Версия для печати

Братание с Гитлером

Объявив Берлину войну, Париж не планировал наступательных действий
Афанасьев Владимир

Факты известные, но замалчиваемые оппонентами нашей страны, неумолимо свидетельствуют о том, что именно политика руководителей ведущих западных держав способствовала приходу нацистов к власти в Германии, усилению ее военной мощи и в конечном итоге развязыванию Второй мировой.

Спусковым крючком для германской агрессии в Европе послужил Мюнхенский сговор 1938 года между главами правительств Англии, Франции и Германии. Кстати, именно по его итогам Гитлер получил Судеты – часть чехословацкой территории. Показательна в этом отношении позиция СССР. Когда над Чехословакией нависла опасность, советский дипломатический представитель в Лиге Наций заявил о готовности выступить совместно с Парижем в ее защиту в соответствии с условиями двустороннего договора 1935 года о взаимопомощи. Это были не просто слова. Советские Вооруженные Силы начали приводиться в боевую готовность. В Генеральном штабе срочно прорабатывались различные варианты развития событий.

В то время остановить гитлеровскую агрессию было вполне возможно. У Германии еще не хватало сил и средств, чтобы противостоять армиям СССР и Франции. Гитлер не решился бы тогда на открытое военное противостояние, ему требовалось время. Однако соглашательская позиция Парижа, потворствовавшего Гитлеру, а также отказ Польши и Румынии пропустить через свою территорию советские войска привели к тому, что 28 сентября 1938 года в Мюнхене главы правительств Англии, Франции, Германии и Италии решили судьбу Чехословакии без участия представителей правительства этой страны. В руки гитлеровской Германии перешла значительная часть предприятий промышленности, занимавшей в Европе лидирующие позиции.

Агрессии дали «Желтый»

30 сентября 1938-го британским премьером Чемберленом и Гитлером (по инициативе первого) была подписана совместная англо-германская декларация. А 6 декабря того же года аналогичный документ скрепили в Париже министры иностранных дел Франции и Германии.

Французские и германские солдаты и офицеры обменивались продовольствием и спиртным

В 1939 году ведущие западные державы, стремясь направить взоры Гитлера на восток и столкнуть Германию с Советским Союзом, фактически отдали на заклание Польшу, несмотря на договорные обязательства перед этой страной. Правда, политика Варшавы в то время тоже была далеко не безгрешна, но это предмет особого разговора.

Итак, в мае 1939-го Польша и Франция взяли на себя взаимные обязательства: первая – оказывать всемерную помощь в случае агрессии; вторая – начать боевые действия на сухопутном фронте немедленно и на 15-й день войны предпринять наступление основными силами. Правда, соответствующий протокол был подписан только 4 сентября 1939 года, уже после начала войны. За день до этого, 3 сентября Лондон и Париж объявили Берлину войну, но французские штабы к планированию наступательных действий на Западном фронте так и не приступили. При этом стараниями руководителей военных делегаций Англии и Франции были свернуты англо-франко-советские переговоры, проходившие в Москве, о координации действий в случае возникновения агрессии в Европе.

Хотя и тогда еще можно было предотвратить или остановить агрессивные устремления нацистской Германии. Как заявил на Нюрнбергском трибунале немецкий генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель: «Если бы франко-британцы предприняли наступление, мы смогли бы противопоставить им совершенно призрачную оборону».

Между тем в сентябре 1939 года на франко-германском фронте сложилась довольно парадоксальная ситуация. Германские солдаты продолжали возводить укрепления, а французские – безучастно взирали на это, им даже было запрещено иметь заряженное боевыми снарядами и патронами оружие. На линии Мажино появился французский плакат: «Пожалуйста, не стреляйте, мы не стреляем». Тут же немецкий ответ: «Если вы не будете стрелять, мы тоже стрелять не будем». На многих участках границы французские и германские солдаты и офицеры обменивались визитами, продовольствием и спиртным. Такая парадоксальная войнушка.

27 сентября, когда немецкие войска завершили операцию в Польше, Гитлер на совещании высшего командного состава вермахта заявил, что не в интересах Германии безучастно наблюдать, как Лондон и Париж будут наращивать военный потенциал, а потому «нужно нанести удар в западном направлении и чем быстрее, тем лучше». На следующем совещании 29 сентября он сообщил своим генералам о решении разбить Францию еще до наступления зимы.

9 октября 1939 года Верховное главнокомандование вермахта издало директиву № 6 – план наступления на Францию и на Голландию, Бельгию и Люксембург. Ему присвоили кодовое наименование «Гельб» («Желтый»). Но первоначально назначенное на 12 ноября наступление переносилось 29 раз на более поздние сроки из-за неготовности войск, неблагоприятных метеоусловий, а также в целях дезинформации противника и обеспечения внезапности первых ударов.

Находившиеся у западной границы Германии англо-французские войска бездействовали с сентября 1939 года до мая 1940-го, ожидая действий вермахта. Правительства Англии и Франции надеялись склонить Германию к заключению мира, который позволил бы ей без опасения за свой тыл на западе продолжить агрессию на востоке. Но у германского руководства были несколько иные планы.

Утром 10 мая 1940 года немецкая авиация нанесла удары по 72 аэродромам Бельгии, Голландии и Франции. В тылу бельгийских и голландских войск были выброшены воздушные десанты.

Боевые действия вермахта развивались по планам, разработанным в Берлине. 15 мая капитулировало правительство Голландии. 18 мая немецкие войска вступили в Брюссель и Антверпен. 28 мая капитулировала Бельгия. А начавшееся 21 мая наступление немецких групп армий «А» и «Б» поставило в критическое положение отрезанные во Фландрии англо-французские войска. Правда, неожиданно последовавший 24 мая приказ немецкого командования, так называемый «стоп-приказ», позволил эвакуировать к 4 июня в Англию через Ла-Манш порядка 340 тысяч англо-французских военнослужащих, бросивших все свое тяжелое вооружение и снаряжение.

Шерше ля «Шарлемань»

14 июня немцы без боя захватили Париж, а 22 июня 1940 года на станции Ретонд в Комьпьенском лесу было заключено германо-французское перемирие, вступившее в силу 25 июня. Причем церемония подписания демонстративно проходила в том самом салон-вагоне, где 11 ноября 1918-го был заключен договор, продиктованный Германии странами Антанты.

После войны в лагерях НКВД числились 23 136 военнопленных - выходцев из Франции

По условиям перемирия оккупировалась Северная и Центральная Франция, то есть почти три пятых территории страны. В южной части власть осталась в руках коллаборационистского правительства во главе с маршалом Филиппом Петэном, расположившимся в городе Виши. На территории страны дислоцировались немецкие оккупационные войска, содержавшиеся за счет местного населения.

В результате Франция превратилась в одного из крупнейших поставщиков Третьего рейха. Германия экспроприировала золотой запас республики, вывозила с контролируемых вишистским правительством территорий значительное количество алюминия, магния, глинозема, кобальтовой руды, бокситов, графита, железной руды, фосфатов, специальных и растительных масел, продовольствия… По неполным немецким данным, до января 1944 года французские предприятия промышленности поставили Германии около четырех тысяч самолетов, 10 тысяч авиационных двигателей, 52 тысячи грузовиков. Кроме того, в вермахт поступила значительная часть французской военной техники, которая использовалась немецким командованием преимущественно на Восточном фронте.

В России хорошо помнят героические действия французских летчиков эскадрильи, а затем полка Нормандия – Неман, воевавших в годы Великой Отечественной на стороне Красной армии. Честь им и слава. Этому посвящен экспозиционный комплекс в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации. Однако факт остается фактом: гораздо больше французов во время той войны воевали против Советского Союза на стороне гитлеровской Германии. Об этом не принято было говорить во времена СССР из-за политкорректности. Но французский добровольческий легион был единственной негерманской воинской частью, принимавшей участие в операции «Тайфун» на московском направлении в 1941 году. То есть во время самых тяжелых для нас боев, когда решалась судьба государства.

После разгрома немецко-французских войск под Москвой легион использовался гитлеровским командованием в карательных акциях против партизан в Белоруссии. В 1944 году он был влит во французскую бригаду СС «Шарлемань», преобразованную в феврале 1945-го в 33-ю дивизию СС «Шарлемань» (1-ю французскую). В марте того же года она была разгромлена Красной армией в Померании, ее остатки отведены в тыл. Однако батальон этой дивизии (около 300 человек) принял участие в Берлинской операции и вместе с 11-й добровольческой панцергренадерской дивизией СС «Нордланд» (точнее – ее остатками) защищал рейхстаг.

Всего на стороне нацистской Германии воевало довольно значительное количество французов. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в качестве военнопленных после войны в лагерях НКВД числились 23 136 выходцев из Франции.

Справедливости ради повторим, что далеко не все жители этой страны приняли гитлеровский режим. Во Франции развернулось движение Сопротивления. Оно было относительно малочисленным, но оказывало определенное влияние на моральный дух населения по мере обострения военных действий. Уже в 1940 году началось формирование движения «Свободная Франция» во главе с генералом Шарлем де Голлем, находившимся в то время в Лондоне. Оно было призвано вести борьбу против фашистской Германии на стороне Великобритании и к нему постепенно начали присоединяться как военные, так и гражданские. В конце 1940 года в нем были всего семь тысяч человек, но их число стремительно росло. 26 сентября 1941 года правительство СССР в официальном письме на имя генерала де Голля признало его руководителем «всех свободных французов» и заявило, что готово оказать помощь в общей борьбе с Германией и ее сателлитами.

Осенью 1942-го в горных лесистых местах южной Франции возникли небольшие партизанские отряды из антифашистов, получившие название «Маки», которые также признали де Голля руководителем Сопротивления. Большое значение для подъема движения сыграл перелом, произошедший в 1943 году на советско-германском фронте. Особенно оно активизировалось летом 1944-го после высадки союзных войск в Нормандии в ходе операции «Оверлорд».

14 августа 1944 года началось восстание в Париже. 15 августа восставшие захватили префектуру, другие государственные учреждения. Окончательно Париж был освобожден с помощью англо-американских войск 25 августа, а 30 августа де Голль объявил о создании Временного правительства. Деятельность генерала и его сторонников в годы войны позволила считать Францию одним из членов антигитлеровской коалиции.

История показала, что заигрывание с агрессором лишь разжигает его амбиции и в конечном итоге ведет к тяжелым военным и политическим последствиям.

Владимир Афанасьев,
главный научный сотрудник ЦМВС РФ, кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 7 (820) за 25 февраля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...