Версия для печати

Воинственности турок хватило на неделю

Две трети янычар, пытавшихся отчленить от России Астрахань, остались в степях между Волгой и Доном
Уткин Александр

«На официальном сайте Турецкого лингвистического общества, являющегося законодателем основных тенденций и мод, связанных с употреблением современного турецкого языка, и издающего регулярно обновляемые и самые авторитетные в стране толковые словари, напротив слова rus, то есть «русский», стоит следующее определение: «Проживающий в Российской Федерации восточнославянский народ или кто-либо, происходящий из данного народа, московский (Moskof) гяур». Чтобы избежать двусмысленностей, поясним, что «гяур» – это презрительное обращение к иноверцам со стороны мусульман...

Поиск по слову Moskof выдает три варианта значений: «русский язык» и просто «русский», а в качестве прилагательного – «беспощадный» или «жестокий». Как вам последняя трактовка, помеченная в словаре в качестве просторечной?» Цитата взята из книги Ивана Стародубцева «Россия и Турция: 500 лет беспокойного соседства», выпущенной три года назад издательством «Э». Автор – гражданин РФ, предприниматель и публицист – живет постоянно в Турецкой Республике уже полтора десятилетия и хорошо разбирается в нюансах взаимоотношений двух стран. Всем желающим вникнуть в тонкости внешней и внутренней политики Анкары настоятельно рекомендую ознакомиться с этим трудом. Поверьте, вас ожидает легкое и увлекательное чтение.

 

Стародубцев упоминает о 13 русско-турецких войнах, что противоречит недавнему заявлению Хакки, советника Реджепа Тайипа Эрдогана в вечернем эфире телеканала A-Haber: «Мы боролись с Россией 16 раз в прошлом, и мы сделаем это снова». Он также напомнил, что в РФ проживает 25 миллионов мусульман, поэтому-де возможно «расчленение России изнутри».

В отражении турецкого штурма, наряду с гарнизоном стрельцов, участвовали почти поголовно все астраханские татары, способные держать оружие

 

Правда, если скрупулезно припомнить и пересчитать все так сказать официальные вооруженные противоборства между двумя государствами в XVII-XX веках, окажется, что их было 11. Но с учетом похода объединенного войска крымских татар и присланных Стамбулом янычар на Астрахань в 1569 году и знаменитого «Азовского сидения» (1637-1642) действительно получим в итоге 13. Впрочем, не исключено, что советник Эрдогана имел в виду и участие турок в нескольких крупных набегах крымцев на русские земли, включая вторжения в 1570-м, завершившиеся сожжением Москвы, и в 1571-м, когда вновь пошедшее за добычей полчище наголову разгромила рать под командованием князя Михаила Воротынского в битве при Молодях.

 

Абсолютное большинство читателей «ВПК» прекрасно знает, как шли и чем заканчивались столкновения русских и турецких войск на поле брани, что намного чаще успех сопутствовал первым, а не вторым. Однако есть сомнения в общеизвестности деталей упомянутой астраханской авантюры, предпринятой по инициативе крымского хана Девлет Герая.

 

Он, сообщает историк и писатель Лев Вершинин, еще в 1563 году, собрав армию то ли в 40, то ли в 50 тысяч сабель, попытался овладеть Астраханью. Но «неудачно, зато сделав выводы: силами степной конницы отстроенную русскими «правильную» крепость с мощным (около 1000 стрельцов) гарнизоном и хорошей артиллерией не взять. То есть без турок не обойтись». После чего несколько лет «крымские представители активничали на Босфоре, лоббируя среди визирей и пашей идею хана».

 

И весной 1569 года, продолжает Вершинин, «Девлет Герай получил, наконец, долгожданное «добро». А также 3000 янычар, лучшей пехоты тогдашнего мира, во главе с опытным... полководцем Касим-пашой и группой европейских военных инженеров. Предполагалось, пройдя «водой» из Азова вверх по Дону, прорыть канал, чтобы доставить к Астрахани тяжелую осадную артиллерию. Не получилось – рельеф местности исключал простые варианты работ, а искусство обустраивать систему шлюзов османским специалистам еще не было знакомо, однако в сентябре крымско-турецкое войско, таща посуху малые и средние калибры (осадные бомбарды пришлось оставить на судах) все же достигло Астрахани».

 

«С ходу, однако, взять город не вышло, – отмечает Вершинин, – осада же с самого начала не задалась. В первый же день зарядили ливни, делая жизнь осаждающих трудно выносимой, попытки взрыва стены, а затем и подкопа русские саперы предугадали и предотвратили, а генеральный штурм, несмотря на всю выучку янычар, закончился ничем, причем в отражении его, наряду с гарнизоном, участвовали почти поголовно все астраханские татары, способные держать оружие. «Освободителей», как ни странно, никто не ждал. Дожди не прекращались, губя порох и продовольствие, то и дело налетали «русские» ногайцы, справиться с которыми, не зная местности и путаясь в плавнях, крымские всадники не могли. Спустя неделю янычары начали роптать, и Касим-паша, зная, чем такой ропот чреват, поставил перед ханом вопрос об отходе. Скандал вышел грандиозный. Девлет Герай требовал остаться на зимовку, упирая на то, что он тут главный, паша резонно возражал, что начальство его сидит в Стамбуле, а жрать нечего, порох промок, греться и сушить промокшее нечем, так что его парни на взводе и, ежели взбесятся, порвут всех на фиг. До стычки, правда, не дошло. 26 сентября Касим отдал приказ отходить к Дону, на следующий день то же самое сделал и Девлет Герай, запретив своим джигитам прикрывать отступающих янычар от ногайских налетов. В итоге до Азова добралось менее трети турок, выступивших в поход».

 

Александр Уткин

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...