Версия для печати

Рычаг за пять миллиардов долларов отказался работать

Строительство социализма в Бангладеш было дорогим, но недолгим
Балиев Алексей
В марте 1972 года Муджибур Рахман посетил Москву с официальным визитом

Индия вяло препятствовала попыткам Москвы «советизировать» Бангладеш. В Дели были уверены, что этот проект провалится. Ошибочность политики СССР в третьем мире была на тот момент очевидна. А взаимной этноисторической да и любой другой близости Бангладеш с Индией никто не отменял.

Южноазиатская политика СССР строилась прежде всего на трех взаимосвязанных акцентах. Во-первых, трансформировать советско-индийские отношения в противовес КНР ввиду нараставшего с конца 50-х конфликта с Пекином. Во-вторых, создать ареал просоветской социалистической ориентации. Сначала для этого выбрали Бангладеш, затем Афганистан. В-третьих, обуздать весьма влиятельные в регионе компартии, особенно индийскую, которые в 60-х – начале 70-х стали сталинско-маоцзэдуновскими. Но ни одной из задач выполнить не удалось из-за ошибок, сопровождавших хрущевскую и брежневскую политику по социалистической ориентации развивающихся стран.

Первым фиаско в регионе стала Народная Республика Бангладеш, рожденная в марте 1971 года в огне индийско-пакистанской войны и борьбы Восточной Бенгалии против Исламабада. Социализм советского образца внедрялся в НРБ в том числе для того, чтобы иметь лишний рычаг давления на Индию с Бирмой в дополнение к их конфликтным отношениям с КНР. И таким образом вынудить Дели с Рангуном следовать геополитическим интересам Москвы («10 миллиардов долларов на левую Бирму»).

Борьба против пакистанского неоколониализма в Бангладеш продолжалась свыше 20 лет. До трех миллионов жителей погибли, пропали без вести, стали беженцами. Пакистан потерпел поражение в очередной войне с Индией к концу 1971 года. Решающим фактором провозглашения Бангладеш была военная помощь могучего западного соседа. Хотя советское оружие поставлялось местным повстанцам еще с середины 60-х – в основном через Индию, частично через Бирму.

По совету из Москвы Рахман объявил военное положение

Вскоре после объявления независимости Бангладеш была провозглашена парламентской республикой. А пост премьер-министра в 1972 году занял Муджибур Рахман (1920–1975), глава промарксистской Народной лиги Бангладеш («Авами Лиг»). Он выдвинул в 1971-м четыре основополагающих принципа новой страны: национализм, социализм, секуляризм, демократия. Сочетание всего этого было, разумеется, проблематичным, но наличие в постулатах социализма быстро привело к советскому проекту социалистической ориентации в стране. Рахман пригласил зарубежных (в основном советских) экономистов. Разработкой и реализацией программы развития страны по социалистическому пути в 1972–1975 годах занимались свыше 180 специалистов из СССР. В 1972–1973-м было национализировано большинство промышленных предприятий, включая джутовые, хлопчатобумажные фабрики и сахарные заводы, а это свыше 70 процентов производственных мощностей того периода. А также банки, страховые компании, сельхозплантации, объекты энергетики, порты, железные дороги. Образование, здравоохранение, жилищное и производственное строительство стали целиком государственными.

Москва поддержала эти действия неафишируемыми льготными кредитами более чем на пять миллиардов долларов в нынешнем измерении. Свыше 90 процентов займов стали фактически безвозмездными.

Характерный штрих: состоявшиеся в марте 1973-го выборы принесли победу правящей «Авами лиг» (73% голосов), коммунисты получили примерно пять процентов. Москва предлагала местной компартии, как, например, в Алжире («СССР вложил в Алжир 40 миллиардов долларов и миллион банок сгущенки»), слиться с правящей партией, но получила отказ. А компартия, перейдя с 1974 года на сталинско-маоцзэдуновскую ориентацию, участвовала в свержении правящего режима в 1975-м. Но это не предотвратило последовавших вскоре кровавых репрессий против коммунистов. Из-за чего едва не разразилась война КНР с Бангладеш.

Разрушительные природно-климатические катаклизмы в стране после национализации почти всего и вся привели к системному кризису. Но Москва продолжила делать ставку на кредитные инъекции, технологическую и гуманитарную помощь, хотя ее получатель был без преувеличения парализованным банкротом.

В январе 1975-го Рахман, воспользовавшись советом из Москвы, объявил военное положение (возможно, это стало обкаткой аналогичного решения в Польше в 1980-м) и начало второй народно-социалистической революции. Кончилось все это гибелью премьера и его семьи уже в августе в ходе военного переворота. После чего в стране заявили об отказе от принципов социализма. Прокатились новые военные перевороты, политические и межэтнические убийства, продолжавшиеся до начала 90-х.

Насчет связей с СССР бангладешский экономист Андрио Дронг отмечает: «Уже в марте 1972 года президент Рахман посетил Москву с официальным визитом (первым и последним. – А. Б.). Тогда же стороны договорились о крупной советской помощи НРБ. За период 1972–1977 годов огромное число студентов смогли получить высшее образование в СССР. Советский Союз поставлял техническое оборудование и многие прочие товары в обмен на наше сельхозсырье, что было выгодно Бангладеш. Была значительной и гуманитарная помощь от СССР. Предоставлялись вертолеты для реконструкции коммуникаций, оказывалось содействие в восстановлении рыбоводческих хозяйств, портов и верфей, возведении мостов, возрождении железных дорог, консультации в вопросах реновации».

Москва пыталась вернуть НРБ в просоветское русло. «Несмотря на политические трения с 1976 года, СССР продолжал спонсировать существующие проекты в Бангладеш. Основные средства и эксперты по-прежнему направлялись, например, на возведение Горазалской ТЭС – крупнейшей в Южной Азии. Другим крупным советским проектом, финансируемым в Бангладеш, был приборостроительный завод в Читтагоне. На его завершение СССР выделил 12,9 миллиона рублей в 1972 году и 5,023 миллиона в 1978-м».

По данным индийского экономиста Голама Мустафы, советские обязательства по оказанию де-факто безвозмездной помощи Бангладеш «возросли до 151,1 миллиона долларов в 1976–1982 годах по сравнению со 105 миллионами долларов в 1972–1975-м. Но события 1975 года изменили суть отношений с Советским Союзом. Ибо переворот сменил курс внешней политики на прозападный. Новый глава страны генерал-майор Зиаур Рахман кардинально расторг все виды сотрудничества, существовавшие при правлении предшественника. Были запрещены коммунисты. Москву обвиняли во вмешательстве во внутренние дела Бангладеш, что подорвало взаимоотношения».

Страна участвовала в бойкоте Московской Олимпиады, участились высылки советских дипломатов и специалистов. Но социально-экономические реалии вынудили реанимировать связи с СССР. Как отмечают и Дронг, и Мустафа, НРБ запросила большую поддержку в энергетической, газовой и нефтяной отраслях. В 1986-м СССР предоставил новый кредит – 82 миллиона долларов на развитие энергетики, направлял специалистов на открытие важных газовых месторождений. А в 1982–1983 годах Бангладеш получила более 300 миллионов долларов советской помощи.

К 1990-му СССР, по данным Дронга и Мустафы, помог осуществить многие проекты, включая возведение гидротехнических объектов, телефонных сетей, развитие стройиндустрии, рыбного промысла и пищевой промышленности, производства пластмасс. Республика сохранила название «Народная», но просоветскую ориентацию не восстановила. Политические ошибки СССР толкнули Бангладеш к Индии и Западу, а с середины 90-х страна все больше завязывается на КНР.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 9 (822) за 10 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц