Версия для печати

Пять миллиардов долларов закопаны на правом берегу Конго

Почему советские военные советники не смогли победить генерала де Бразза
Балиев Алексей
Президент Конго Массамба-Деба (справа) и советский космонавт Герман Титов обходят строй почетного караула, 1965 год. Фото: РИА Новости

В обширном ареале экс-французской Африки Народная Республика Конго, провозглашенная в 1970-м при участии Москвы, была выбрана для внедрения «социалистической ориентации» советского типа.

Париж не противодействовал: с 60-х по середину 80-х годов он прилагал усилия к формированию антиамериканского блока с привлечением СССР, других стран ОВД, КНР и нейтральной Швеции. Но Москва и Пекин не решились на такой альянс («Секретное приложение к Варшавскому договору»). А Париж, следуя означенной стратегии, поставил в середине 60-х условие Москве и африканским экс-колониям: их взаимное сотрудничество не должно препятствовать бессрочному экономическому и военно-политическому партнерству с Францией. В советско-конголезских отношениях это правило неукоснительно соблюдалось.

В середине 70-х Москва давала понять, что хорошо бы переименовать Браззавиль, названный в 1880 году в честь французского генерала де Бразза, основавшего колониальный режим на правобережье Конго. В пример ставилось левобережное, причем прозападное экс-бельгийское Конго, где столица Леопольдвиль – в честь короля Бельгии – получила в 1966-м национальное название Киншаса. Но Браззавиль остался. Таким образом власти социалистического Конго показали значение отношений с Францией.

В 1992 году Республика Конго удалила слово народная из своего названия

Навязывание советской модели к концу 80-х вызвало отторжение и в Конго. Ситуацию усугубило то, что Москва настояла на создании в 1969 году схожей по идеологии и структуре с КПСС Конголезской партии труда (КПТ). В 1991-м под влиянием известных событий в СССР она распалась (годом раньше официально отрекшись от марксизма-ленинизма). Но до этого было 20 лет однопартийного правления. А в 1992 году Республика Конго удалила слово «народная» из своего названия. Хотя одна из фракций экс-КПТ с конца 90-х периодически является правящей, выигрывая многопартийные выборы.

В социалистический период в Конго не было ни масштабного огосударствления экономики, ни просоветского идеологического прессинга. Правящие круги понимали невозможность такой политики, тем более в присутствии крупных военных контингентов Франции в соседних Габоне и Центрально-Африканской Республике.

В то же время именно с помощью СССР в Конго была создана промышленная экономика, ибо бывшая метрополия вкладывалась (и поныне продолжает это делать) преимущественно в сырьевую сферу: в добычу марганца, нефти и золота, разработку тропической древесины, производство тропического сельхозсырья, рыбопромысел. До 80 процентов совокупного продукта этих отраслей до середины 70-х направлялось во Францию, затем эта планка снизилась до 60 за счет роста поставок в СССР. Но в расчетах в обоих случаях превалировал бартер. СССР получал конголезское сырье в счет погашения советских кредитов и оплаты поставок оборудования.

Так или иначе в ВВП НРК промышленность с энергетикой в конце 70-х – середине 80-х годов благодаря советской помощи перешагнули за треть. Хотя до начала 70-х этот показатель едва превышал 15 процентов. А в постсоциалистический период совокупный вклад промышленности и энергетики в ВВП составляет самое большее четверть.

Примечательна оценка просоветского эксперимента местным экономистом и историком Бернаром Мартиалем Кивали, защитившим в 1990 году в Москве кандидатскую диссертацию по экономике Конго: «Стратегический этап отношений с СССР начался с 1969 года, когда единственной правящей партией стала КПТ, вскоре провозгласившая народную республику. Стимулом послужили и межпартийные связи между КПСС и КПТ. Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Народной Республикой Конго, подписанный в Москве 13 мая 1981-го сроком на 20 лет, положил начало более тесным взаимоотношениям». НРК «впитывала советский опыт. Но были использованы и те его стороны, которые привели советское общество к кризису. Монополия одной партии, огосударствление и бюрократизация нанесли большой ущерб социально-экономическому развитию Конго».

Советскую политическую и экономическую нишу поделили КНР и Франция

Что касается экономических взаимосвязей, эксперт уточняет: «НРК импортировала из СССР максимально широкий ассортимент разнообразного оборудования, многие товары массового спроса. Советский Союз ввозил из НРК крупные объемы тропической древесины, какао-бобы, масло пальмовое, сахар-сырец, тропические фрукты, рыбосырье, металлосырье».

Торговля осуществлялась в основном по бартеру или по взаимосогласованным ценам. Причем расценки на советское оборудование нередко были ниже, чем на аналогичные поставки из Франции. А торговое сальдо часто складывалось в пользу Конго благодаря ценовой политике СССР (в товарообороте с Францией оно было, как правило, отрицательным для Браззавиля).

Первое соглашение об экономическом и научно-техническом сотрудничестве (ЭНТС) между СССР и Конго было подписано еще в 1964 году, когда у власти там (с 1963-го) были военные – приверженцы марксизма. Оно предусматривало проведение геологоразведочных работ с советским участием. В результате, как отмечает Кивали, были выявлены месторождения золота, фосфоритов, битуминозных песков, полиметаллов руд. Второе ЭНТС-соглашение 1975 года «предусматривало оказание Конго помощи в разработке крупных запасов полиметаллических руд». Это документ был реализован почти полностью к концу 80-х.

Интересны и другие данные эксперта: «При содействии советских организаций производство свинцового концентрата в Конго в 1980 году составило 6,6 тысячи тонн и уже в 1981-м – 15 тысяч тонн». Затем пошло снижение: «Например, в 1985 году – 7,3 тысячи тонн». Это связано, конечно, с сокращением советских закупок в Конго данного сырья с середины 80-х.

Что касается оказанной Москвой денежной помощи, «примером может служить протокол 1987 года о предоставлении Конго дополнительного кредита в пять миллионов рублей для финансирования затрат по освоению запасов полиметаллов и близлежащей горно-обогатительной фабрики».

Совокупный объем денежных средств, предоставленных Советским Союзом Конго, по современным цено-курсовым параметрам, превышает пять миллиардов долларов. Причем помощь оказывалась до середины 1991-го. Точнее, «в соответствии с протоколом от 26 июля 1990 года СССР безвозмездно предоставил на учебный сезон 1990/1991 годов 156 повышенных стипендий для конголезцев, обучающихся в средних и высших учебных заведениях, в аспирантуре и в рамках научно-технической стажировки в СССР».

Всего между СССР и НРК подписано 15 кредитных соглашений. Общая официальная сумма долга перед СССР в 2002 году была по решению правительства РФ сокращена более чем на две трети, до 425,3 миллиона долларов. К концу 2010-х до 70 процентов этой суммы фактически аннулировано в обмен на приоритетные закупки российского вооружения и его комплектующих вкупе с длительными сроками работы российских ВТС-специалистов в Конго.

После 1991 года Франция восстановила свой статус приоритетного, если не единственного союзника Конго. А советскую политическую и экономическую нишу там Париж делит с Пекином.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 7 (820) за 25 февраля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...