Версия для печати

Против китайского солдата вирус слаб

Почему в Ухане не афишировали помощь армии и национальной полиции
Иванов Павел

Распространение коронавируса COVID-2019 продолжается. На прошлой неделе глава ВОЗ Тедрос Гебрейесус признал происходящее пандемией. При этом, по словам функционера, сейчас ее эпицентр сместился в Европу. Между тем в самом Китае, откуда и началось распространение вируса, ситуация, наоборот, начала стабилизироваться. В Ухане закрывают одну за другой спешно построенные больницы, а врачи перестают носить маски.

Негативная ситуация складывается не только в Италии, Испании, Франции, ФРГ и других европейских странах – в США заболевшие COVID-2019 есть почти в каждом штате. Не лучше в соседней Канаде, где 16 марта правительство заявило, что пациенты с коронавирусом выявлены в каждой провинции.

Пандемия уже серьезно ударила по мировой финансовой системе. Всю прошлую неделю мировые биржевые площадки, финансовые и сырьевые рынки показывали стремительное падение. В результате правительство Дональда Трампа пошло на беспрецедентные экономические меры. В Европе и США ситуация продолжает стремительно ухудшаться. С полок магазинов сметаются продукты, государственные и муниципальные органы признаются в бессилии. Поэтому китайский опыт весьма поучителен.

Справиться с распространением коронавируса правительству Китая удалось благодаря мобилизации всех государственных структур, при этом важную роль играли силовые ведомства – Народно-освободительная армия Китая и народная вооруженная полиция (НВП). Последняя, хотя формально и входит в состав НОАК, фактически подчиняется Центральному военному совету КНР.

Несмотря на активное участие в ликвидации эпидемии силовиков, из Китая не поступало шокирующих видео- и фотосюжетов – ни перегороженных бронетехникой улиц, ни вооруженных патрулей и даже никаких разгонов массовых демонстраций. НОАК и НВП действовали активно, выполняя социально значимые задачи, но при этом минимально демонстрировали свое участие в борьбе с эпидемией.

Тайная операция НОАК

Центральный военный совет Китая решил задействовать силовиков еще в самом начале событий в Ухане. При этом задачи перед народной вооруженной полицией и НОАК стояли разные. Если проводить параллели с российскими силовыми ведомствами, НВП – аналог Росгвардии. Поэтому от военных полицейских требовалось обеспечить режим изоляции, осуществлять контроль за распределением продовольствия и предметов первой необходимости.

...Военные средства – последний аргумент государства, и если на улицы вышли армейские подразделения, значит, ситуация близка к критической

В официальных сообщениях китайских властей особо подчеркивалось, что НВП не ведет самостоятельные операции, а только оказывает помощь местной полиции. При этом полицейские выполняли задачи демонстративно без оружия и даже редко носили с собой спецсредства – резиновые дубинки, наручники, баллончики с газом.

А на подразделения НОАК были возложены только гуманитарные задачи, в первую очередь предоставление военврачей и медсестер. Отдельных госпиталей в зоне эпидемии не создавалось, военные медики действовали вместе с гражданскими.

Второй задачей НОАК стала доставка всего необходимого в Ухань. Для ее решения привлекалась автомобильная и авиационная техника. Но и в этом случае НОАК не вела самостоятельную операцию, а как бы оказывала помощь гражданским органам, отвечающим за борьбу с чрезвычайными ситуациями. Третьей задачей китайских военных стало налаживание линий связи для штаба операции – на редких фотографиях из Уханя в кадр попали машины радио- и спутниковой связи.

Есть предположение, что военнослужащие НВП и НОАК также привлекались для санитарно-химической обработки улиц, домов и дорог. Но если это так, то действовали они в костюмах обычных социальных служб.

Почему Центральный военный совет Китая занял такую странную позицию по отношению к силовым ведомствам, особо подчеркивая их вспомогательную роль? Ответ очевиден.

Масштабное применение даже народной вооруженной полиции, не говоря о НОАК, только бы повысило градус напряжения. Ведь военные средства – это последний аргумент государства, и если на улицы вышли армейские подразделения, значит, ситуация близка к критической. Случись подобное и, несмотря на достаточно жесткий контроль Интернета и соцсетей, в стране возникли бы волнения. Плюс картинки с китайскими военными в зоне эпидемии активно использовали бы зарубежные средства массовой информации для критики Пекина.

Кормить и не пущать

Как известно, Центральный военный совет достаточно быстро ввел в Ухане карантин. Но помимо внешнего в городе существовал и внутренний – были заблокированы все районы города. Строгость внутреннего карантина определялась количеством зараженных. В некоторых районах действовал максимально жесткий режим – запрещалось покидать дома, а на улицах были развернуты посты и мобильные патрули. Не работали магазины. Под контроль брались даже отдельные здания, где было зафиксировано повышенное количество заболевших. В то же время в отдельных районах Уханя действовал достаточно мягкий режим, можно было покидать квартиры на некоторое время, свободно работали продовольственные и хозяйственные магазины.

Против китайского солдата вирус слаб
У Украины против вируса своя защита

И на все районы города распространялся своеобразный комендантский час. Хотя он так и не назывался, но с определенного времени даже в районах с благоприятным режимом покидать дома было нельзя. Правда, к нарушителям не применялось оружие или спецсредства. Полицейские просто возвращали всех обратно.

Задача внутренней изоляции возлагалась на военнослужащих НВП и местной полиции. Посты были развернуты на всех транспортных артериях, дорожных магистралях и проездах. На них дежурили сотрудники дорожной полиции и НВП. Также полицейские и военнослужащие народной вооруженной полиции проводили патрулирование в районах с максимально жестким режимом.

Еще одной важной задачей НВП и полиции стал контроль продуктовых магазинов и завоз продовольствия в районы с жестким режимом изоляции. Решением местных властей продолжили свою работу в Ухане только достаточно крупные сетевые магазины, но попасть в них можно было лишь по специальным разрешениям, в которых определялись конкретные продукты питания. При этом необходимый продовольственный набор полагался жителям бесплатно, но допускалось приобретение отдельных товаров за деньги. В районах с жестким режимом карантина «госпайки» доставлялись непосредственно жителям в квартиры, но докупить что-то за свои кровные уже не дозволялось.

На входе и внутри магазинов стояли военнослужащие НВП и полицейские, которые проверяли документы, а также контролировали ситуацию. Препятствовали они и так называемой продуктовой панике, не позволяя сметать с полок все без разбору, на всякий случай. Благодаря жесткому контролю власти смогли обеспечить равномерное распределение продуктов питания и избежать кризисов с исчезновением отдельных видов товаров, кои сейчас происходят в странах Европы, США и России.

Важно отметить, что подобная система обеспечила жителей изолированного Уханя полноценным питанием. Продовольствие поступало планово и стабильно. Поэтому у гражданского населения не возникли протестные настроения и желание вырваться любой ценой из оцепления.

Продолжение темы – «Пандемия из армейской лаборатории Форт-Детрик».

Опубликовано в выпуске № 10 (823) за 17 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...