Версия для печати

Контрабандисты и пираты на службе нефтяных компаний

Почему нигерийскую молодежь привлекают мангровые заросли
Фото: google.com

Когда подрывают нефтепровод в дельте Нигера, рост цен на углеводороды по всему миру становится своевременным напоминанием о важности этого нестабильного региона. В Нигерии и сопредельных странах Западной Африки продолжается ожесточенная борьба внутренних и внешних сил за власть, территории и природные ресурсы. В последние годы к межэтническим и межнациональным военно-политическим группировкам региона добавились радикальные исламистские организации террористической направленности типа «Боко харам».

Отклик на статью «Черный джихад»

Нигерия, в которой сегодня проживают около 200 миллионов человек, представлена более чем 250 аборигенными народами и племенами. Тремя крупнейшими этническими группами в стране являются хауса, йоруба и игбо. Вместе с фульбе, ибибио и канури они составляют 70 процентов населения страны. Западная сторона реки Нигер преимущественно населена народом йоруба, восточная – традиционная территория племени игбо. Богатая нефтью дельта – центр всей добычи черного золота в стране и дает 80 процентов доходов в госбюджет.

Нигерия – крупнейший производитель и экспортер нефти в Африке, играющий важную роль и на мировом рынке. В течение десятилетий западные компании Chevron, Shell, Exxonmobil нещадно эксплуатируют этот район и используют при добыче стандарты, диаметрально противоположные принятым в своих странах, в результате чего загрязняются реки и другие водоемы, уничтожаются традиционные средства к существованию людей, связанные с рыболовством и сельским хозяйством.

Нигерийцы ожидали, что добывающие компании, извлекающие огромные доходы, будут инвестировать в развитие инфраструктуры и социальной сферы страны и региона. Они пытались обратить внимание нефтепромышленников на проблемы экологии и нищеты местного населения путем диалога, но так и не добившись встречных шагов, вынуждены были начать с ними партизанскую борьбу. Сотрудники компаний и объекты нефтяной инфраструктуры стали потенциальной целью для атак повстанцев. Взрываются трубопроводы, пираты атакуют танкеры, нефть перекачивается на другие суда, и Нигерия выходит на первое место в мире по контрабанде этого стратегического сырья. Не брезгуют повстанцы и требованиями выкупов за экипажи и возврат танкеров их владельцам.

Пока управление нефтяной отраслью не учитывает интересы коренного населения, мира в регионе не будет

С 2009 по 2015-й ситуация характеризовалась временным затишьем. Президент Нигерии в 2007–2010 годах Умару Йар-Адуа объявил широкую амнистию участникам незаконных вооруженных формирований и пытался решить хотя бы часть наиболее острых экономических и социальных проблем региона. Его преемник – Гудлак Джонатан, занимавший пост с 2010 по 2015-й, продолжил этот курс во внутренней политике и экономике, но затем к власти пришел выходец из Северной Нигерии Мухаммад Бухари. Были отменены компенсационные выплаты участникам вооруженных формирований, прекратившим борьбу и сложившим оружие, вновь начались карательные операции против повстанцев, что ввергло регион в очередной виток вооруженного конфликта.

Военно-политические группировки в дельте реки Нигер оказались солидарны с сепаратистами, выступающими за отделение юго-востока Нигерии. Цель этих организаций – проведение референдума по вопросу создания независимого государства Биафра.

Как и на Ближнем Востоке, Великобритания при создании новых государств не считалась с этническими и национальными особенностями племен и территорий и просто разделила Нигерию на географической карте на шесть геополитических зон по шесть штатов в каждом. Вспыхнувшая в стране в 1967–1970 годах гражданская война за независимость провинции Биафра стала результатом этнических, культурных и экономических противоречий между севером и югом, но вскоре была подавлена при участии экс-метрополии, несмотря на поддержку, оказанную сепаратистам другими странами. До сих пор причины региональной конфронтации не устранены, и стремление к самоопределению за последние 20 лет возродило идею независимости Биафры.

На мусульманском севере проживают народности хауса и фулани, заселяя более половины территории страны. Еще 400 лет назад они стремились захватить торговые города своих южных соседей. В настоящее время правительство Нигерии находится в состоянии войны с радикальными исламистскими группировками, которые пытаются создать новый халифат, управляемый на основе законов шариата, там, где еще в XVI веке существовал халифат Сокото.

Наибольшую угрозу центральным властям представляют мощная террористическая группировка «Боко харам» и филиал ближневосточной организации ИГ (запрещенного в России). Любопытно, что США и их западные союзники могли бы уничтожить лагеря террористов на севере Нигерии, как они это сделали в Сирии и Ираке, однако пока предпочитают не делать этого, используя сложившуюся конфронтацию юга и севера в своих интересах.

Южноафриканская частная военная компания STTEP в 2016 году за три месяца почти полностью вытеснила «Боко харам» с северо-запада Нигерии, пока Всемирный банк и США не стали оказывать давление на африканские страны, воспользовавшиеся услугами этой ЧВК. Ее руководитель Эбен Барлоу заявил: «Мы находимся под обстрелом сил, тайно поддерживающих терроризм, разжигающих хаос и конфликты, но внешне делающих вид, что ведут борьбу с ним. Они маскируют свою политику экономического саботажа и дестабилизации, действуя с целью добычи африканского сырья для транснациональных корпораций». Судя по всему, принцип великих держав времен колониализма «разделяй и властвуй» остается на вооружении у современных «вершителей судеб человечества».

Восточная граница Нигерии соприкасается с Южным Камеруном, где уже несколько месяцев назревает война Амбазонии. Наметившийся альянс террористов обеих стран представляет собой угрозу для единства и существования как Нигерии, так и Камеруна, поскольку в настоящее время «Боко харам» и западноафриканский филиал ИГ постоянно расширяются территориально на северо-восток Нигерии, разоряя Северный центр вместе с экстремистами племени фулани.

Из-за ежедневных хищений около 200 тысяч баррелей нефти Нигерия только в 2016–2017 годах недополучила свыше 105 миллиардов долларов. Меры борьбы с контрабандой и пиратством неэффективны ввиду высокого уровня коррупции во всех эшелонах власти, включая центральное правительство. А значит, финансирование контролирующих нелегальный бизнес сепаратистских и террористических группировок региона продолжится. Без устранения коренных причин, вызвавших внутренние и региональные конфликты, преодоление атмосферы хаоса и насилия в Западной Африке невозможно. Пока управление нефтяной отраслью не учитывает интересов коренного населения и не решены основные проблемы социально-экономического характера, не начнется восстановление экологии и инфраструктуры, мира в регионе не будет.

В отсутствие доступа к образованию, при высоком уровне безработицы участие в протестных акциях становится все более привлекательным для молодежи. Порой для молодых людей это единственная возможность повышения их социального статуса и заработка. Интернет и мобильная связь активно используются оппозицией для рекрутирования в свои ряды. Базовые лагеря находятся в труднодоступных болотистых областях и мангровых зарослях, вдали от городов, там, где нет дорог. Сама природа предоставляет повстанцам идеальные условия, поэтому разыскивать их и бороться с ними необыкновенно трудно. В этой местности находят укрытие и убежище отряды численностью от 500 до 2000 человек, и отсутствие у них общего лидера исключает возможность его ликвидации или подкупа со стороны правительства или нефтяных компаний. Но к масштабным наступательным действиям повстанцы Нигерии пока не готовы, их главная проблема очевидна – нужда в оружии, им не хватает ручных и станковых пулеметов, гранатометов, минометов и другого современного вооружения.

Незаконные оружейные поставки из стран Восточной Европы иссякли. Новых налаженных каналов нет за исключением незначительных мелкооптовых партий. Здесь сыграла свою роль и программа амнистии 2009 года, когда было сдано около 2700 единиц стрелкового оружия и 18 боевых катеров.

Проблема снабжения повстанческих отрядов вооружением частично решается покупкой оружия у солдат и офицеров нигерийской армии, продающих его с военных складов. Кроме того, совместно с военными некоторых стран Западной Африки разработаны логистические маршруты возможных нелегальных поставок ВВТ.

Николай Кольчугин,
независимый эксперт по Западной Африке

Опубликовано в выпуске № 9 (822) за 10 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц