Версия для печати

Флот Узбекистана: вчера, сегодня, завтра

Чуприн Константин
Военно-морское освоение континентальной территории Средней Азии было начато русскими еще в XIX веке. Российская империя располагала здесь Аральской флотилией Морского ведомства (1852–1883), действовавшей и на реке Сырдарье, а затем Амударьинской речной флотилией Военного ведомства (1886–1917). В период Гражданской войны советская Россия также обзавелась военными флотилиями: Аральской (1919–1920), Амударьинской (1920–1921) и Сырдарьинской (1922). В 1923 году для охраны границы с Афганистаном был создан Амударьинский погранотряд судов ГПУ – первое формирование пограничных кораблей на данном театре. На Аральском море в послевоенный период действовал организационно входивший в состав Каспийской флотилии особый дивизион кораблей для поисково-спасательного обеспечения запусков космических аппаратов с Байконура и выполнения задач в интересах секретного военно-биологического полигона на острове Возрождения.
Военно-морское освоение континентальной территории Средней Азии было начато русскими еще в XIX веке. Российская империя располагала здесь Аральской флотилией Морского ведомства (1852–1883), действовавшей и на реке Сырдарье, а затем Амударьинской речной флотилией Военного ведомства (1886–1917). В период Гражданской войны советская Россия также обзавелась военными флотилиями: Аральской (1919–1920), Амударьинской (1920–1921) и Сырдарьинской (1922). В 1923 году для охраны границы с Афганистаном был создан Амударьинский погранотряд судов ГПУ – первое формирование пограничных кораблей на данном театре. На Аральском море в послевоенный период действовал организационно входивший в состав Каспийской флотилии особый дивизион кораблей для поисково-спасательного обеспечения запусков космических аппаратов с Байконура и выполнения задач в интересах секретного военно-биологического полигона на острове Возрождения.
{{direct}}

А на озере Иссык-Куль и сегодня существует российская военно-морская база «Койсары», используемая в интересах испытательного центра противолодочного вооружения ВМФ РФ, основанного как торпедный полигон еще в 1943-м. Поэтому присутствие в Средней Азии военных моряков – уже, правда, не только российских – имеет исторические предпосылки и вовсе не является экзотикой.

После 1991 года под юрисдикцию Узбекистана перешла Термезская бригада пограничных сторожевых кораблей Среднеазиатского пограничного округа КГБ СССР, охранявшая границу с Афганистаном на реке Амударье. К началу 2000-х годов в составе речных сил (Термезской речной флотилии) пограничных войск Узбекистана еще несли службу оставшиеся от советских пограничников три речных бронекатера проекта 1204 «Шмель», практически исчерпавшие свой ресурс. В дальнейшем была предпринята попытка их капитального ремонта с целью продлить срок службы еще на 10–15 лет, но насколько она оказалась успешной, неизвестно.

Военно-речные силы комитета охраны госграницы Республики Узбекистан комплектуются матросами и старшинами по призыву на 12 месяцев. Для корабельного состава (кема таркиб) пограничных войск Узбекистана были установлены звания по примеру ВМФ СССР: матрос, икинжи даражали старшина – старшина 2-й статьи, биринжи даражали старшина – старшина 1-й статьи, бош (главный) старшина, кичик (младший) лейтенант, лейтенант, катта (старший) лейтенант, капитан-лейтенант, учунжи даражали капитан (капитан 3-го ранга), икинжи даражали капитан (2-го ранга) и биринжи даражали капитан (1-го ранга).

Модернизации узбекских речных сил оказывают содействие США, профинансировавшие в рамках программы Госдепартамента по оказанию помощи в области экспортного контроля и безопасности границ (программа EXBS) постройку для Узбекистана двух новых речных бронекатеров украинского проекта 58150 «Гюрза». Разработчик проекта – казенное предприятие «Исследовательско-проектный центр кораблестроения» в Николаеве (главный конструктор – Сергей Кривко). Бронекатера построены на киевском судостроительном заводе «Ленинская кузница», головной катер «Джайхун» (борт № 01) был доставлен в Термез в ноябре 2005 года тяжелым транспортным самолетом Ан-124-100 украинской авиакомпании «Авиалинии Антонова». Вслед за ним таким же путем прибыл второй катер – «Сайхун» (№ 02). Проектирование и постройка катеров обошлись налогоплательщикам США в 5,6 млн долларов. Примечательно, что в этом процессе не была задействована Россия.

Узбекский бронекатер «Сайхун» в дозоре
Фото из польского журнала Okrety wojennе

Катера полным водоизмещением 34 тонны с двумя 1000-сильными американскими дизелями «Катерпиллер» оснащены водометным движителем и развивают приличный для речных кораблей ход – до 55 километров в час (30 узлов). Автономность составляет неделю, а при скорости 20 километров в час катер может пройти до 1000 км. Для защиты жизненно важных узлов использована шведская алюминиево-стальная броня толщиной 10–15 миллиметров. Экипаж катера – всего 5 человек, но он может принимать на борт десантно-штурмовую или поисковую группу. Для экипажа созданы комфортные условия – вплоть до ванны, микроволновки и холодильника.

Оригинальный комплекс вооружения катера типа «Гюрза» представлен:

а) артиллерийским модулем в составе 30-мм автоматической пушки 2А42 и пусковой установки противотанкового ракетного комплекса «Конкурс» (в башне БМП-2, боекомплект – 300 выстрелов с возможностью дополнительно принять на борт еще столько же и четыре ПТУР);

б) 14,5-мм пулеметом КПВТ (в башне БТР-70, боекомплект – 500 патронов);

в) двумя 7,62-мм пулеметами ПКТ (один спарен с 30-мм пушкой, другой – с 14,5-мм пулеметом, общий боекомплект – 4000 патронов) и восьмью дымовыми гранатометами.

Радиоэлектронное вооружение включает навигационную РЛС и оптико-электронную аппаратуру ночного видения.

США также заявили о намерении поставить Узбекистану еще 14 малых патрульных катеров на общую сумму 2,9 млн долларов. Вся эта «военно-речная мощь» в первую очередь предназначена для борьбы с наркотрафиком и проникновением исламистов из Афганистана.

Опубликовано в выпуске № 7 (323) за 24 февраля 2010 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц