Версия для печати

Лучший правый край в истории хоккея

В тройке «академиков» Константин Локтев считался мозгом
Анушкевич Борис

Армейский хоккеист Константин Локтев – обладатель золота Олимпиады-1964. Чемпион мира 1964–1966-го. Лучший нападающий ЧМ-1966. Старший тренер команды ЦСКА – чемпиона СССР 1975, 1977 годов. Вице-президент Федерации хоккея России (1993–1994). В 2007-м введен в Зал славы ИИХФ.

Костя Локтев родился и рос в Сокольниках. Его отец – Борис Алексеевич работал тренером в спартаковских командах футбола и бенди. На Ширяевом поле, вотчине клуба, Костя культивировал оба вида спорта, а когда появилась секция канадского хоккея, переметнулся туда. Дебютировал в основном составе «Спартака» в официальном матче в Петрозаводске учеником девятого класса. Был признан лучшим нападающим турнира, в качестве приза получил шерстяной тренировочный костюм.

В ЦСКА он появился не вместо, как это часто бывало и водится ныне, а после срочной службы в армии, честно оттрубив один год солдатом, а второй отыграв в хоккейной команде окружного Дома офицеров в Ленинграде. Лишь в 1954-м оказался в молодежном, неиграющем (как тогда говорили) составе ЦДСА. Как раз в тот момент, когда все звезды армейского хоккея собрались вместе – объединились команды ЦДСА и ВВС МВО. В такой компании внешне малоприметный 21-летний Костя Локтев поначалу не показался наставнику армейцев Тарасову: «Физически мелковат для большого хоккея».

Перед банкетом по случаю победы в первенстве старший тренер команды узнал о своей отставке

Нападающий армейцев Евгений Бабич советовал ему вернуться в хоккей с мячом: дескать, там конкуренция меньше. Свидетель разговора Всеволод Бобров не согласился с мнением партнера по тройке. «Костя, не слушай Макарыча, – сказал новичку, – оставайся, все будет нормально…»

«Бобров как в воду глядел, – писал в книге «Я смотрю хоккей» знаменитый спартаковец Борис Майоров. – Место Бабича в ЦСКА и занял впоследствии Локтев. Думаю, это был лучший правый край за всю историю нашего хоккея».

Костя – мозг и мотор тройки «академиков»: точный расчет, пас в одно касание, взрывная скорость, остроумный ход в игровом эпизоде… Своеобразно держа клюшку в вытянутой руке, проталкивая шайбу далеко вперед, он провоцировал соперника: давай, парень, возьми меня на корпус и шайба твоя… Но в последнее мгновение непостижимым образом уходил в сторону и мчался к воротам, оставив позади растерянного защитника.

Чтобы так играть, одного трудолюбия мало. «Локтев был начитанным, образованным спортсменом, – отмечал Анатолий Тарасов («Настоящие мужчины хоккея»). – Его интересовало все, что имело отношение к любимой игре, но он не замыкался в рамках хоккея. Часто бывал на футбольных, баскетбольных матчах, следил за игрой пытливым взором, подмечал, что стоит перенять у представителей других видов спорта». В свободное от хоккея время играл в футбол, волейбол, теннис, обогащая свой арсенал новыми приемами, обводками, передачами.

Лучший правый край в истории хоккея

На заре спортивной карьеры Костя был резким, задиристым парнем, крайне болезненно и нервно переносил попытки соперника сыграть грубо, в пылу ожесточенной борьбы мог не сдержаться и сам. Полуфинальный матч за Кубок СССР-1961 с московским «Локомотивом» близился к концу, армейцы выигрывали 6:0. В одном из эпизодов Константин не стерпел и дал сдачи назойливому защитнику соперников Александру Афанасьеву, да так, что повредил ему ухо. Присутствовавший на матче министр путей сообщения Борис Бещев потребовал отдать Локтева под суд. Обошлись дисквалификацией на десять месяцев. Вернулся на лед через восемь и тройка «академиков» ЦСКА вновь заблистала на льду.

После триумфа на ЧМ-1966 в Любляне организаторы чемпионата вручили Константину дорогие часы «Ролекс», предложили тренерскую работу в Югославии. Он согласился, но контракт оказался невыгодным для Спорткомитета СССР и для самого спортсмена. Вернулся в ЦСКА, однако после продолжительной паузы игра не заладилась, и Тарасов назначил его своим помощником.

Семь лет работы тренером бок о бок с выдающимся специалистом подняли Локтева до высот старшего тренера ЦСКА, наставника сборной. Он окончил Центральную школу тренеров РСФСР, получил диплом Московского областного пединститута. Под его руководством армейцы взяли золото чемпионата СССР сезона 1974/1975. Следующий закончили на втором месте, но в 1977-м вернули лидерство.

Торжества по случаю победы в Архангельском были омрачены постыдным решением спортивных властей страны: перед тем как сесть за стол, старший тренер команды Локтев узнал об отставке. До сих пор доподлинно неизвестно, кто из высоких чинов определил время и место, чтобы объявить иезуитский вотум Константину Борисовичу. Собравшимся в банкетном зале наставник сказал о своем увольнении и назначении Виктора Тихонова. «Ребята, я еще вернусь, – добавил он, обращаясь к игрокам, – потому что ЦСКА – мой родной дом, я здесь вырос и никогда в другой команде работать не смогу…»

Увы, в ЦСКА Локтев не вернулся. Обида растворилась, но шрамы на сердце остались. «Возможно, эта история психологически сильно сказалась на дальнейшей судьбе Константина Борисовича, – вспоминал Вячеслав Фетисов. – Не исключаю, что с ней связан и ранний уход Локтева из жизни…»

Подкосила Константина Борисовича и смерть 38-летней дочери Ирины в ноябре 1995-го. Звездный хоккеист, человек высокой спортивной культуры, авторитетный тренер сломался… Пристрастился к рюмке, сдала печень. Осенью 1996-го угодил в госпиталь. Выписался с показателями на улучшение здоровья. Но побывав на Преображенском кладбище у могил отца и дочери, спустя неделю сам оказался на погосте рядом с Ириной… Сердце великого спортсмена и великого тренера отказалось бороться и жить.

Заголовок газетной версии – «Главный «академик» ЦСКА и сборной».

Опубликовано в выпуске № 11 (824) за 24 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...