Версия для печати

Пять миллиардов долларов на мини-СССР в Западной Африке

Строительство социализма в Дагомее и Верхней Вольте согласовали с Парижем, но при Горбачеве забросили
Балиев Алексей
Двое в комнате – Кереку и Ленин

Планы строительства социализма по советскому образцу включали вариант конфедерации западноафриканских Бенина (до 1975-го – Дагомея) и Верхней Вольты (с 1984-го – Буркина-Фасо). Проект реализовывался с конца 70-х до середины 80-х годов. При этом страны оставались в контролируемых Францией Западноафриканском валютном и таможенно-экономическом союзах.

Здесь скорее всего отрабатывался механизм геополитического взаимодействия Москвы и Парижа, инициированного генералом де Голлем в середине 60-х («Пять миллиардов долларов закопаны на правом берегу Конго»). Но до конфедерации дело не дошло из-за традиционных ошибок руководства СССР. Москва конструировала страны «социалистической ориентации» по своему образу и подобию. Через короткое время это почти везде приводило к радикально антисоветскому развороту постсоциалистических властей.

Советская финансовая помощь конфедеративному проекту с 1974 по 1987 год превысила пять миллиардов долларов в текущем измерении. Более половины суммы – фактически безвозмездная помощь. На советские деньги построены, в частности, 50 объектов промышленности, транспорта, энергетики, около 60 медицинских, научных и образовательных учреждений. Из того же источника финансировалось создание коммунально-бытовой инфраструктуры. Велось масштабное жилищное строительство. В Бенине и Верхней Вольте работали свыше 300 советских специалистов.

Началось все с того, что в октябре 1972 года майор Матье Кереку (1933–2015, с 1979-го – генерал) совершил государственный переворот, установил однопартийную систему с марксистско-ленинской идеологией и провозгласил построение социализма. С 30 ноября 1975 года страна была переименована в Народную Республику Бенин (НРБ). Тогда же организовалась четко по образцу КПСС правящая Партия народной революции Бенина (ПНРБ) во главе с Кереку. Политические оппоненты подлежали роспуску. В мае 1976 года ПНРБ утвердила «Генеральную линию партии и этапы бенинской революции». В преамубле документа упоминались Маркс, Ленин, Сталин, Мао Цзэдун и Хо Ши Мин.

Санкара – единственный в послевоенном мире глава государства, отказавшийся от зарплаты президента

Для Москвы стало неожиданностью упоминание в документе Сталина и Мао. Главе Бенина настойчиво предлагали вычеркнуть обоих из «Генеральной линии». Но Кереку оставался непреклонен, что поначалу сдерживало масштабную советскую помощь.

Однако географическая привлекательность бенинских портов и начавшееся с конца 70-х политическое сближение просоветского Бенина с Верхней Вольтой оттеснили идеологическую подоплеку на второй план. Тем более что политико-экономические связи Москвы с Уагадугу быстро укреплялись.

По данным посольства Франции в Бенине, СССР с середины 70-х годов стал основным политическим союзником Кереку на международной арене. Советский ВМФ периодически заходит с визитами или на дежурство в основной порт страны – Котону, докладывало диппредставительство в Париж. Но Москва не стремится вытеснить Францию из Бенина, это согласуется с риторикой Кереку, национализировавшего в стране все и вся, осуждающего империализм, но не критикующего Францию.

В 1976 году в ходе визита Кереку в СССР Бенину был предоставлен льготный кредит примерно в 200 миллионов долларов на разведку и освоение ресурсов нефти, марганца и фосфоритов с советской помощью. Стороны договорились также о поставках вооружения из СССР в обмен на хлопок-сырец, арахис, какао, другое агросырье. Обсуждалась и перспектива конфедерации с Верхней Вольтой. Кереку не возражал.

А в Париже забеспокоились. В 1977-м наемники во главе с Бобом Денаром с французской военной базы в соседнем Береге Слоновой Кости десантировались в столице Бенина (Порто-Ново) для свержения правящего режима. Но власти с помощью советских и северокорейских военных советников быстро вынудили наемников эвакуироваться.

Александр Чернявский, командир разведывательно-водолазного взвода 180-й ОМИБ, вспоминал: «В феврале 1977-го нам объявили, что идем в Бенин – там была попытка госпереворота отрядом наемников. Но воевать не пришлось: к нашему прибытию они уже убрались восвояси». Характерно и то, что, по данным полковника в отставке Владимира Клокова, «президент страны находился в это время на складе с оружием, выгруженным накануне с советского транспорта. Узнав о попытке переворота, президент вооружил всех, кто был в это время на складе. И вместе с ними, метко стреляя на ходу, побежал к своей резиденции».

Но только 26 ноября 1986 года была подписана в Москве в ходе визита Кереку межгосударственная декларация о дружбе и сотрудничестве. В документе отмечалось: «СССР будет и впредь с учетом реальных возможностей оказывать помощь бенинскому народу». Москва таким образом демонстрировала заинтересованность в хлопке-сырце и рыбном сырье: эти поставки были самыми дешевыми даже в сравнении с тоже африканскими, но из других стран.

Однако уже в 1987 году СССР свернул масштабную помощь Бенину. А национализация экономики быстро привела в изменившихся условиях к системному кризису. В результате Кереку в 1989-м официально отказался от прежнего идеологического курса и убрал из названия республики слово «народная». А в 1990 году объявил многопартийность и курс на рыночную экономику.

Трансформации подверглась и просоветская ПНРБ. Но Кереку периодически выигрывал президентские выборы в 90-х – начале 2000-х, скоростной переход экономики страны на рыночные рельсы принес плоды.

Что касается Верхней Вольты, Москва активизировала политико-экономические связи с этой страной в период бенинского социализма. Начались поставки оружия (сельхозбартер), советские специалисты занимались отладкой систем мелиорации и энергоснабжения. Жерар Канго Уэдраого и Сангуле Ламизана, правившие там в 70-е годы, не единожды посещали с визитами СССР. Они, не отвергая возможность объединения с Бенином, настаивали на равноправии их страны в конфедеративном государстве и отказывались от создания просоветской компартии. Но Кереку предпочитал подчиненный Бенину статус Верхней Вольты.

Более активно отстаивал ее равноправие в предполагаемой конфедерации глава страны в 1983–1987 годах полковник Томас Санкара (1949–1987). В августе 1984-го неоколониальное название было заменено на национальное Буркина-Фасо.

Санкара отвергал советскую модель, активно развивая связи с КНР и КНДР. И почти полностью копировал идеологию и практику китайского и северокорейского социализма 60-х – середины 70-х годов. В сентябре 1986-го был с визитом в СССР, получил новые гарантии советской помощи, но политику страны не изменил.

В 1983 году все население Верхней Вольты в возрасте от 15 до 40 лет было зачислено в Организацию революционной молодежи, с 11 до 14 лет – в Революционный союз пионеров. А правил страной Национальный реввоенсовет во главе с Санкарой.

Санкара – единственный в послевоенном мире глава государства, отказавшийся (в 1984-м) от зарплаты президента, которая составляла около двух тысяч долларов в месяц, в пользу социальной поддержки детей и инвалидов. Он даже арестовывал за вывешивание его портретов, за чрезмерное цитирование своих выступлений.

Разумеется, такой вариант конфедерации не устраивал ни Порто-Ново, ни Москву, а тем более Париж. 15 октября 1987 года в ходе военного путча Санкара погиб.

В Западной Африке Москва опять наступила на грабли. Хотя должна была бы делать более выверенные шаги.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 10 (823) за 17 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц