Версия для печати

Эрдоган предпочел террористам туристов

Решение проблемы Идлиба – в Дамаске
Гафуров Саид
Фото: sprotyv.info

Президент Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил сирийским властям, что если Дамаск до конца февраля не выведет свою армию из зоны деэскалации, начнется серьезная военная операция турецкой армии.

Наступление правительственных войск в провинции Идлиб на террористов из запрещенных в России исламистских группировок, однако же, не остановилось. Анкара попыталась надавить на Москву через Вашингтон, обратившись к американцам с просьбой о поставках комплексов ЗРК «Патриот», чтобы защититься от возможных атак из Сирии. Но за океаном все еще решают, стоит ли удовлетворить просьбу президента Эрдогана.

В телефонном разговоре с Владимиром Путиным турецкий лидер заявил о том, что Россия обязана соблюдать условия Сочинского соглашения. Однако наш президент резонно возразил, что Анкара систематически нарушала все достигнутые договоренности. Вместе с тем главы государств условились об активизации двусторонних консультаций по Идлибу, нацеленных на ослабление напряженности, прекращение огня и нейтрализацию террористической угрозы.

С одной стороны, из Анкары слышатся грозная риторика и обещания начать войну, с другой – турецкий президент не против того, чтобы продолжать переговоры об установлении мира в САР. Отчего такая переменчивость в отношениях с Россией?

Единственной территорией в Сирии, где граждане не одобряли действия президента, была провинция Идлиб

Эти колебания Анкары не имеют никакого отношения к взаимодействию с Москвой. Все выступления президента Реджепа Тайипа Эрдогана подчиняются требованиям и вызовам внутренней обстановки и лавированию среди противоречий, накопившихся в международном политическом исламе.

Турция сейчас не в том состоянии, чтобы начинать войну, и она не планирует воевать – об этом наглядно свидетельствует конфигурация турецких войск. Один из главных постулатов военного дела – принцип концентрации сил и средств. Но обстановка вокруг «занозы Идлиба» показывает, что никаких серьезных перебросок войск к сирийским границам и их развертывания для масштабного наступления не происходит. После попытки путча в 2016 году Эрдоган провел основательную чистку вооруженных сил, и сегодня мы можем наблюдать в армейской среде примерно такую же ситуацию, как в РККА образца 1938 года. Опытных командиров нет, на большинство постов поставили представителей исламистов, которые, в общем-то, потенциально ничем не хуже отставленных офицеров, но сейчас им не хватает ни опыта, ни командных навыков. Наступать против подразделений «Хезболлы», КСИР и набравшихся опыта сирийских войск они просто не в состоянии.

Воевать турки не готовы, но самое главное – им и Идлиб не нужен. В Турецкой Республике сейчас острый финансовый кризис, весьма шаткое положение у правящей Партии справедливости и развития. Она проиграла муниципальные выборы, и опросы свидетельствуют, что ее популярность устойчиво снижается: народ недоволен экономической ситуацией и внутри ПСР недовольство лидером. Многие партийцы считают, что начинал президент очень хорошо, но сейчас выдохся, и пришло время уступить место у руля.

Хотя три года назад протесты оппозиции на площади Таксим были купированы, но стоит властям сделать оплошный шаг, как площадь снова наполнится толпами народа. На Западе программу «януковичизации Эрдогана» никто не отменял, просто отложили на время.

Денег в бюджете и исламских фондах не хватает, а на поддержку протурецких боевиков, воюющих в Идлибе, и местного гражданского населения идут приличные средства. Там настоящая финансовая черная дыра. В условиях острого бюджетного кризиса финансисты в Анкаре мечтают избавиться от идлибских расходов.

Есть важный нюанс: Идлиб – очень крупный центр контрабанды, порожденной как злоупотреблениями при распределении гуманитарной помощи, так и разницей в налогообложении: там крутятся десятки, если не сотни миллионов долларов. Важно, кто будет контролировать этот нелегальный бизнес. Сейчас на контрабанде «сидит» турецкий генералитет, и Эрдогану важно сохранять лояльность своих военачальников.

Турецкому лидеру нужно «держать» в тонусе и партию, и олигархат и не допустить очередного путча. Поэтому он и говорит не то, что думает или планирует, а что от него хотят услышать в данной ситуации. Так и нужно воспринимать его слова, никакой серьезной войны не будет; турки воевать не хотят и не могут.

Кроме того, остро стоит конфликт между течениями политического ислама. Весь расчет Эрдогана, когда он затевал сирийскую авантюру, был построен на том, что движение «Братья-мусульмане», идеи которых разделяет турецкая правящая Партия справедливости и развития, в Идлибе возьмет ситуацию под контроль. Но там сильны их оппоненты – салафиты. Схватка идет очень жесткая, но Эрдоган был абсолютно уверен, что переиграет оппонентов. Однако выяснилось, что он не справляется с поставленной задачей. Хотя в Идлибе большинство населения разделяет взгляды «Братьев», вахаббитов финансируют саудовцы, и Эрдоган оказался не в состоянии перекрыть финансовые потоки Эр-Рияда в мятежную провинцию.

Пока непонятно, как будет поступать турецкий лидер дальше, но уже сейчас ясно: воевать он не готов и не хочет. Если бы было иначе, мы сейчас видели бы совершенно другую турецкую армию в провинции Идлиб. Нужно учесть еще одно обстоятельство, которое турецкий президент никак не может игнорировать: через месяц начинается туристический сезон. Случись война, достаточно двух-трех терактов на популярных в мире курортах, и никто не поедет.

Представим, что будет, если российские авиационные власти резонно объявят: в Турцию летать небезопасно. Для Анкары это потеря огромных денег и что важнее – съежится рынок труда. И тогда власти не отделаются грозными заявлениями разгневанных обывателей. Площадь Таксим никуда из Стамбула не делась.

Не удивлюсь, если под гневные филиппики Эрдогана «Братья-мусульмане», сменив позицию, совместно с сирийской армией сумеют задавить вахаббитов и впишутся в политический процесс. Дамаску же не нужно, чтобы они перестали быть правоверными, достаточно, чтобы перестали стрелять и приняли участие в политической, а не в военной борьбе.

Еще в 2012 году высокопоставленный чиновник из сирийского МИДа говорил мне о том, что единственная провинция, где большинство населения не поддерживает президента, это Идлиб. Уже тогда в Дамаске признавали эту реальность и говорили о необходимости политического решения проблемы. Сейчас армия САР войдет в столицу провинции и начнется поиск этого решения.

Саид Гафуров,
руководитель направления «Восток» портала Pravda.ru

Опубликовано в выпуске № 7 (820) за 25 февраля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц