Версия для печати

Украинская фабрика фейков

Как устроен механизм диверсионно-психологической войны против Донбасса и России
Фаличев Олег

Экс-премьер Украины Алексей Гончарук незадолго до отставки обвинил Россию в развязывании информационной войны против незалежной и коронамайдане, о чем сказал в Раде. Бог ему судья, а нам к подобным высказываниям не привыкать.

Россию и раньше обвиняли в гибридной агрессии против Украины, наличии наших войск на востоке страны и т. п. Делается это с одной целью – прикрыть развертывание информационно-психологической войны против жителей Донбасса и Луганска, которая ведется различными структурами ВСУ.

Для подобных действий надо обладать соответствующими силами и средствами. Речь – о подготовке кадров, создании в армии соответствующих подразделений, поставках необходимой аппаратуры. До последнего времени конкретных подтверждений не было. Но недавно в распоряжении «Военно-промышленного курьера» оказался документ, который подтверждает, что в незалежной к этому подходят крайне серьезно. Особенно после того, как не удалось силовым путем заставить шахтеров лечь под нациков и молиться на Бандеру с Шухевичем.

Документ говорит о системном подходе Министерства обороны Украины к данной проблеме. Создан механизм развертывания диверсионно-психологической войны против России. Насколько серьезно надо к этому относиться?

По состоянию на декабрь 2019 года на территории Украины развернута сеть так называемых центров информационно-психологических операций (ЦИПсО), курируемых, судя по всему, спецслужбами США.

Украинские ЦИПсО используют собственные и привлекаемые средства массового одурачивания населения и войск противника, а также ресурсы Интернета. Что этим преследуется?

Основными задачами украинских ЦИПсО являются:

  • информационный терроризм;
  • разведывательно-подрывная деятельность;
  • контрразведывательные мероприятия;
  • выявление потенциальных противников внутри Украины посредством инвентаризации компьютерной сети региональных интернет-провайдеров.

Один только последний пункт говорит о многом. Например, о тотальном запугивании Украиной собственного населения. Получается, любой частный компьютер там сейчас находится под жестким контролем спецслужб. Стоит ли удивляться, что несмотря на ломку устоявшихся давних традиций, обычаев, налаженных родственных связей между сотнями тысяч россиян и украинцев, общность языка, там так и не слышно громких протестов против выходок националистов, фашистской идеологии и откровенной русофобии. Люди просто запуганы и боятся поднять голос в защиту своих убеждений. Боятся не только высказывать свое мнение, но и звонить родным в России, переписываться. Потому что все люстрируется, прослушивается, просматривается и фиксируется соответствующими службами. Получается, в незалежной установлена тотальная слежка за населением. Не напоминает ли это Германию 30-х годов?

Подобные доводы подтверждаются задачами, стоящими перед ЦИПсО. Среди них:

  • профилактическая и превентивная деятельность по дезинформации населения;
  • слив нужной информации;
  • деморализация гражданского населения и военнослужащих Донбасса;
  • проведение и сопровождение информационных спецопераций;
  • формирование общественного мнения;
  • создание и публикация фейковой информации, фото/видео материалов.

Понятно, что такая масштабная работа и разветвленная сеть требуют соответствующих исполнителей и подразделений. Стандартная структура украинских ЦИПсО включает целый ряд отделов. В частности, аналитический, наблюдения и специальных действий (в составе группы информобеспечения и группы спецдействий), а также три отделения: печатной пропаганды, информационно-компьютерных технологий, телекоммуникационных сетей.

Но насколько разветвлена сеть этих структур в силовых ведомствах? Центры ИПсО существуют в составе Сил специальных операций, в штабе ООС, в Службе безопасности Украины. И естественно, в пресс-службе бригад ВСУ – подразделений сухопутных войск МОУ в составе группировки войск операции объединенных сил. То есть фактически во всех ведомствах.

Так, например, в составе ССО действуют четыре центра ИПсО:

  • 16-й центр ИПсО (в/ч А1182, Гуйва, Житомирская обл.);
  • 72-й центр ИПсО (в/ч А4398, Бровары, Киевская обл.);
  • 74-й центр ИПсО (в/ч А1277, Львов);
  • 83-й центр ИПсО (в/ч А2455, Одесса).

Как видим, они рассредоточены по стране и накрывают всю ее территорию. Такая служба требует соответствующей подготовки, знания нескольких языков, чтобы целенаправленно работать с населением прилегающих стран. Это Россия, Венгрия (с закарпатскими русинами), Польша, Румыния. На все, повторим, находятся деньги и люди. Например, численность личного состава 71-го ЦИПсО составляет 146 человек, все – офицеры младшего и старшего командного состава.

При окладе офицера ВСУ по состоянию на 2019 год в размере от 11 700 гривен (лейтенант) до 15 600 гривен (полковник) затраты на содержание 72-го ЦИПсО составляют 1 708 200–2 277 600 гривен (в среднем около двух миллионов) в месяц.

В бюджете Украины найти такие деньги на активную информационную борьбу было бы непросто. Поэтому она, как уже сказано, против того же Донбасса ведется при прямой поддержке и финансировании со стороны США.

При всей несуразности происходящего сегодня на Украине военно-информационная работа ведется на достаточно высоком профессиональном уровне. И к этому надо отнестись со всей серьезностью. Что касается Донбасса, то он борется достаточно эффективно, хоть силы, мягко говоря, не равны.

Опубликовано в выпуске № 11 (824) за 24 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц