Версия для печати

Россия – покровитель, но не завоеватель

Там, где появляется русский человек, все чудесным образом получает совсем иное направление
Каким бы победоносным ни было русское оружие, в чисто меркантильном плане Россия всегда остается в проигрыше

«Даже если Россия расширяет владения за счет сопредельных колоний, в отличие от остальных колониальных держав она отдает этим своим новоприобретениям больше, чем берет от них. И не потому, что ею движет некая филантропия или что-то в этом роде. Изначальные устремления всех империй мало разнятся, но там, где появляется русский человек, все чудесным образом получает совсем иное направление. Выработанные у восточных славян еще с дохристианских времен нравственные нормы не позволяют русскому человеку насиловать чужую совесть и посягать на имущество, ему по праву не принадлежащее. Чаще из коренящегося в нем неистребимого чувства сострадания он готов отдать с себя последнюю рубашку, чем у кого-то ее отнять. Поэтому каким бы ни было победоносным русское оружие, в чисто меркантильном плане Россия всегда остается в проигрыше. Побежденные же ею или взятые под защиту в конечном итоге обычно выигрывают, сохраняя в неприкосновенности свой образ жизни и духовные институты, вопреки их явной недостаточности для прогресса, в чем легко убеждаешься, познакомившись с ними более или менее основательно, приумножая свое материальное достояние и существенно продвигаясь по пути цивилизации. Показательные примеры тому хотя бы Эстляндия и Кавказ, в продолжение веков презираемые и насилуемые своими соседями, но занявшие почетное место среди народов и достигших несравнимого с прежним благосостояния под покровительством России, между тем как от приобретения Эстляндии и Кавказа положение русского народа, то есть коренного населения метрополии, не улучшилось нисколько. Последнее нам кажется парадоксом, но такова реальность, первопричины которой кроются, несомненно, в особенностях русской морали».

Научной страстью британского геолога Родерика Импи Мурчинсона были мезозойские отложения. Он исследовал геологические образования английского Девоншира, сделал подробнейший обзор палеозойских отложений северо-западной Германии и Бельгии. Шотландец дважды был в России – занимался составлением геологической карты европейской части страны. Исследовал Подмосковный и Донецкий угольные бассейны, Поволжье и Урал. Он впервые обосновал выделение новой геологической эпохи – пермской. Кстати, она единственная, получившая русское название. По воспоминаниям людей, близко знавших ученого, он всегда сохранял «чувство искренней приязни и благодарности к стране, в которой встретил полное радушие и гостеприимство».

Прислал Владимир Ольгин

Опубликовано в выпуске № 8 (821) за 3 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...