Версия для печати

Российской армии нужны лидеры

Макдермотт Роджер
Военная реформа, проводимая под руководством министра обороны РФ Анатолия Сердюкова, повлекла за собой, возможно, самые значительные перемены и вызовы для российского офицерского корпуса за последние два столетия. Это не только численное сокращение, изменение системы военного образования, возобновление сдачи нормативов по физподготовке и расширение списка обязанностей по подготовке личного состава, но и другие инновации, демонстрирующие серьезное намерение высшего военного руководства страны создать «новый облик» офицерства. Например, после длительного перерыва (с 1917 года) в Вооруженных Силах России возобновили службу армейские священники. Их взаимодействие с командирами в мероприятиях по улучшению дисциплины и боевого духа определит атмосферу среди личного состава.
Военная реформа, проводимая под руководством министра обороны РФ Анатолия Сердюкова, повлекла за собой, возможно, самые значительные перемены и вызовы для российского офицерского корпуса за последние два столетия. Это не только численное сокращение, изменение системы военного образования, возобновление сдачи нормативов по физподготовке и расширение списка обязанностей по подготовке личного состава, но и другие инновации, демонстрирующие серьезное намерение высшего военного руководства страны создать «новый облик» офицерства. Например, после длительного перерыва (с 1917 года) в Вооруженных Силах России возобновили службу армейские священники. Их взаимодействие с командирами в мероприятиях по улучшению дисциплины и боевого духа определит атмосферу среди личного состава.
{{direct}}

Существуют проблемы, на адекватное решение которых понадобится время, и помочь в этом способны доступ к иностранному опыту и умелое его применение. То, насколько успешно будут выполнены поставленные задачи, может повлиять на будущее положение Российской Федерации в мире. Опасность заключается в том, что если эти инициативы так и не удастся воплотить в жизнь, то это будет не только означать поражение Вооруженных Сил РФ, но и нанесет урон России, которая стремится быть великой державой.

Вызовы

Некоторые из проблем Российской армии настолько специфичны, что использовать опыт подготовки и организации офицерского состава в армиях других стран довольно сложно. Часть из них связана с коррупцией среди офицеров, которая, помимо растраты ресурсов, ведет к ухудшению дисциплины и боевого духа. Офицеры, закрывающие глаза на случаи неуставных отношений среди личного состава, – еще один фактор, способный разрушить монолитность рядов.

Эти проблемы напрямую связаны с необходимостью улучшения боевого духа и дисциплины, а также создания для офицеров условий, в которых они могли бы строить свою карьеру и развивать навыки. При этом существуют и принципиально новые вызовы, связанные с проводимыми Сердюковым реформами.

Согласно заявлениям начальника Генштаба и первого заместителя министра обороны РФ генерала Николая Макарова, в будущем российские офицеры должны стать специалистами в военных вопросах, иметь высокий уровень образования и культуры и служить образцом подражания для своих подчиненных. Конечно, такие запросы обусловлены стремлением модернизировать вооружение и снаряжение армии, а также улучшить систему командования и контроля и в общих чертах перенять возможности, открываемые сетецентричностью. (Сетецентричность – Network-centric warfare, NCW – новая военная доктрина ВС США, предполагающая качественное повышение боевых возможностей всех родов войск при проведении совместных операций или боевых действий за счет резкого улучшения информированности распределенных в географическом пространстве частей и подразделений, приданных сил и средств, отдельных бойцов на поле боя.) Такая система, ориентированная на технологии и информацию, требует более высокого уровня образования офицеров, задействованных в ней.

Фото: PHOTOXPRESS

В то время как анонсированное сокращение численности офицерского состава на 205 тысяч человек вызвало большие споры и в России, и за рубежом, реструктуризация выдвинула новые требования к низшим офицерским чинам. Численное сокращение само по себе необязательно связано с реформированием. Можно сократить число служащих в вооруженных силах и не провести реформы. Тем не менее планы Анатолия Сердюкова, касающиеся сокращений, имели к реальному реформированию непосредственное отношение, так как при этом было решено довести соотношение офицеров и солдат в армии до 1:15. Более того, уменьшение числа офицеров в новых бригадах постоянной боеготовности имеет большую значимость: эти офицеры теперь должны командовать реальными подчиненными, а не соединениями неполного состава, как это было раньше. Генерал Макаров заявлял, что отсутствие опыта командования являлось проблемой в ходе пятидневной войны с Грузией в августе 2008 года. Значение этого изменения пока недооценивается. Теперь в Вооруженных Силах РФ «нового облика» офицеры больше не могут сидеть без дела, им приходится заниматься реальным командованием.

В практическом смысле это означает, что все более важное место среди характеристик и профессиональных навыков офицера Вооруженных Сил занимает способность к руководству. И в будущем эта тенденция будет только усиливаться.

Проблема лидерства, обозначенная генералом Макаровым и руководством Главного управления боевой подготовки и службы войск ВС РФ в контексте тренировки офицеров и солдат, стала требовать больше внимания. Офицеры должны обладать способностью быстро и профессионально тренировать подчиненных, а также иметь навыки, необходимые для того, чтобы в любой момент взять на себя командование.

На сегодня лейтенанты, число которых увеличилось, могут оказаться несколько перегруженными в результате этих изменений. Однако, вероятно, это временно, так как часть обязанностей, связанных с подготовкой солдат, вскоре возьмет на себя профессиональный сержантский корпус, претенденты на место в котором будут проходить в Рязани курсы сроком 2 года и 10 месяцев. Первые их выпускники отправятся в военные части в 2012–2013 годах. Таким образом, будущее российского офицерского корпуса неразрывно связано с созданием и развитием корпуса профессиональных сержантов, который станет костяком Вооруженных Сил РФ, как это было в царской армии.

Зарубежный опыт

Похожие проблемы существуют в армиях западных стран, где вооруженные силы все больше сталкиваются с необходимостью конкурировать за молодые таланты с профессиями, предлагающими более выгодные карьерные перспективы. В армии США, например, сейчас ведутся дебаты по тем же вопросам, что и в России: как вооруженные силы могут привлечь и удержать молодых и талантливых людей, которые хотят соответствовать духу информационной эры? Военный колледж армии США недавно опубликовал серию монографий по этим проблемам и начал с октября 2009 года проводить виртуальные конференции по теме «Будущее офицерского корпуса армии США: доступ к талантам». Проблема привлечения и удержания одаренных офицеров в вооруженных силах США во многом вращается вокруг того, какие социальные пакеты им могут предложить. Вопрос стоит гораздо шире, чем просто обеспечение жильем, и включает в себя медицинское обслуживание, возможность получения образования для членов семьи и даже развлечения – от кинотеатров до боулинг-клубов.

Трудность в том, что анализ опыта зарубежных армий может оказаться полезным для России, только если будет переосмыслен и применен с большой долей осторожности. Иными словами, хотя опыт других стран дает темы для плодотворных дискуссий, когда дело доходит до его применения, должен учитываться российский исторический и культурный контекст.

Анатолий Сердюков поставил задачу выработки письменного кодекса чести. В ноябре 2010 года в Москве пройдет III Всеармейское совещание офицеров, посвященное формированию основ корпоративной этики российского офицера в перспективном облике Вооруженных Сил. Сейчас дебаты по этому вопросу поддерживаются в частях, что является важным шагом. Полковник в отставке Виталий Шлыков считает, что написание кодекса корпоративной этики позволит Российской армии выйти на абсолютно новый уровень профессионализма, но на это потребуется время.

Создание кодекса является положительной инициативой, однако, как говорят американские офицеры, «нужно делать дело», то есть не просто подходить к исполнению своих обязанностей согласно установленным в нем правилам, но и жить, и служить в качестве примера, вдохновляющего подчиненных. У офицеров должен быть более высокий уровень справедливости и морали, чем у общества в целом и их подчиненных, и создание в России кодифицированного документа, несомненно, установит планку, в соответствии с которой стандарты офицера смогут быть оценены. Тем не менее долгосрочная задача состоит в том, чтобы поддерживать среди офицеров постоянное стремление к самосовершенствованию при помощи разнообразных механизмов, включая поощрения.

Пример генерала Шаманова

В рядах российских Вооруженных Сил уже есть офицеры, способные воодушевлять своим примером. Их боевой опыт очевидным образом используется для создания другого, более подходящего имиджа армии. Один из таких офицеров – генерал-лейтенант Владимир Шаманов, командующий Воздушно-десантными войсками России.

Многие задавались вопросом о скрытых мотивах назначения Шаманова командующим ВДВ в мае 2009 года. Будучи известным сторонником реформы, он тем не менее после перевода на должность командующего ВДВ сумел эффективно защитить вверенный ему род войск от переформирования. Помимо этого, к моменту занятия новой должности он имел большие заслуги, являясь не только профессиональным десантником, но и офицером, сумевшим значительно улучшить процесс боевой подготовки в Сухопутных войсках. Более того, Анатолий Сердюков поставил перед ним задачу прививать элитарный дух ВДВ новому поколению профессиональных сержантов, готовящихся в Рязани.

Имеющий боевой опыт и репутацию офицера, всегда выполняющего поставленные задачи, Владимир Шаманов – пример для своих подчиненных и, очевидно, пользуется их уважением. Но вскоре число подобных людей может уменьшиться, так как новое поколение российских офицеров еще лишь предстоит воспитать. Похоже, что Министерство обороны и Генеральный штаб сейчас заняты обдумыванием параметров будущей модели.

Российская история и место России в системе международных отношений

Скептически настроенные по отношению к «новому облику» Вооруженных Сил РФ эксперты указывают на демографические тенденции и другие проблемы России, кажущиеся практически неразрешимыми. Их концепцию можно свести к вопросу: «Если все настолько плохо, как можно добиться конструктивных перемен?».

Для некоторых западных исследований характерна ошибка, заключающаяся в преждевременной оценке реформы Сердюкова. Одна из таких работ, опубликованная в октябре 2009 года влиятельным берлинским изданием Stiftung Wissenschaft und Politik, утверждает, что нынешние попытки российских властей повысить боеспособность армии потерпят полный крах из-за экономических и демографических трудностей, подрывающих военную модернизацию, в то время как на «новом облике» скажутся многие проблемы российской оборонной промышленности.

Делать подобные прогнозы, определенно, еще слишком рано. Но факт остается фактом – многие влиятельные западные аналитические центры придерживаются мнения, что реформа Российской армии провалится.

Однако очевидно, что архитекторы военной реформы в РФ осознают несколько ключевых особенностей истории России и ее Вооруженных Сил. Петр I, например, в условиях аграрного общества определил ход трансформации армии Российской империи отчасти путем заимствования лучших из имеющихся зарубежных практик и их умелого применения. Точно так же, несмотря на все проблемы и потрясения в истории страны, Россия выжила и сохранила влияние на мировой арене. После Крымской войны (1853–1856) была проведена успешная военная реформа. Успешные реформы всегда были связаны с периодами экономического роста.

Кроме того, так как Россия стремится занять место среди ведущих мировых держав и сменить отношения с ними с характерной в прошлом конфронтации на более динамичные и конструктивные, но все же учитывающие российские национальные интересы, нельзя не заметить несоответствие между целями ее внешней политики и возможностями обычных вооруженных сил. Реформа Анатолия Сердюкова призвана сократить этот разрыв, и в случае успеха странам, с которыми Россия имеет дело, придется стратегически пересмотреть свою оценку ее силы.

До сих пор планы нынешней российской военной реформы выполнялись оперативно и со значимыми достижениями. Большинство из них – административные, такие, как переход к бригадам постоянной боеготовности. Тем не менее проблемы, которые только предстоит решить, гораздо глубже и связаны с главной ценностью Российского государства – людьми. В большей степени, чем от введения нового оружия и снаряжения, будущее российских Вооруженных Сил будет зависеть от способности государства вырастить новое поколение российских офицеров. От отдельных людей это потребует способности служить в качестве примера, делегировать полномочия, развивать в подчиненных лучшие качества, способствовать формированию культуры инициативности и находчивости – другими словами, Российской армии нужны лидеры.

Роджер Макдермотт,
старший научный сотрудник Центра евразийских военных исследований Фонда Джеймстаун в Вашингтоне (США), соредактор книги «Военная реформа в России, 1992–2002»

Опубликовано в выпуске № 9 (325) за 10 марта 2010 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц