войной - если противодействие в воздухе таково что в районе не сможет действовать самолет, то корабль здесь будет однозначно утоплен, так и не был понят нами. Пехотный полк, укрываясь от воздействия авиации противника, может зарыться в землю, при этом он может даже наступать, кораблю от авиации зарыться некуда Строительство массового москитного флота (ракетных катеров) ВМФ СССР, во всяком случае, в 80х годах было явной ошибкой. Гораздо эффективнее было выделявшиеся средства направить на усиление морской авиации, закупку истребителей, управляемых средств поражения. Необходимо отметить также фактор о котором не принято говорить, причем до сих пор - общее технологическое отставание промышленности СССР от мирового уровня вообще, и продукции Минавиапрома в частности. Наши самолеты заметно уступали аналогичным машинам противника по возможностям радиоэлектронного оборудования, управляемого ракетного оружия, дальности полета, боевой нагрузке, ресурсу. Усилия по сокращению этого разрыва предпринимались колоссальные, и в целом ряде случаев мы не только догоняли "оппонентов", но и на некоторых направлениях значительно их опережали (например, внедрение в начале 80-х годов нашлемной системы целеуказания "Щель", или БРЛС "Заслон" с ФАР). Однако в общем и целом - отставание было. В первую очередь это касалось вопросов управления действиями авиации в воздухе. К сожалению, создать систему дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) равноценной имевшейся у противника (в первую очередь по количеству сопровождаемых целей) мы так и не смогли. Т.е. боевые возможности одинаковых по численности и ТТХ авиационных группировок, у нас получались значительно ниже по причине более низкого качества управления авиации. Часто критикуемая, установка на наши авианосцы, по требованию главкома Горшкова, дальнобойных ПКР, на деле преследовала задачу сковать активность истребительной авиации противника в воздушных боях, фактором постоянно действующей угрозы нанесения удара ПКР. Сегодня разрыв в боевых возможностях авиационных комплексов наших и вероятного противника стал критическим, фактически ставящим под вопрос вообще способность решения авиацией каких-либо задач. К сожалению факт этот нами не осознан до сих пор, в общественном сознании (в т.ч. и среде военных профессионалов) господствует мнение о наших самолетах как о самых-самых. При этом упускается из виду что речь идет о авиационных комплексах разработанных до начала 80х годов прошлого века. Даже без учета факторов ДРЛО и РЭБ наши самолеты в подавляющем большинстве случаев сегодня будет сбиваться ракетами AIM-120 с активными радиолокационными ГСН. С массовым оснащением авиации ряда стран этой УР "воздух-воздух" о превосходстве наших истребителей в воздушном бою можно забыть. Поставкам нашей авиации аналогичной УР Р-77 помешали 90-е годы. Острейшая проблема – состояние разведывательной авиации ВМФ. Проблема усугубляется нашей порочной привычкой счета и сравнительного анализа своих сил и противника «по головам», например – суммарного ракетного залпа, без учета вероятности выживания самих носителей до момента залпа, ракет на траектории, а главное – возможности вообще обнаружить противника, передать целеуказание, скоординировать средствами управления удар. Т.е. дела с системой управления и во времена СССР обстояли неважно - «Опытовое учение противоавианосной дивизии показало низкую вероятность целеуказания от КА «Легенда», поэтому для обеспечения действий тактической группы требовалось формирование разведывательно-ударной завесы в составе 3 АПЛ пр.705 или 671РТМ» адмирал Капитанец, а при сокращениях 90х в первую очередь пострадали структуры обеспечения, в т.ч. и разведки. Сегодня необходимо: 1. Основой ударной мощи ВМФ должна быть авиационная группировка (МРА, истребительная авиация, РЭБ, ДРЛО, разведчики, средства аэродромного обеспечения, в т.ч. ПВО, приспособленными к оперативной переброске силами ВТА) центрального подчинения (ВМФ), придаваемая на период операции командованию на ТВД (флоту/флотилии) 2. Модернизация бортовых РЛС истребителей обеспечивающая применение УР Р-77, закупка необходимого боекомплекта УР Р-77 3. Главное направление модернизации истребительной авиации (в т.ч. ВМФ) - восстановление способности ведения воздушного боя с современным противником - возможность применения УР Р-77, новые БРЛС, способность одновременного обстрела нескольких целей, новые средства РЭБ (в первую очередь на основе активных буксируемых ловушек), современная версия УР ближнего боя Р-73. 4. Принятие на вооружение УР сверхдальнего боя КС-172 для уничтожения самолетов ДРЛО противника 5. Принятие на вооружение новых самолетов ДРЛО 6. Все боевые самолеты ВМФ должны иметь возможность дозаправки, в составе ВМФ должна быть штатная авиагруппа танкеров 7. Строительство нового легкого учебного авианосца (десантно-вертолетного корабля) или переоборудование под авианосец ракетного крейсера проекта 1144 (например, ремонт с модернизацией ТРКР "Ушаков" или "Лазарев" как авианосец). Наличие второй "палубы" позволит поставить для должного ремонта "Кузнецов" (или дать "корабельную палубу" ТОФ) 8. Необходимо «заинтересованное участие» ВМФ в программе создания истребителя 5 поколения, в комплексной увязке с создание перспективного самолетов ДРЛО, РЭБ. Существует крайне опасное заблуждение о необходимости создания многоцелевого авиационного комплекса. Единственной задачей истребителя 5 поколения должно быть завоевание превосходства в воздухе, и способность осуществлять перехват "сложных" аэродинамических целей (от гиперзвуковых аппаратов до малозаметных БПЛА и КР) и только! «С точки зрения здравого смысла многое говорило в пользу многоцелевого самолета. Но можно было уже увидеть почему неразумно возлагать на истребитель, например задачу доставки боеприпасов к наземной цели. Конструкцию крыла и фюзеляж усилили для выдержки 6g при 6 тоннах подвесок. Дополнительный вес ухудшил маневренность. Но самое главное – многоцелевое применение привело к снижению уровня подготовки пилотов, которая стала лишь посредственной. Задача завоевания превосходства в воздухе сама по себе слишком объемна и дополнительные бомбардировочные функции обернулись существенным снижением результатов» подполковник ВВС США Р.Ханн. С ударными задачами вполне справятся модернизированные варианты уже существующих самолетов, при условии применения современных средств поражения, но будущий воздушный бой однозначно требует новой машины - малозаметность, активная ФАР, и т.д.. С мнением "Считаю целесообразным немедленно переподчинить ВВС флотов главнокомандующему ВВС и ПВО страны, так как в настоящее время ситуация революционная: флот не может руководить авиацией, авиация при таком к ней отношению не желает подчиняться флоту". (Сокерин В.Н, генерал-лейтенант запаса., Командующий морской авиацией БФ в 2001-2004 гг.) нельзя согласиться категорически. Очевидно наличие огромного количества проблем во взаимодействии и понимании командования ВМФ и морской авиации. Однако эти проблемы необходимо решать, а не уходить от них. Без авиации флота не будет, как не будет эффективного флота без осознания самим флотом главной, ведущей роли авиации в современной войне на море. Главное в этом - принципиальное изменение системы подготовки нашего офицерского состава. Узкая специализация офицерского состава приводит к крайне явно недостаточному знанию смежных вопросов, вплоть до привития "профессионального шовинизма" - категорического нежелания их изучать. При этом имеет место быть активное неприятие опыта зарубежных стран, хотя ситуация такова что уже давно пора "бороды насильно стричь"! О каком уровне знания авиации офицером ВМФ может идти речь, если офицеры "противолодочник" и "акустик" ("ракетчик" и "вычислитель" и т.д.) сидят сегодня "в разных окопах", особенно это касается подводников. Надводникам объективно по ходу службы приходится пересекаться с более широким спектром вопросов службы, значительно выходящих за пределы первоначального военного образования, гораздо чаще приходится сталкиваться с возможными противниками (в т.ч. авиацией), и это влияет на гораздо более широкий их кругозор. Тема подготовки и прохождения службы офицерского состава объективно выходит за пределы данной статьи, однако без отказа от узкоспециальной подготовки офицеров ВМФ "боевых специальностей", не будет не только нормального взаимодействия с авиацией, не будет и самого ВМФ как дееспособной системы! Надежду на будущее дает ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов". Не смотря на наличие огромных проблем с его эксплуатацией и боевой подготовкой в составе ВМФ корабль жив, работает в море. Представители командования ВМФ, личного состава корабля сохранившие его, особенно в 90е годы, достойны всяческого уважения. Вопрос в данном случае заключается не в боевом значении как отдельной единицы ВМФ, а в принципе - авиационизации флота, который удалось сохранить. Думается вполне справедливым будет выпуск именного памятного знака в честь этого. Главная роль авиации сегодня, в т.ч. в войне на море, - это аксиома. Наличие 5 отдельных морских театров исключает возможность создания дееспособного ВМФ без изменения существующего отношения к своей авиации.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
по тематике из статьи 2015г. Еще раз о мифах послевоенного кораблестроения И ВНОВЬ ОБ АВИАНОСЦАХ И, наконец, мы дошли до одной из самых главных и «красочных» проблем отечественного послевоенного военно-морского строительства – вопроса об авианосцах. «Полуофициальная современная история создания отечественных авианосцев» сформирована во многом работами капитанов 1 ранга В.И. Никольского и В.П. Кузина, начиная еще с первых несекретных публикаций в еще советском «Морском сборнике». В «упрощенном» виде она выглядит так: «мудрая отечественная военно-морская наука» планировала строительство советских «нимицев» с начала 1970-х годов, но Устинов якобы не дал это сделать. Однако если начать разбираться в вопросе, то откроется весьма интересная картинка. Оказывается, что к реальной истории эта «лубочная картинка» имеет весьма отдаленное отношение. Вот, к примеру, что об этом говорили специалисты одного из отечественных ЦНИИ, привлекавшиеся к вопросу создания авианосцев для ВМФ СССР: «Как потом стало очевидно, концепции АНК пр. 1160 и 1153 и не могли быть тогда корректно сформированы из-за того, что в качестве основополагающего постулата был принят казавшийся объективным тезис: при строительстве авианосного флота СССР должен повторить сделанное в США, приблизившись к характеристикам американских авианосцев, насколько позволяют технические возможности… Вследствие этого, во-первых, отечественный флот почему-то должен был решать задачу нанесения ударов по надводным целям как бы дважды – один раз палубными штурмовиками, а второй – ракетами «корабль-корабль». Во-вторых, автоматически возникала задача нанесения ударов по тактическим сухопутным целям, то есть, очевидно, задача подавления противодесантной обороны. Но что самое интересное, противники строительства больших авианосцев ни разу отчетливо не указали на ошибочность концепции больших авианосцев, а оперировали в основном категориями стоимости и неготовности промышленности как к постройке самих кораблей, так и производству сложных их составных частей, например катапульты. Это было как раз следствием того, что во всех организациях, исследовавших проблему, тогда еще не была разработана технология внешнего проектирования таких сложных систем, как АНК, и не был развит соответствующий модельно-методический аппарат, который помог бы сторонникам «больших АВ» преодолеть синдром «очень большого АВ», а их противникам – выявить ошибочность выдвигавшейся концепции (чем, возможно, подтолкнуть всех к формированию правильной концепции)». То есть позиция командования была: «хотим «Нимиц», но на вопрос «зачем» и почему «именно такой», флот ответить затруднялся. Таким образом, сутью «авианосного вопроса» для ВМФ было здравое и адекватное обоснование, выработка концепции и тактики их применения. А вот к копированию решений ВМС США мы были неспособны как по экономическим, так и, в первую очередь, по технологическим причинам. Более того, авианосец – это не столько «размеры палубы и количество самолетов». Авианосец, в первую очередь, – это качество управления. В этой связи приведу слова специалиста, на практике занимавшегося подготовкой, руководством и анализом противоавианосных действий нашего ВМФ на океанском ТВД. В своей статье «Проекция силы в океане невозможна без авианосцев» (см. «НВО» от 16.12.11) контр-адмирал в отставке Юрий Васильевич Кириллов, в частности, указывает: «Наверное, нет понятий, более близких, чем авианосец и проблемы управления. Еще бы, ведь это плавучий аэродром со всем необходимым для эффективного, бесперебойного боевого применения солидной разнородной группировки авиации, к тому же гигантский корабль с многотысячным экипажем, тысячами помещений, многообразием механизмов и систем, призванных работать с точностью часового механизма, пчелиного улья! Представьте себе также проблематику одновременного управления многочисленной корабельной авиацией, действующей сразу по нескольким задачам, на значительном удалении, и корабельного охранения авианосца прикрываемыми им силами в условиях боевых действий высокой или даже средней интенсивности. Представьте пространственный размах боевых действий, если только хватит воображения! …Авианосец – это организация, доведенная до совершенства». И если такой доведенной до совершенства организации нет, авианосец не только становится бесполезен, являясь «большой мишенью» для противника, но и вреден – отвлекает ресурсы для иных вариантов решения задачи. В отечественной «авианосной проблеме» первичным был вопрос организации, а не «коробки в 80 000 т». При этом «противная сторона» – ВМС США – имела огромный, в том числе и боевой, опыт применения авианосцев, отработанную систему подготовки корабельного и летного составов, а также органов оперативного управления. Технически это управление реализовывалось в 70–80-х годах прошлого века соответствующими возможностями помехоустойчивых средств связи (при этом мы здесь заметно отставали), управления (наши средства управления, в том числе авиации, тогда значительно уступали западным) и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). Масштабы отставания в последнем случае были просто колоссальны – создать самолет ДРЛО «легкого класса», пригодный по массо-габаритным характеристикам к использованию на авианосцах, мы до начала 1990-х годов так и не смогли (при том что он был крайне нужен не только ВМФ, но и авиации, и ПВО).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
09 февраля 2020
по проблематике АВК настоятельно рекомендую книгу ГосНИИ АС "АВИАЦИЯ ВМФ РОССИИ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС" Концепции создания, пути развития, методология исследований Под редакцией академика Е.А. Федосова. Составитель В.В. Орлов. Более детально по сути дела и логики принятия решений открытых источников нет (и далеко не факт что есть закрытые). Ошибки там есть, но даже они интересны (их анализ)
Аватар пользователя cemen
cemen
12 февраля 2020
Вор и плагиатор М.Климов опять потер все комменты его обличающие. Мало того, что он вор он еще и переписыватель ВИКИПЕДИИ, найдите три отличия: Опус М.Климова Бенефис «калибров» 3М-14К/3М-14Т (3М-14КЭ/3М-14ТЭ) – ракета штатной комплектации с боевой частью фугасного действия, помещенная в транспортно-пусковой контейнер/стакан. 3М-14КЭУД (3М-14ТЭУД), 3М-14КЭУС (3М-14ЭУС) и 3М-14КЭРМ (3М-14ТЭРМ) – соответственно учебно-действующие, учебно-стендовые (для тренировок по заправке жидким топливом) и учебно-разрезные макеты ракет из состава УТС комплекса, помещенные в транспортно-пусковой контейнер/стакан для обучения и отработки практических навыков личного состава по эксплуатации и техническому обслуживанию ракет. 3М-14ТЭГВМ – габаритно-весовые макеты, предназначенные для обучения персонала погрузочно-разгрузочным работам. ВИКИПЕДИЯ Ракеты против наземных целей (приведены по открытым данным для экспортного варианта) • 3М-14К/3М-14Т (3М-14КЭ/3М-14ТЭ) — ракета штатной комплектации с боевой частью фугасного действия, помещённая в транспортно-пусковой контейнер/стакан; • 3М-14КЭК (3М-14ТЭК) — ракета контрольной комплектации с инертной боевой частью, предназначенная для учебных пусков, помещённая в транспортно-пусковой контейнер (транспортно-пусковой стакан); • 3М-14КЭУД (3М-14ТЭУД), 3М-14КЭУС (3М-14ЭУС) и 3М-14КЭРМ (3М-14ТЭРМ) — соответственно учебно-действующие, учебно-стендовые (для тренировок по заправке жидким топливом) и учебно-разрезные макеты ракет из состава УТС комплекса, помещённые в транспортно-пусковой контейнер (транспортно-пусковой стакан) для обучения и отработки практических навыков личного состава по эксплуатации и техническому обслуживанию ракет; • 3М-14ТЭГВМ — габаритно-весовые макеты, предназначенные для обучения персонала погрузочно-разгрузочным работам.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
14 февраля 2020
ПЕРВОЕ. Из переписки с редакцией 08.10.15 в 11:06 Предлагаю написать текст по пускам КФл. Сделать толковый информативный материал. Срок, правда, жесткий. Вечер воскресенья - это край. Но выйдет во вторник. Просто откладывать эту тему нельзя. 09.10.15 в 8:46 Думаю в этом случае "мыслью по древу" "растекатся" не нужно. Коротко и по сути (в приложении) «Парадная и оборотная сторона» «дня Калибров». Успешное нанесение 9 октября массированного ракетного удара крылатыми ракетами морского базирования) КРМБ «Калибр», вызвал преимущественно высокие оценки общества, причем и той части общества которая хорошая знает реальную обстановку и сложности современного ОПК и Вооруженных сил РФ. Это действительно большая и знаковая победа. То что это событие состоялось в День рождения Верховного Главнокомандующего имеет свое значение,–. именно по его требования ВМФ получил свой первый корабль с КРМБ, и этот корабль (СКР «Дагестан») принимал участие в операции 9 октября. Итак, 9 октября ВМФ России обрел и продемонстрировал на практике наличие у него мощного, высокоточного инструмента неядерного сдерживания и поражения удаленных целей. Однако есть и «непарадная сторона дела» … Не смотря на массовые поставки КРМБ на экспорт, ВМФ фактически сорвал свою модернизацию, перевооружение («массовую ракетизацию») в «жирные годы». Сегодня это придется выполнять в условиях жесткого экономического кризиса. При этом в вопросах применения крылатых ракет крайне важным, для достижения их высокой эффективности, является возможность формирования мощного ракетного залпа. Однако залп 9 сентября Каспийской флотилии близок к залпу всего ДВУХ тяжелых бомбардировщиков (при том что последние несут крылатые ракеты с гораздо большей досягаемостью и ТТХ), и по факту оказался сегодня максимальным реальным залпом ВМФ. Здесь же можно вспомнить то что, в отличии от ВВС, в целом ряде учений применявших КР залпом (в т.ч. полным), ВМФ привык стрелять «осторожно» - «по одной», максимум двумя. Отсутствие аналогичного «каспийскому» залпа со стороны Средиземного моря, например с борта АПЛ «Северодвинск», вполне характеризует реальное состояние дел с новыми проектами (вопреки «радужным заявлениям СМИ»). Еще одной, и серьезной проблемой наших КРМБ (разработанных под «стандарт» 53см торпедного аппарата) является «недогруз» пусковой установки и значительное отставание по ТТХ от авиационных КР. Автор уже поднимал эту проблему в статье «Подводные камни «Северодвинска». С учетом жестких экономических ограничений разработка «большого варианта» КРМБ («типоразмер «Оникса») Тем не менее, праздник состоялся, … но возникает вопрос – что дальше? А дальше – нам кровь из носа необходима ускоренная «массовая ракетизация ВМФ», с задачей не просто кратного увеличения ракетного залпа, а увеличения его более чем на порядок. По хорошему, нужен выход на показатели порядка тысячи КРМБ в залпе. И решать эту задачу необходимо в условиях кризиса и санкций. Безусловно это требует «нетрадиционных» и жестких решений, - вплоть до значительного пересмотра программы кораблестроения. Существующая вызывает слишком много нехороших вопросов. Например, Тихоокеанский флот, до вступления в строй АПРК «Иркутск» проекта 949АМ остается без носителей неядерных КРМБ. При этом на этом ТВД имеется ряд очень серьезных оперативных проблем, решение которых без использования мощного залпа КРМБ невозможно. Пример – «алеутский аэроузел», действуя с которого базовая патрульная авиация «эвентуального противника» (под прикрытием F-22 «Раптор») в состоянии сорвать развертывание сил камчатской эскадры ПЛ ВМФ (в т.ч. МСЯС – «Бореев»). Есть вопросы и по оптимальной структуре носителей КРМБ по флотам. Наносить удар КР с южной части Каспийского моря намного удобнее и эффективнее авиацией (способной в кратчайшее время и скрытно выйти в район пуска и имеющие КР с значительно большей дальностью полета). А вот для применения КР со стороны Средиземного моря однозначно нужны морские носители, нужен многоракетный залп, а значит место кораблей Каспийской флотилии наносивших удар 9 октября – с составе Черноморского флота. Выводы. Безусловно 9 октября – успех, праздник всех причастных, и эта дата останется в истории ВМФ. Однако этот успех показывает и значительное ошибки и недоработки в деле «ракетизации ВМФ». Сегодня необходимы самые решительные действия приданию ВМФ реально ударного неядерного потенциала (потенциала нядерного сдерживания), вплоть до существенной корректуры ранее принятых решений (ГПВ, Программа кораблестроения, НИОКР …), структуры и распределения корабельного состава. Необходимо повышение ракетного залпа ВМФ (КРМБ) более чем на порядок больше от продемонстрированного 9 октября, вплоть до тысячи КРМБ. С целью уменьшения затрат на создание мощной группировки КРБМ необходима разработка, в возможно короткие сроки, «Большого Калибра» (обеспечивающего, по оценкам американских специалистов, снижение стоимости решения задач примерно в 3-4 раза от обычной КРМБ. Хххххххххх далее переписка с редактором: 09.10.15 в 13:18 Е-клмн, Вот вы иногда на нас обижаетесь, но начинаем редактировать материал, а в сухом остатке остается всего-навсего: калибр-НК - это хорошо. Это я самолично поработал с Вашим текстом. Вот что у меня получилось. Прошу Вас согласовать этот материал. Ибо времени у нас на дальнейшее совершенствование текста нет. А если газета выйдет во вторник без этого материала, будет нехорошо. Ну как так - событие было, а текста нет. 09.10.15 в 16:17 срочно правлю, так как в тексте - НЕЛЬЗЯ!! - по ряду причин (о них как сделаю), взято по ракетам, так понимаю у г.DIMMI - а он источник довольно "тухлый" т.к. сам не брезговал публиковать свои фантазии (причем сейчас уже забыв где наврал сам). Т.е. как источник DIMMI нуждается в серьезной проверке. Кроме того, т.к. с вопросом знаком более чем ... в курсе того что "очень рекомендовано в СМИ не афишировать".... 15 минут и будет все 09.10.15 в 16:23 Свою правку выделите красным. Чтобы было видно. 09.10.15 в 16:33 красным - вычеркнутое зеленым – добавленное хххххххххххххххххххххххххххххххх ВТОРОЕ. Плагиат может относиться только к объектам АВТОРСКОГО ПРАВА , к коим перечисление изделий (причем «кривое» от реального) НИКАК НЕ ОТНОСИТСЯ. Выводы. 1. Объем указанного текста (в "Бенефисе Калибров") 10% объема статьи, и эти 10% - редакторская правка ,причем абсолютно корректная с точки зрения авторского права. 2. В тупом опусе мусье Косихина (он же сЭмЭн, он же Фомин, он же Параван, он же Дружок и т.д.) БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ ДОСЛОВНО ПЕРЕПИСАНО У ДРУГИХ АВТОРОВ (причем именно авторского текста). Собственно говоря – «факты на лице». Прочие "нетленки" сЭмЭна Косихина просто лень проверять, но полагаю покопать там есть что ;)
Аватар пользователя cemen
cemen
17 февраля 2020
Марусенька Климова, зайка ты редакторская, так и стоит перед тобой редактор на коленях и просит...дай Маруся, дай мне ..... статью. А, Маруся Климова ему в ответ: Дам, конечно дам....вот только Википедию перепишу...А, редактор все не отстает, все просит: Дай Маруся Климова скорей, а то вся газета пропадает, номер проваливается, вся редколегия не работает, тебя все ждут когда ты, голубоглазая, придешь, и всем дашь....очередной свой опус, переписанный из Википедии.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 февраля 2020
полный (авторский) исходник статьи: К вопросу русского авианосца. «Где наш авианосец?!?!» Президент РФ, ВГК ВС РФ Путин В.В. 2015г. С учетом значительного обострения военно-политической обстановки существуют значительная вероятность того что нашим Вооруженным Силам, ВМФ в среднесрочной перспективе придется вступить в бой против сильного противника, обладающегося современной авиацией, ПВО, ракетным оружием. И мы должны быть готовы и сделать все для того что бы наш ВМФ, и его единственный авианосец могли достойно вступить в бой и победить. ТАВКР проекта 11435 может и должен после ремонта стать эффективным боевым авианосным комплексом, -ключевым элементом авианосного оперативного соединения ВМФ, способного решать реальные сложные боевые задачи: • в ближней зоне против «сильного противника», • в океанской зоне, - в локальных конфликтах против «относительно слабого противника». Достижение такого уровня эффективности (как ТАВКР (и его авиагруппы) так и всего авианосного оперативного соединения) – лучший аргумент в пользу перспективного авианосца. С мнением о сохранении после ремонта его в «статусе» практически небоеспособного, «учебного» авианосца нельзя согласиться категорически, как нельзя согласиться с расходованием средств на ошибочные приоритеты ВМФ, например эсминцы «Лидер». Эсминцы (фактически крейсера), – это в первую очередь элементы оперативного соединения, ключевым элементом которого должен быть авианосец. Т.е. авианосец имеет однозначный приоритет перед эсминцем (крейсером), и его возможности являются определяющими к облику эсминца (крейсера). Соответственно, мнение что «облик «Лидера» уже сформирован» не имеет под собой никаких серьезных оснований: сначала нужно сформировать облик авианосца, а без наработки опыта применения полноценного и боеспособного авианосного соединения (с ТАВКР проекта 11435) это невозможно. Авианосец - это опыт, качество управления, и это все невозможно наработать «компьютерным моделированием в тиши кабинетов». Возникает вопрос – как может быть обеспечено эффективное применение ТАКВР пр.11435 в условиях подавляющего превосходства многоцелевых авианосцев ВМС США? Ответ здесь в том, что наш ТАВКРдействует не сам по себе, а как элемент межвидовой группировки сил на ТВД, резко повышая ее боевую устойчивость и возможности по ведению разведки, эффективному поражения противника дальнобойными ПКР ВМФ и обеспечения развертывания МСЯС. Даже большой радиус береговых самолетов не может обеспечить реального прикрытия кораблей и МСЯС, - ибо из дежурства на аэродроме истребители придут «по вызову» уже не к кораблям, ак их «спасательным плотикам», дежурство же в воздухе требуемого наряда сил многократно перекрывает стоимость авианосца с авиагруппой. Т.е. даже как «авианосец береговой обороны» ТАВРК проекта 11435 многократно усиливает возможности Северного флота и группировки ВС РФ (в т.ч. МСЯС). Проецирование силы в дальней и океанской зоне оперативным соединением с ТАВКР обеспечивается против «слабого противника» (без участия ВМС США). Например, в начальный момент операции в Сирии применение ТАВКР было крайне необходимо, а в случае обострения обстановки и вступления в войну Турции становилось критически важным фактором (авиабаза Хмеймим находится в пределах дальности реактивной артиллерии Турции). Здесь же есть весомый политический фактор, - например с Китаем можно и нужно дружить, но «упаси нас Бог быть в этой дружбе слабыми». По тематике авианосцев ВМС КНР ушли намного дальше нас, и здесь доведения нашего ТАКР до уровня современных требований и демонстрация этого (возможно – в ходе совместных маневров) – серьезный фактор поддержания авторитета ВМФ РФ и страны как сильной морской державы. Проблема ДРЛО. Одна из главных проблем ТАВКР пр.11435 и его авиагруппы – отсутствие штатного корабельного самолета ДРЛО. В СССР палубный самолет ДРЛО Як-44 создать не успели. Самолетов ДРЛО А-50(У) в ВКС РФ крайне ограниченное количество, и надежно надеяться на них не приходится. С учетом ограниченных средств и плановых сроков вступления в строй (и последующей службы) ТАВКР и недостаточной эффективности вертолетов ДРЛО, возможны только два технических решения: Первое. Ремонт с «модернизационными работами» (что бы организационно можно было выполнить в рамках «серийного» ГОСТ РВ 307, т.е. без длительного по срокам началаопытно-конструкторских работ (ОКР) по ГОСТ РВ 203) самолетов Су-33, с оснащением их новой БРЛС «Ирбис» (вероятно – с заменой двигателей) с линией передачи данных на ТАВКР (т.к. один летчик физически не справится со всем объемом информации). Второе. Создание в возможно короткий срок на базе находящихся на хранении самолетов Ту-204(214) группы танкеров (заправщиков) и «средних» самолетов ДРЛО для Морской авиации ВМФ (в первую очередь для ОСК «Север» (Северного флота) и ОКВС ТОФ). Самолеты есть, не используются, с большим остаточным ресурсом. Есть серийная РЛС «Ирбис» с большой дальностью обнаружения (самая мощная на сегодня истребительная РЛС). Возможности БРЛС «Ирбис» позволяют поставить вопрос не только обеспечения применения перехватчиков, но и обеспечения наведения дальнобойных ЗУР кораблей и наземных ЗРК на максимальную дальность, в т.ч. и по низколетящим целям (скрытым от ЗРК радиогоризонтом). Примечание: по самолетам ДРЛО в составе авиации ВМФ есть хороший китайский пример, где группы самолетов ДРЛО включены в состав авиации всех флотов ВМС КНР. Оружие палубной и морской авиации – УР «воздух-воздух». Необходимо обеспечить нашу морскую авиацию (и в первую очередь палубную) современными УР «воздух-воздух», - как с формирование необходимых боекомплектов, так и надежного их освоения в ходе боевой подготовки летным составом (в т.ч. в самых сложных условиях). Крайне острой проблемой ВМФ и ВКС РФ является поражение самолетов ДРЛО противника. Решение этой проблемы не только значительно снижает возможности противника по вскрытию обстановки и управлению, но и вынуждает«стелс» истребители типа F-22A и F-35A использовать РЛС (и раскрывать тем самым себя). Это возможно при оснащении наших самолетов УР «дальнего боя» КС-172, с возможностью поражения самолетов ДРЛО на дистанциях порядка 400 км (ракета Р-37М существенно проигрывает КС-172 по дальности). Возможность уничтожения самолетов ДРЛО и применения эффективных ПКР на большом удалении от нашего побережья заставляет корабельные группировки противника (в первую очередь АМГ) использовать РЭС в активных режимах, и, тем самым обозначить себя для наших средств дальней разведки и целеуказания ракет. Данный фактор очень важен в морском бою, - ввиду широкого применения в ВМС США тактики маскировки ударных соединений (использования РЭС в пассивных и скрытных режимах), - использования «ложных ордеров» и самолетов ДРЛО в качестве средств освещения обстановки. Эффективных средств классификации «ложных ордеров» средствами активной радиолокации не существует, что является прямой предпосылкой к нанесению удара ограниченным количеством дорогостоящих ПКР ВМФ по ложной цели. Проблему многоцелевого вертолета ВМФ необходимо решать. Флоту критически нужен многоцелевой корабельный вертолет. Перспективная «Минога» объективно будет лет через десять, и сегодня есть только одно решение, – создание и выпуск такого вертолета на базе Ка-27, с обеспечением решения задач: • разведки и целеуказания (в т.ч. по воздушным целям); • ПВО (с обеспечением наведения корабельных ЗУР на полную, загоризонтную дальность по низколетящим целям); • ПЛО (причем с эффективным ее решением за счет применения новой низкочастотной ОГАС (обеспечивающей совместной работу с БУГАС «Минотавр» кораблей), новых цифровых РГАБ и всего комплекс средств поиска обеспечивающего многопозиционный («распределенный») эффективный поиск ПЛ; • ПМО (противоминной обороны); • ударные: по кораблям, катерам и береговым (наземным) целям; • высадка десантов и их огневая поддержка; • перевозка грузов и людей между кораблями; • спасательные. Все технические решения для этого есть – вопрос в воле и решимости по их реализации. Здесь же нельзя пропустить крайне тяжелый вопрос – состояния противолодочного оружия авиации ВМФ. Например, у нас вообще никогда не осуществлялось применение авиацией ВМФ противолодочного оружия 3 поколения (АПР-2 и УМГТ-1) в практическом варианте (бросали только болванки), - по сути «боевая подготовка» с «деревянными автоматами». Нормативная база Необходимо приведение нормативной базы по применению корабельной авиации к обеспечивающей ее максимальные возможности. Пример: наличие и возможности двух вертолетов на БПК проекта 1155 ограничивается требованием «резервной посадочной площадки (ВПП)» в «целях безопасности» (т.е. при работе одного вертолета, нахождение другого на ВПП (в высокой готовности в вылету) запрещается, держать в ангаре – значит резко снижать его готовность. И с этой несуразностью нужно что-то делать … Данные по применению вертолетов при решении спасательных задач на западе показывают возможность выполнения таковых в условиях, значительно превышающих ограничения в наших «Руководствах по летной эксплуатации».Об этом же говорит и наш опыт (например, 1972г. - использование вертолета Ка-25 БПК «Вице-адмирал Дрозд» в тяжелых штормовых условиях при спасении ПЛ К-19). Очевидно необходимы специальные исследования и испытания применения наших вертолетов в «чрезвычайных обстоятельствах», с выдачей летному составу необходимыхрекомендаций. В отсутствии своего серьезного опыта палубной авиациинеобходим максимальный учет и использование опыта ВМС США. Увы, здесь серьезные проблемы, о которых необходимо говорить: VladimirYakubov (служил в ВМС США в 90х)2014г.: Посмотрел новое видео о полетах на «Кузнецове»:… Мои комментарии об организации работы палубного персонала в этом видео - это просто тихий ужас. Похоже, с 90ых ничего не улучшили. Не дай бог «Кузнецову» так придется заниматься интенсивными боевыми полетами - он сам себя выведет из строя…Проблемы следующие … Все это гарантирует при интенсивных полетах частые аварии на палубе … Совершенно не понятно, почему до сих пор не перевели и внедрили … американские правила работы на палубе - уж у кого, а у них в этом деле опыта больше всех. Ведь все NATOPS на эту тему уже давно можно скачать из интернета... Проблема эскадренного танкера. Для применения оперативного соединения в океанской зоне необходим крупный скоростной эскадренный танкер. Старые танкеры проекта 1556В предельно изношены, а новый «В.Пашин» имеет заведомо недостаточный запас топлива и скорость. Необходим крупный скоростной танкер. Примечание: с учетом необходимости в учебном авианосце (в т.ч. для отработки перспективных взлетно-посадочных устройств) представляет интерес возможность совмещения его с океанским танкером (с формирование на нем только полетной палубы и необходимых устройств, без ангара) Проблема авиаспасателей. Крайне острый и важный, и давно назревший вопрос – создание авиационно-десантной спасательный службы ВМФ, способной оказать эффективную помощь как экипажам аварийных и сбитых самолетов, так и кораблям и судам (в т.ч. в дальней зоне). Ситуация сегодня такова, что в дальней зоне «спасения практически нет», - как для летчиков авиации ВМФ, так и, в большинстве случаев для любых кораблей и судов.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 февраля 2020
Статья написана на основе материалов выступления автора на Конференции по палубной авиации ВМФ 30.10.2019г.
Аватар пользователя cemen
cemen
05 февраля 2020
Максим, удивил так удивил. это пожалуй самая понятно написанная и толковая статья из всего твоего "архива" совершенно с тобой согласен по всем поднятым вопросам, только нужно учесть, что один авианосец в войне с серьезным противником тем более со слабым боевым охранением погоды не сделает нужна продуманная программа строительства и применения нескольких авианосцев. Здесь можно вспомнить советские ТАКР которые даже при потери всей авиации мог быть полноценной боевой единицей, у них было единственное слабое место это палубный самолет со слабыми ТТХ. но если вспомнить Як-141 и возможно его новую версию с серьезными боевыми возможностями ТАКРы могут показать себя с самой лучшей стороны как раз в ограниченных конфликтах и при ПЛО и ПВО корабельных соединений в открытом океане.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
05 февраля 2020
мусье Косихин (он же сЭмЭн cemen, он же "Параван", он же "Дружок", он же "Фомин" и т.д.)! я с ВАМИ коз не пас и извольте мне не "тыкать", - это первое. А второе - ВАШЕ жалкое и убогое "мнение" имеет НУЛЕВУЮ "ценность" ввиду АБСОЛЮТНОЙ ВАШЕЙ некомпетентности (и не только в военных вопросах, но и банальной физике) и нечистоплотности (патологической лжи, клевете). То что ВЫ еще и "воровайка" (плагиатор) - это так, "вишенка на тортик"
Аватар пользователя cemen
cemen
07 февраля 2020
Масяня, козел ты вонючий, я тебе удод ты недоделанный, уже говорил, не флуди, доказательства представь. Если не представляешь, а ты их не представишь, кроме твоей подлости и лжи у тебя ж за твоей душонкой ничего нет, ты маленький паскудный скунс. Настоящие офицеры-подводники на сайте автономка.орг дали тебе твою оценку. Самая "добрая" была у вице-адмирала Рязанцева "Максим Клисов когда-то был маленьким, розовощеким мальчиком, но потом он вырос и превратился в красножопого гомодрила". Часть других комментов с оценкой твоего нравственного и умственного развития, я здесь выкладывал но почему-то их потерли, на каком основании не понятно.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
Животное сЭмЭн (он же "Косихин", он же "Фомин", он же "Параван", он же "Дружок" - это все его собственные подписи), кто здесь паскудный скунс - вполне очевидно из твоей тупой "нетленки" "Дон Кихот тихоокеанский" (в блоге катастрофа флоткома) ,читаем что дословно о Рязанцеве пишет мусье сЭмЭн (он же Косихин, он же Фролов, он же Параван, он же Дружок и т.д.: " Да, режет «правду-матку» вдоль и поперек, и подобные резкие высказывания можно встретить на каждой странице. К середине книге восхищение прямотой автора как-то угасает, приедается, а после прочтения всей книги невольно напрашивается мысль, что это писал не кадровый военный, а злобная, истеричная женщина. Почему? Да, потому, что много яростных слов и никаких доказательств." - еще раз - писалоь это лично сЭмЭном Косихиным. PS Мусье сЭмЭн Косихин, ВЫ все-таки для начала у себя в голове разберитесь с оценкой Рязанцева, а то ВЫ как маркитанская лодка "филейной частью" крутите ;)
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
Что касается "настоящих подводников" с Автономки, то я так и быть, потрачу сегодня час на то что бы восстановаить (пост у меня в ЖЖ mina030) трусливо удаленные Викторовым посты с ПОРКОЙ и Рязанцева и Храптовича, с детальным разбором всей глубины их безграмотности. А что касается НАСТОЯЩИХ подводников, и их оценок меня, то достаточно будет таких фамилий как СУЧКОВ, БЕРЗИН, ЛУЦКИЙ (список далеко не полный).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
По истошному визгу сЭмЭна Косихина о доказательствах (его плагиата), см. форум Отвага - Флот - Гидроакустика - стр.13. Как говорится "факты на лице"
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
писалось в 2007г. Авиация ВМФ. Была. Есть? Будет? Максим Климов В ходе Второй мировой войны четко определилась роль авиации как главной силы в боевых действиях на море. Это касалось абсолютно всех театров военных действий и всех стран-участниц. Оперативные успехи подводных лодок Германии (в первой половине войны) и США (во второй ее половине) были связаны в первую очередь со слабостью противостоящих противолодочных сил. Командование ВМФ СССР, после гибели 6 октября 1943 г. от авиации противника эскадренных миноносцев «Способный», «Беспощадный» и лидера "Харьков", практически исключило из участия в боевых действиях крупные боевые корабли на Черноморском и Балтийском ТВД. Решение это стоило нам большой крови в ходе наступательных операций РККА на приморских направлениях, и в последующем, в послевоенное время, имел далеко идущие последствия во взаимоотношениях "сухопутного" и "флотского" командований. Недоверие к флоту и его игнорирование во многом шло от событий 1944-45 г.г. на приморских флангах советско-германского фронта, когда противник на море делал все что хотел - от массированной огневой поддержки боевыми кораблями, до эвакуации морем крупных войсковых группировок. Если на сухопутном фронте к середине-концу 1943 г. было отработано достаточно эффективное взаимодействие с авиацией, то на флоте это имело место быть только на Севере. Трагедия 6 октября 1943 г. на Черноморском флоте явилась следствием именно крайне низкой организации взаимодействия и управления авиацией флота. Имеющая широкое хождение версия о их гибели за пределами радиуса действия одномоторных истребителей не соответствует действительности. Мощная группировка истребителей Черноморского флота на аэродроме Геленджик, не была своевременно введена в бой, хотя гибель кораблей была растянута по времени на много часов. "Корабельное мышление" подавляющего большинства командования ВМФ оказалось неспособно воспринять в полном объеме фактор появления авиации на море, особенно принять и осознать ее как ГЛАВНЫЙ фактор борьбы на море. Проблема эта касалась абсолютно всех крупных флотов мира. Сам факт необходимости наличия морской авиации был поставлен под сомнение в Великобритании (кроме палубной авиации) и Германии. В США в 20х годах прошлого века давление "черных сапогов" (сторонников линкоров), заставило Конгресс для защиты нового вида вооруженных сил законодательно ввести норму назначения командиром авианосца летчика. Война подвела черту под этими спорами. В первые годы после окончания Второй мировой войны ее уроки были еще свежи, в т.ч. для ВМФ СССР. В конце 40х - начале 50х годов ВМФ получил мощную группировку минно-торпедной (Ил-28 и Ту-14) и истребительной (МиГ-15) авиации. Боевая ценность оставшегося с войны корабельного состава, и построенного в конце 40х годов, находилась на весьма низком уровне. Корабли имели недостаточное противолодочное вооружение, а главное крайне слабую противовоздушную оборону, находились на уровне аналогичных кораблей зарубежной постройки конца 30х годов. До середины 50х годов - массового поступления в состав ВМФ подводных лодок проектов 611 и 613, крейсеров проекта 68бис, эскадренных миноносцев проекта 56, торпедных катеров проекта 183, их освоения, единственным реальным фактором боеспособности ВМФ в ближней морской зоне являлась его авиация. К сожалению, отношение в ВМФ к ней, как к чему-то вторичному на фоне эскадр кораблей, не претерпело изменений. Разгром авиации ВМФ последовавший в конце 50х был гораздо тяжелее и глубже чем подобные мероприятия на "берегу", например до 80х годов прошлого века ВМФ полностью лишился своей истребительной авиации. Каждый офицер ВМФ еще с 1 курса слышал о порезанных Хрущевым крейсерах. Но главное было не в них - боевые возможности ВМФ в ближней морской зоне, конце 50х - начале 60х годов, после проведения мероприятий по "удавлению" его авиации в уменьшились многократно. Ставка была сделана на развитие ракет с большой дальностью полета, применение ядерного оружия, максимальное развитие подводных сил (что, в условиях господства противника в воздухе на морских ТВД, было в тот момент вполне здравым решением). Необходимость борьбы с авианосными группировками до выхода противника на рубеж нанесения удара привела к созданию в составе ВМФ морской ракетоносной авиации (МРА) и постановке задачи борьбы с корабельными группировками противника Дальней авиации (ДА) ВВС. С принятием на вооружение самолетов Ту-22, Ту-16К-26, Ту-22М с ПКР Х-22, КСР-5 ВМФ и ВС СССР получили мощную ударную силу на морских и океанских ТВД. МРА фактически стала главной ударной силой ВМФ при проведении операций на океанских ТВД. Не смотря на большую численность корабельного состава ВМФ, суммарный залп МРА и ДА примерно в 2 раза превышал суммарный залп корабельного состава в ПКР оперативного назначения (ПКР ОН). На конец 80х годов прошлого века (пик мощи ВМФ) эти цифры составляли примерно 1300 ПКР ОН с авиационных носителей и 600 ПКР ОН с корабельных носителей (надводных кораблей и подводных лодок). Особенно большую опасность МРА представляла при прорыве в океан для судоходства стран НАТО. Большое количество целей, невозможность их адекватного прикрытия (во всяком случае - на уровне авианосных групп и соединений), возможность нанесения повторных ударов - именно эта составляющая боевого потенциала ВМФ (а не подводные лодки) представляли наибольшую угрозу для океанских коммуникаций западного блока. Размещение 2/3 ударного потенциала ВМФ на носителях обладающих отличной оперативной маневренностью позволяло массировать ударную мощь главном направлении" при обеспечении дозаправки в воздухе – переброска с севера на ТОФ дивизии МРА (40-60 Ту-22М) по северному маршруту занимала 42-45 ч, "предпочтение всегда отдавалось маневру с подвешенным оружием". ("Морской сборник"). Невольно приходит на ум сопоставление с переходом к Цусиме эскадры Рожественского. Вопрос боевой устойчивости авиации решался массированным применением средств РЭБ. Например из состава авиаполков МРА 1 эскадрилья являлась эскадрильей РЭБ. Эффективность средств РЭБ против авиационных УР воздух-воздух с радиолокационным наведением была достаточно высока, против корабельных ЗРК - много ниже. К большому сожалению, активные средства обороны (управляемые ракеты (УР) "воздух-воздух" с радиолокационным и тепловым наведением, бортовые РЛС обеспечивающие их применение) на самолетах МРА отсутствовали, что не может быть объяснено разумными причинами. По критерию стоимость-эффективность авиационная компонента ударной мощи ВМФ значительно превосходила корабельную - закупочная стоимость "тяжелого" боевого самолета составляет менее ¼ стоимости эскадренного миноносца, эксплуатационная – значительно менее ¼ эксплуатационной эсминца. Сравнение боевых возможностей 4 ракетоносцев Ту-22М и 1 эсминца пр.956 – 12 ПКР с дальностью 350-500 км против 8 ПКР с дальностью 110 км, действие по берегу - эсминец - 2000 осколочно-фугасных снарядов весом 33,4 кг - 66,8 т, 4 Ту-22М - 276 ФАБ-250 - 69 т. На эсминце есть ЗРК "Ураган". Но авиация его все равно утопит – вопрос только в наряде сил (например 4 "Ориона" пускают 16 ПКР "Гарпун"). Что касается ракетоносца МРА – для него имеется возможность создания даже ограниченными силами истребительной авиации "локальной (по времени и пространству) зоны господства в воздухе", причем высокая тактическая подвижность позволяет Ту-22М, в отличии от эсминца, воспользоваться этой зоной для пуска ракет. Однако фактор мощи МРА не повлиял на изменение традиционного отношения к авиации ВМФ как к чему-то побочному. "За время службы что на Северном, что на Балтийском флотах я, к сожалению, так и не смог научить адмиралов двум элементарным вещам: первое - не давайте мне команд на вылет на удар, поставьте задачу по цели, месту и времени удара, а я рассчитаю подлетное время и приму решение по времени взлета полков. И второе - если полки взлетели, то не переносите время удара, то есть для авиации после взлета, это, во-первых, категорически запрещается, во-вторых, невыполнимо, так как вылеты планируются, как правило, на полный радиус, "на укол", и после посадки и без ваших вводных по переносу времени удара в самолетах остается, как шутят летчики, "два ведра керосина". Сокерин В.Н, генерал-лейтенант запаса., Командующий морской авиацией БФ в 2001-2004 гг. "Корабельное мышление" офицерского состава и командования ВМФ оказалось неистребимым. В нашем ВМФ представить себе ситуацию когда командиром авианосца или эскадры, начальником оперативного управления объединения (не говоря о командующем флотом) может стать летчик невозможно. Вероятно именно это в значительной степени повлияло на темную и извилистую историю авианосца в нашем ВМФ. В конечном итоге мы так и не получили полноценного корабля этого класса. ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов" является таковым лишь в ограниченной степени, в первую очередь по причине трамплинного взлета самолетов. До сих пор существует ошибочное мнение что только "способность поразить агрессора в любом районе Морового океана" является обоснованием необходимости авианосца. На самом деле главная ценность и значение авианосца как средства ПВО заключается не в радиусе истребительного прикрытия сил флота, а в реакции на угрозу, возможности своевременно отвечать на нее необходимым нарядом сил. Именно исходя из этого критерия авианосцу не существует сколько-нибудь адекватной замены с точки зрения военной экономики. Даже при действиях "под берегом" стоимость дежурства в воздухе необходимого наряда сил была нереальной даже для ВМФ СССР во времена его щедрого финансирования. Дежурство на земле решением не является т.к. истребители не успевают отреагировать на угрозу. Именно на основе этого критерия англичанами после Фолклендского конфликта был сделан вывод "ЛЮБОЙ ФЛОТ ОПЕРАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОТОРОГО ВЫХОДЯТ ЗА ПРЕДЕЛЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ВОД ДОЛЖЕН ИМЕТЬ В СВОЕМ СОСТАВЕ АВИАНОСЦЫ". Возможно главной ошибкой ГК ВМФ Горшкова в деле авиационизации ВМФ была ставка на "русский "Нимитц"" - строительство полноразмерного аналога американских атомных авианосцев - проект 1159 "Орел". Слишком много было у него врагов, и далеко не бесспорны, перед лицом подавляющей мощи американской палубной авиации, доводы его сторонников. Предположим – вместо разборки недостроенного третьего корпуса противолодочного крейсера проекта 1123 (с увеличенной длиной), его достраивают как легкий авианосец с катапультным стартом авиации. "Обоснование" для Устиновых, Епишевых и иже с ними, – делаем новый противолодочный крейсер, с вертолетами Ка-25ПЛ не очень хорошо получилось, – теперь мы делаем корабль с самолетом ПЛО, для него и катапульта. Очевидно, что вслед за самолетом ПЛО на нем оказались бы и палубные истребители, самолеты РЭБ, ДРЛО. В конечном итоге к "большому" авианосцу мы бы все равно пришли, но путем достаточно спокойного эволюционного развития, без финансовых и организационных перехлестов типа строительства противолодочных крейсеров проекта 1143. К моменту достройки полноразмерного авианосца мы могли отработать на легком авианосце корабельную организацию, набраться опыта эксплуатации и учебно-боевого применения, дать мощный импульс созданию палубных самолетов, получить подготовленные к массовой постройке АВ летные а главное, командные кадры ВМФ прошедшие школу авианосца. Строго говоря, в 20 веке, именно "его величество авианосец" и вывел ведущие флоты мира из груд их ошибок. Истребительная авиация появилась в составе некоторых флотов ВМФ СССР только в 80х годах, до этого задачи прикрытия корабельных группировок и береговых объектов ВМФ должна была решать ПВО страны, взаимодействие с которой оставляло желать много лучшего. Воссоздание флотской штурмовой авиации в 70х годах резко увеличило ударные возможности флотов в ближней морской зоне. К концу 80х годов общая численность морской штурмовой авиации составляла более 300 самолетов типа Су-17, МиГ-27, Су-25, Су-24 и их модификаций, имеющих на вооружении такие высокоэффективные средства поражения кораблей, из за пределов их ПВО, как противорадиолокационная ракета Х-58, ПКР Х-31А, управляемые ракеты Х-29, Х-25. Появилась возможность оказания эффективной огневой поддержки десанта. Морская штурмовая авиация, у концу 80х годов, проигрывая по суммарному ракетному залпу кораблям и катерам с ПКР тактического назначения (ПКР ТН), реально превосходила всю корабельную группировку ВМФ ближней морской зоны по возможности массирования сил, мобильности, возможности нанесения повторных ударов по цели, универсальности при действиям по кораблям и берегу. К сожалению принцип рожденный Второй мировой войной - если противодействие в воздухе таково что в районе не сможет действовать самолет, то корабль здесь будет однозначно утоплен, так и не был понят нами. Пехотный полк, укрываясь от воздействия авиации противника, может зарыться в землю, при этом он может даже наступать, кораблю от авиации зарыться некуда Строительство массового москитного флота (ракетных катеров) ВМФ СССР, во всяком случае, в 80х годах было явной ошибкой. Гораздо эффективнее было выделявшиеся средства направить на усиление морской авиации, закупку истребителей, управляемых средств поражения. Необходимо отметить также фактор о котором не принято говорить, причем до сих пор - общее технологическое отставание промышленности СССР от мирового уровня вообще, и продукции Минавиапрома в частности. Наши самолеты заметно уступали аналогичным машинам противника по возможностям радиоэлектронного оборудования, управляемого ракетного оружия, дальности полета, боевой нагрузке, ресурсу. Усилия по сокращению этого разрыва предпринимались колоссальные, и в целом ряде случаев мы не только догоняли "оппонентов", но и на некоторых направлениях значительно их опережали (например, внедрение в начале 80-х годов нашлемной системы целеуказания "Щель", или БРЛС "Заслон" с ФАР). Однако в общем и целом - отставание было. В первую очередь это касалось вопросов управления действиями авиации в воздухе. К сожалению, создать систему дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) равноценной имевшейся у противника (в первую очередь по количеству сопровождаемых целей) мы так и не смогли. Т.е. боевые возможности одинаковых по численности и ТТХ авиационных группировок, у нас получались значительно ниже по причине более низкого качества управления авиации. Часто критикуемая, установка на наши авианосцы, по требованию главкома Горшкова, дальнобойных ПКР, на деле преследовала задачу сковать активность истребительной авиации противника в воздушных боях, фактором постоянно действующей угрозы нанесения удара ПКР. Сегодня разрыв в боевых возможностях авиационных комплексов наших и вероятного противника стал критическим, фактически ставящим под вопрос вообще способность решения авиацией каких-либо задач. К сожалению факт этот нами не осознан до сих пор, в общественном сознании (в т.ч. и среде военных профессионалов) господствует мнение о наших самолетах как о самых-самых. При этом упускается из виду что речь идет о авиационных комплексах разработанных до начала 80х годов прошлого века. Даже без учета факторов ДРЛО и РЭБ наши самолеты в подавляющем большинстве случаев сегодня будет сбиваться ракетами AIM-120 с активными радиолокационными ГСН. С массовым оснащением авиации ряда стран этой УР "воздух-воздух" о превосходстве наших истребителей в воздушном бою можно забыть. Поставкам нашей авиации аналогичной УР Р-77 помешали 90-е годы. Острейшая проблема – состояние разведывательной авиации ВМФ. Проблема усугубляется нашей порочной привычкой счета и сравнительного анализа своих сил и противника «по головам», например – суммарного ракетного залпа, без учета вероятности выживания самих носителей до момента залпа, ракет на траектории, а главное – возможности вообще обнаружить противника, передать целеуказание, скоординировать средствами управления удар. Т.е. дела с системой управления и во времена СССР обстояли неважно - «Опытовое учение противоавианосной дивизии показало низкую вероятность целеуказания от КА «Легенда», поэтому для обеспечения действий тактической группы требовалось формирование разведывательно-ударной завесы в составе 3 АПЛ пр.705 или 671РТМ» адмирал Капитанец, а при сокращениях 90х в первую очередь пострадали структуры обеспечения, в т.ч. и разведки. Сегодня необходимо: 1. Основой ударной мощи ВМФ должна быть авиационная группировка (МРА, истребительная авиация, РЭБ, ДРЛО, разведчики, средства аэродромного обеспечения, в т.ч. ПВО, приспособленными к оперативной переброске силами ВТА) центрального подчинения (ВМФ), придаваемая на период операции командованию на ТВД (флоту/флотилии) 2. Модернизация бортовых РЛС истребителей обеспечивающая применение УР Р-77, закупка необходимого боекомплекта УР Р-77 3. Главное направление модернизации истребительной авиации (в т.ч. ВМФ) - восстановление способности ведения воздушного боя с современным противником - возможность применения УР Р-77, новые БРЛС, способность одновременного обстрела нескольких целей, новые средства РЭБ (в первую очередь на основе активных буксируемых ловушек), современная версия УР ближнего боя Р-73. 4. Принятие на вооружение УР сверхдальнего боя КС-172 для уничтожения самолетов ДРЛО противника 5. Принятие на вооружение новых самолетов ДРЛО 6. Все боевые самолеты ВМФ должны иметь возможность дозаправки, в составе ВМФ должна быть штатная авиагруппа танкеров 7. Строительство нового легкого учебного авианосца (десантно-вертолетного корабля) или переоборудование под авианосец ракетного крейсера проекта 1144 (например, ремонт с модернизацией ТРКР "Ушаков" или "Лазарев" как авианосец). Наличие второй "палубы" позволит поставить для должного ремонта "Кузнецов" (или дать "корабельную палубу" ТОФ) 8. Необходимо «заинтересованное участие» ВМФ в программе создания истребителя 5 поколения, в комплексной увязке с создание перспективного самолетов ДРЛО, РЭБ. Существует крайне опасное заблуждение о необходимости создания многоцелевого авиационного комплекса. Единственной задачей истребителя 5 поколения должно быть завоевание превосходства в воздухе, и способность осуществлять перехват "сложных" аэродинамических целей (от гиперзвуковых аппаратов до малозаметных БПЛА и КР) и только! «С точки зрения здравого смысла многое говорило в пользу многоцелевого самолета. Но можно было уже увидеть почему неразумно возлагать на истребитель, например задачу доставки боеприпасов к наземной цели. Конструкцию крыла и фюзеляж усилили для выдержки 6g при 6 тоннах подвесок. Дополнительный вес ухудшил маневренность. Но самое главное – многоцелевое применение привело к снижению уровня подготовки пилотов, которая стала лишь посредственной. Задача завоевания превосходства в воздухе сама по себе слишком объемна и дополнительные бомбардировочные функции обернулись существенным снижением результатов» подполковник ВВС США Р.Ханн. С ударными задачами вполне справятся модернизированные варианты уже существующих самолетов, при условии применения современных средств поражения, но будущий воздушный бой однозначно требует новой машины - малозаметность, активная ФАР, и т.д.. С мнением "Считаю целесообразным немедленно переподчинить ВВС флотов главнокомандующему ВВС и ПВО страны, так как в настоящее время ситуация революционная: флот не может руководить авиацией, авиация при таком к ней отношению не желает подчиняться флоту". (Сокерин В.Н, генерал-лейтенант запаса., Командующий морской авиацией БФ в 2001-2004 гг.) нельзя согласиться категорически. Очевидно наличие огромного количества проблем во взаимодействии и понимании командования ВМФ и морской авиации. Однако эти проблемы необходимо решать, а не уходить от них. Без авиации флота не будет, как не будет эффективного флота без осознания самим флотом главной, ведущей роли авиации в современной войне на море. Главное в этом - принципиальное изменение системы подготовки нашего офицерского состава. Узкая специализация офицерского состава приводит к крайне явно недостаточному знанию смежных вопросов, вплоть до привития "профессионального шовинизма" - категорического нежелания их изучать. При этом имеет место быть активное неприятие опыта зарубежных стран, хотя ситуация такова что уже давно пора "бороды насильно стричь"! О каком уровне знания авиации офицером ВМФ может идти речь, если офицеры "противолодочник" и "акустик" ("ракетчик" и "вычислитель" и т.д.) сидят сегодня "в разных окопах", особенно это касается подводников. Надводникам объективно по ходу службы приходится пересекаться с более широким спектром вопросов службы, значительно выходящих за пределы первоначального военного образования, гораздо чаще приходится сталкиваться с возможными противниками (в т.ч. авиацией), и это влияет на гораздо более широкий их кругозор. Тема подготовки и прохождения службы офицерского состава объективно выходит за пределы данной статьи, однако без отказа от узкоспециальной подготовки офицеров ВМФ "боевых специальностей", не будет не только нормального взаимодействия с авиацией, не будет и самого ВМФ как дееспособной системы! Надежду на будущее дает ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов". Не смотря на наличие огромных проблем с его эксплуатацией и боевой подготовкой в составе ВМФ корабль жив, работает в море. Представители командования ВМФ, личного состава корабля сохранившие его, особенно в 90е годы, достойны всяческого уважения. Вопрос в данном случае заключается не в боевом значении как отдельной единицы ВМФ, а в принципе - авиационизации флота, который удалось сохранить. Думается вполне справедливым будет выпуск именного памятного знака в честь этого. Главная роль авиации сегодня, в т.ч. в войне на море, - это аксиома. Наличие 5 отдельных морских театров исключает возможность создания дееспособного ВМФ без изменения существующего отношения к своей авиации.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
08 февраля 2020
по тематике из статьи 2015г. Еще раз о мифах послевоенного кораблестроения И ВНОВЬ ОБ АВИАНОСЦАХ И, наконец, мы дошли до одной из самых главных и «красочных» проблем отечественного послевоенного военно-морского строительства – вопроса об авианосцах. «Полуофициальная современная история создания отечественных авианосцев» сформирована во многом работами капитанов 1 ранга В.И. Никольского и В.П. Кузина, начиная еще с первых несекретных публикаций в еще советском «Морском сборнике». В «упрощенном» виде она выглядит так: «мудрая отечественная военно-морская наука» планировала строительство советских «нимицев» с начала 1970-х годов, но Устинов якобы не дал это сделать. Однако если начать разбираться в вопросе, то откроется весьма интересная картинка. Оказывается, что к реальной истории эта «лубочная картинка» имеет весьма отдаленное отношение. Вот, к примеру, что об этом говорили специалисты одного из отечественных ЦНИИ, привлекавшиеся к вопросу создания авианосцев для ВМФ СССР: «Как потом стало очевидно, концепции АНК пр. 1160 и 1153 и не могли быть тогда корректно сформированы из-за того, что в качестве основополагающего постулата был принят казавшийся объективным тезис: при строительстве авианосного флота СССР должен повторить сделанное в США, приблизившись к характеристикам американских авианосцев, насколько позволяют технические возможности… Вследствие этого, во-первых, отечественный флот почему-то должен был решать задачу нанесения ударов по надводным целям как бы дважды – один раз палубными штурмовиками, а второй – ракетами «корабль-корабль». Во-вторых, автоматически возникала задача нанесения ударов по тактическим сухопутным целям, то есть, очевидно, задача подавления противодесантной обороны. Но что самое интересное, противники строительства больших авианосцев ни разу отчетливо не указали на ошибочность концепции больших авианосцев, а оперировали в основном категориями стоимости и неготовности промышленности как к постройке самих кораблей, так и производству сложных их составных частей, например катапульты. Это было как раз следствием того, что во всех организациях, исследовавших проблему, тогда еще не была разработана технология внешнего проектирования таких сложных систем, как АНК, и не был развит соответствующий модельно-методический аппарат, который помог бы сторонникам «больших АВ» преодолеть синдром «очень большого АВ», а их противникам – выявить ошибочность выдвигавшейся концепции (чем, возможно, подтолкнуть всех к формированию правильной концепции)». То есть позиция командования была: «хотим «Нимиц», но на вопрос «зачем» и почему «именно такой», флот ответить затруднялся. Таким образом, сутью «авианосного вопроса» для ВМФ было здравое и адекватное обоснование, выработка концепции и тактики их применения. А вот к копированию решений ВМС США мы были неспособны как по экономическим, так и, в первую очередь, по технологическим причинам. Более того, авианосец – это не столько «размеры палубы и количество самолетов». Авианосец, в первую очередь, – это качество управления. В этой связи приведу слова специалиста, на практике занимавшегося подготовкой, руководством и анализом противоавианосных действий нашего ВМФ на океанском ТВД. В своей статье «Проекция силы в океане невозможна без авианосцев» (см. «НВО» от 16.12.11) контр-адмирал в отставке Юрий Васильевич Кириллов, в частности, указывает: «Наверное, нет понятий, более близких, чем авианосец и проблемы управления. Еще бы, ведь это плавучий аэродром со всем необходимым для эффективного, бесперебойного боевого применения солидной разнородной группировки авиации, к тому же гигантский корабль с многотысячным экипажем, тысячами помещений, многообразием механизмов и систем, призванных работать с точностью часового механизма, пчелиного улья! Представьте себе также проблематику одновременного управления многочисленной корабельной авиацией, действующей сразу по нескольким задачам, на значительном удалении, и корабельного охранения авианосца прикрываемыми им силами в условиях боевых действий высокой или даже средней интенсивности. Представьте пространственный размах боевых действий, если только хватит воображения! …Авианосец – это организация, доведенная до совершенства». И если такой доведенной до совершенства организации нет, авианосец не только становится бесполезен, являясь «большой мишенью» для противника, но и вреден – отвлекает ресурсы для иных вариантов решения задачи. В отечественной «авианосной проблеме» первичным был вопрос организации, а не «коробки в 80 000 т». При этом «противная сторона» – ВМС США – имела огромный, в том числе и боевой, опыт применения авианосцев, отработанную систему подготовки корабельного и летного составов, а также органов оперативного управления. Технически это управление реализовывалось в 70–80-х годах прошлого века соответствующими возможностями помехоустойчивых средств связи (при этом мы здесь заметно отставали), управления (наши средства управления, в том числе авиации, тогда значительно уступали западным) и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). Масштабы отставания в последнем случае были просто колоссальны – создать самолет ДРЛО «легкого класса», пригодный по массо-габаритным характеристикам к использованию на авианосцах, мы до начала 1990-х годов так и не смогли (при том что он был крайне нужен не только ВМФ, но и авиации, и ПВО).
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
09 февраля 2020
по проблематике АВК настоятельно рекомендую книгу ГосНИИ АС "АВИАЦИЯ ВМФ РОССИИ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС" Концепции создания, пути развития, методология исследований Под редакцией академика Е.А. Федосова. Составитель В.В. Орлов. Более детально по сути дела и логики принятия решений открытых источников нет (и далеко не факт что есть закрытые). Ошибки там есть, но даже они интересны (их анализ)
Аватар пользователя cemen
cemen
12 февраля 2020
Вор и плагиатор М.Климов опять потер все комменты его обличающие. Мало того, что он вор он еще и переписыватель ВИКИПЕДИИ, найдите три отличия: Опус М.Климова Бенефис «калибров» 3М-14К/3М-14Т (3М-14КЭ/3М-14ТЭ) – ракета штатной комплектации с боевой частью фугасного действия, помещенная в транспортно-пусковой контейнер/стакан. 3М-14КЭУД (3М-14ТЭУД), 3М-14КЭУС (3М-14ЭУС) и 3М-14КЭРМ (3М-14ТЭРМ) – соответственно учебно-действующие, учебно-стендовые (для тренировок по заправке жидким топливом) и учебно-разрезные макеты ракет из состава УТС комплекса, помещенные в транспортно-пусковой контейнер/стакан для обучения и отработки практических навыков личного состава по эксплуатации и техническому обслуживанию ракет. 3М-14ТЭГВМ – габаритно-весовые макеты, предназначенные для обучения персонала погрузочно-разгрузочным работам. ВИКИПЕДИЯ Ракеты против наземных целей (приведены по открытым данным для экспортного варианта) • 3М-14К/3М-14Т (3М-14КЭ/3М-14ТЭ) — ракета штатной комплектации с боевой частью фугасного действия, помещённая в транспортно-пусковой контейнер/стакан; • 3М-14КЭК (3М-14ТЭК) — ракета контрольной комплектации с инертной боевой частью, предназначенная для учебных пусков, помещённая в транспортно-пусковой контейнер (транспортно-пусковой стакан); • 3М-14КЭУД (3М-14ТЭУД), 3М-14КЭУС (3М-14ЭУС) и 3М-14КЭРМ (3М-14ТЭРМ) — соответственно учебно-действующие, учебно-стендовые (для тренировок по заправке жидким топливом) и учебно-разрезные макеты ракет из состава УТС комплекса, помещённые в транспортно-пусковой контейнер (транспортно-пусковой стакан) для обучения и отработки практических навыков личного состава по эксплуатации и техническому обслуживанию ракет; • 3М-14ТЭГВМ — габаритно-весовые макеты, предназначенные для обучения персонала погрузочно-разгрузочным работам.
Аватар пользователя Максим Климов
Максим Климов
14 февраля 2020
ПЕРВОЕ. Из переписки с редакцией 08.10.15 в 11:06 Предлагаю написать текст по пускам КФл. Сделать толковый информативный материал. Срок, правда, жесткий. Вечер воскресенья - это край. Но выйдет во вторник. Просто откладывать эту тему нельзя. 09.10.15 в 8:46 Думаю в этом случае "мыслью по древу" "растекатся" не нужно. Коротко и по сути (в приложении) «Парадная и оборотная сторона» «дня Калибров». Успешное нанесение 9 октября массированного ракетного удара крылатыми ракетами морского базирования) КРМБ «Калибр», вызвал преимущественно высокие оценки общества, причем и той части общества которая хорошая знает реальную обстановку и сложности современного ОПК и Вооруженных сил РФ. Это действительно большая и знаковая победа. То что это событие состоялось в День рождения Верховного Главнокомандующего имеет свое значение,–. именно по его требования ВМФ получил свой первый корабль с КРМБ, и этот корабль (СКР «Дагестан») принимал участие в операции 9 октября. Итак, 9 октября ВМФ России обрел и продемонстрировал на практике наличие у него мощного, высокоточного инструмента неядерного сдерживания и поражения удаленных целей. Однако есть и «непарадная сторона дела» … Не смотря на массовые поставки КРМБ на экспорт, ВМФ фактически сорвал свою модернизацию, перевооружение («массовую ракетизацию») в «жирные годы». Сегодня это придется выполнять в условиях жесткого экономического кризиса. При этом в вопросах применения крылатых ракет крайне важным, для достижения их высокой эффективности, является возможность формирования мощного ракетного залпа. Однако залп 9 сентября Каспийской флотилии близок к залпу всего ДВУХ тяжелых бомбардировщиков (при том что последние несут крылатые ракеты с гораздо большей досягаемостью и ТТХ), и по факту оказался сегодня максимальным реальным залпом ВМФ. Здесь же можно вспомнить то что, в отличии от ВВС, в целом ряде учений применявших КР залпом (в т.ч. полным), ВМФ привык стрелять «осторожно» - «по одной», максимум двумя. Отсутствие аналогичного «каспийскому» залпа со стороны Средиземного моря, например с борта АПЛ «Северодвинск», вполне характеризует реальное состояние дел с новыми проектами (вопреки «радужным заявлениям СМИ»). Еще одной, и серьезной проблемой наших КРМБ (разработанных под «стандарт» 53см торпедного аппарата) является «недогруз» пусковой установки и значительное отставание по ТТХ от авиационных КР. Автор уже поднимал эту проблему в статье «Подводные камни «Северодвинска». С учетом жестких экономических ограничений разработка «большого варианта» КРМБ («типоразмер «Оникса») Тем не менее, праздник состоялся, … но возникает вопрос – что дальше? А дальше – нам кровь из носа необходима ускоренная «массовая ракетизация ВМФ», с задачей не просто кратного увеличения ракетного залпа, а увеличения его более чем на порядок. По хорошему, нужен выход на показатели порядка тысячи КРМБ в залпе. И решать эту задачу необходимо в условиях кризиса и санкций. Безусловно это требует «нетрадиционных» и жестких решений, - вплоть до значительного пересмотра программы кораблестроения. Существующая вызывает слишком много нехороших вопросов. Например, Тихоокеанский флот, до вступления в строй АПРК «Иркутск» проекта 949АМ остается без носителей неядерных КРМБ. При этом на этом ТВД имеется ряд очень серьезных оперативных проблем, решение которых без использования мощного залпа КРМБ невозможно. Пример – «алеутский аэроузел», действуя с которого базовая патрульная авиация «эвентуального противника» (под прикрытием F-22 «Раптор») в состоянии сорвать развертывание сил камчатской эскадры ПЛ ВМФ (в т.ч. МСЯС – «Бореев»). Есть вопросы и по оптимальной структуре носителей КРМБ по флотам. Наносить удар КР с южной части Каспийского моря намного удобнее и эффективнее авиацией (способной в кратчайшее время и скрытно выйти в район пуска и имеющие КР с значительно большей дальностью полета). А вот для применения КР со стороны Средиземного моря однозначно нужны морские носители, нужен многоракетный залп, а значит место кораблей Каспийской флотилии наносивших удар 9 октября – с составе Черноморского флота. Выводы. Безусловно 9 октября – успех, праздник всех причастных, и эта дата останется в истории ВМФ. Однако этот успех показывает и значительное ошибки и недоработки в деле «ракетизации ВМФ». Сегодня необходимы самые решительные действия приданию ВМФ реально ударного неядерного потенциала (потенциала нядерного сдерживания), вплоть до существенной корректуры ранее принятых решений (ГПВ, Программа кораблестроения, НИОКР …), структуры и распределения корабельного состава. Необходимо повышение ракетного залпа ВМФ (КРМБ) более чем на порядок больше от продемонстрированного 9 октября, вплоть до тысячи КРМБ. С целью уменьшения затрат на создание мощной группировки КРБМ необходима разработка, в возможно короткие сроки, «Большого Калибра» (обеспечивающего, по оценкам американских специалистов, снижение стоимости решения задач примерно в 3-4 раза от обычной КРМБ. Хххххххххх далее переписка с редактором: 09.10.15 в 13:18 Е-клмн, Вот вы иногда на нас обижаетесь, но начинаем редактировать материал, а в сухом остатке остается всего-навсего: калибр-НК - это хорошо. Это я самолично поработал с Вашим текстом. Вот что у меня получилось. Прошу Вас согласовать этот материал. Ибо времени у нас на дальнейшее совершенствование текста нет. А если газета выйдет во вторник без этого материала, будет нехорошо. Ну как так - событие было, а текста нет. 09.10.15 в 16:17 срочно правлю, так как в тексте - НЕЛЬЗЯ!! - по ряду причин (о них как сделаю), взято по ракетам, так понимаю у г.DIMMI - а он источник довольно "тухлый" т.к. сам не брезговал публиковать свои фантазии (причем сейчас уже забыв где наврал сам). Т.е. как источник DIMMI нуждается в серьезной проверке. Кроме того, т.к. с вопросом знаком более чем ... в курсе того что "очень рекомендовано в СМИ не афишировать".... 15 минут и будет все 09.10.15 в 16:23 Свою правку выделите красным. Чтобы было видно. 09.10.15 в 16:33 красным - вычеркнутое зеленым – добавленное хххххххххххххххххххххххххххххххх ВТОРОЕ. Плагиат может относиться только к объектам АВТОРСКОГО ПРАВА , к коим перечисление изделий (причем «кривое» от реального) НИКАК НЕ ОТНОСИТСЯ. Выводы. 1. Объем указанного текста (в "Бенефисе Калибров") 10% объема статьи, и эти 10% - редакторская правка ,причем абсолютно корректная с точки зрения авторского права. 2. В тупом опусе мусье Косихина (он же сЭмЭн, он же Фомин, он же Параван, он же Дружок и т.д.) БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ ДОСЛОВНО ПЕРЕПИСАНО У ДРУГИХ АВТОРОВ (причем именно авторского текста). Собственно говоря – «факты на лице». Прочие "нетленки" сЭмЭна Косихина просто лень проверять, но полагаю покопать там есть что ;)
Аватар пользователя cemen
cemen
17 февраля 2020
Марусенька Климова, зайка ты редакторская, так и стоит перед тобой редактор на коленях и просит...дай Маруся, дай мне ..... статью. А, Маруся Климова ему в ответ: Дам, конечно дам....вот только Википедию перепишу...А, редактор все не отстает, все просит: Дай Маруся Климова скорей, а то вся газета пропадает, номер проваливается, вся редколегия не работает, тебя все ждут когда ты, голубоглазая, придешь, и всем дашь....очередной свой опус, переписанный из Википедии.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...