Версия для печати

Век штурмана: от боевого приказа до «Модного приговора»

На войне влюбленных авиаторов уберегли силы небесные
Журин Анатолий

75-й раз гвардии старший лейтенант Галина Павловна Брок-Бельцова отпразднует День Победы. Шесть десятилетий это торжество с ней делил супруг – Георгий Степанович Бельцов, который ушел из жизни в звании генерал-майора авиации в 2005 году. Их бракосочетание состоялось в ноябре 1945 года в литовском городе Паневежис, 60 счастливых лет они прожили вместе, воспитав трех наследников, наградивших их 11 внуками. Первенца – дочь Надежду Галя подарила мужу аккурат к празднику, который тоже по праву считали семейным – ко Дню воздушного флота.

История их любви, напоминающая военно-полевой роман, развивалась, однако, совсем не по-киношному. Галина Павловна, отметившая месяц назад 95-летие, считает, что ей в жизни, наверное, просто повезло больше других. Так совпало, что война, ставшая для ее поколения временем неисчислимых бед и потерь, удивительным образом помогла ей с любимым человеком обрести то, что принято называть семейным счастьем.

Летчиком он оказался замечательным – первым удачно приземлил пикирующую «пешку» со сломанным шасси

Представим себе девчонку 17 лет, комсомолку, спортсменку, судьба которой бесповоротно меняется в июне 1941 года. Не заморачиваясь мыслями о тревожном будущем, вчерашняя школьница вместе со сверстницами атакует военкомат, просясь на защиту родной Москвы. Для начала им предложили поступить в Первое краснознаменное московское училище связи, где готовили синоптиков-метеорологов, обеспечивавших полеты. Но когда уже верстались дипломы, в училище появились гонцы из знаменитого женского полка пикирующих бомбардировщиков Марины Расковой. Часть понесла значительные потери под Ельней и остро нуждалась в штурманах. Девять самых способных и спортивных, в том числе Галя, вскоре отправились на переучивание в Йошкар-Олу. Там и встретились впервые Галина и Георгий. Именно ему в качестве командира эскадрильи запасного полка предстояло обучать девушек штурманской науке.

То, что еще неженатый молодой старлей положил глаз на Галину, сразу заметили все ее подруги, но только не она. Девушка аккуратно осваивала азы, зарекомендовав себя лучшей в группе, к тому же лучше других стреляла из пулемета. В запасном полку учились летать в любую погоду. Сразу же формировали экипажи: пилот, штурман и стрелок, три самолета – звено, три звена – эскадрилья. Вождение по курсу, ориентировка, бомбометание с пикирования – все это сопровождалось огромными перегрузками, закладывало уши, из носа шла кровь, а в момент выхода из пике надо было успеть нажать гашетки пушек и сбросить бомбы. Как признается Галина Павловна, трудности не пугали, а страх если и посетил ее, то только когда впервые надела парашют. Но обошлось. Как выяснилось в дальнейшем, первый ее прыжок оказался единственным в летной карьере да и навык по сути не понадобился – из кабины Пе-2 он всегда обещал огромный риск попасть под винты.

В апреле 1944 года новоиспеченный штурман младший лейтенант Галина Брок отправляется в полк Марины Расковой. На аэродроме девушек провожает комэск, пилот-инструктор Георгий Бельцов, не преминувший на несколько минут задержаться у кабины самолета с Галей. Чтобы сказать ей несколько слов, ставших главными на всю оставшуюся у них жизнь. Она же сосредоточенна, как никогда, вся поглощена мыслями о предстоящих боевых вылетах и вроде не слышит (или только делает вид – в школе вместе с подругами наизусть цитировали Надсона «С поцелуем теряет венок чистота. И кумир низведен с пьедестала…»). А ведь оба понимали, что война и расстаются, не исключено, навсегда. Проводив девчат, он отпрашивается в действующую армию и попадает совсем не туда, куда хотел, куда отправилась возлюбленная. Там, летая в звене снайперов, разбивает прицельно мост с вражеской техникой, заслужив орден Красного Знамени, и в звании повышается до капитана. Да и вообще летчиком он оказался замечательным: первым удачно приземлил «пешку» со сломанным шасси.

Век штурмана: от боевого приказа до «Модного приговора»

Будущих штурманов из Йошкар-Олы вывозили опытные летчицы полка – у каждой грудь в орденах, у одной даже Александра Невского… Первый боевой вылет. В голове запомнившиеся перед ним клятвы у могил «старичков». Обещания бить врага беспощадно, не жалея жизни. А еще первые фронтовые наставления, откровения бывалых. Прах сгоревших членов экипажей хранится в парашютных сумках. Идя на задание, надо надеть все награды: они не сгорают, помогая установить личность погибшего. 36 боевых вылетов совершила штурман Галина Брок. К концу войны ее грудь украшали ордена Отечественной войны первой и второй степеней, Красной Звезды и медали.

«Летом 1944-го у самой цели бомбометания нас зацепил свой же самолет, отрубив нам полхвоста. Мы стали стремительно терять высоту с пяти тысяч до шестисот метров, причем с полным комплектом бомб весом под тысячу килограммов. Сбросить бомбы не можем, так как под нами свои, они перешли в наступление. Всем экипажем проводим «оперативку» – что делать? Решаем вместе со смертельным грузом садиться на ближайший наш прифронтовой грунтовой аэродром с укороченной полосой для истребителей. Тормозить нельзя, большой риск скапотировать, тяжело выкатываемся за черту аэродрома, с которого уже в панике разбегаются люди. Слава богу, препятствий не встретили, бомбы подозрительно молчат. Пилот и стрелок вылезают через верхний люк, мой же нижний буквально засосало в песок. Слышу крики: «Галка, вылезай, сейчас взорвешься». А ноги-то зажаты устройством для аварийного выпуска шасси. Помню только, как долго тянулось время, пока я с большим трудом, чертыхаясь, вылезала через верхний люк».

В самолете Пе-2 – пять боевых точек: одна у летчика, по две у стрелка-радиста и у штурмана. Штурман стреляет из мощного пулемета Березина в верхнюю полусферу, но у самолета проблема – «мертвая зона» между крылом и хвостом. Немцы это хорошо изучили, а потому старались зайти именно с этой стороны. В тот раз самолет Галины Брок с отказавшим мотором отстал от группы прикрытия. И вопрос: что делать – возвращаться домой с бомбами или сбросить их на головы наших войск? А как быть с приказом: отбомбишься на своих – расстрел, в лучшем случае штрафбат? Приняли решение – все же пробовать идти на цель. Все вроде получается у девчат – отбомбились, сфотографировали результат, развернулись… И вдруг крик летчицы: «Штурман, нас атакуют два фоккера!». Вот где становишься жертвой «мертвой зоны», досконально изученной врагом. Он атакует, а его достать нельзя. Ни одна из боевых точек не срабатывает. Летчица бросает самолет выше, ниже, влево, вправо, мешая врагу прицелиться. В наушниках беспрестанная ругань немцев, не могущих достать «пешку», внезапно сменяется тишиной. На помощь спешат французы из «Нормандии – Неман». По радио на ломаном русском: «Не робейте, девочки, прикроем!». И даже проводили до аэродрома.

…Треугольники от Георгия регулярно получали все его бывшие подопечные, а Галина – сразу по три. Подруги приставали: поделись, о чем ей пишет. А она: ничего личного, хотя в конце обязательная приписка: «Жди, вернусь, всегда твой Георгий Бельцов». А еще обещание: когда война закончится, обязательно навестит своих девчонок. Объявился в Паневежисе, где уже по окончании войны разместилась воинская часть Галины. Тут же с порога: «Галя, давай поженимся!». Она хорошо запомнила день, когда он произнес эти слова: 7 ноября 1945 года. Конечно, к этому времени уже все для себя решила, но в праздничный день ни один загс, естественно, не работал. А подруги настойчивы: не откладывай, поможем сыграть комсомольскую полковую свадьбу.

Штурман стреляет из пулемета Березина в верхнюю полусферу, но у самолета «мертвая зона» между крылом и хвостом

«Какая свадьба? В гимнастерке и в галифе?!». Подруги не унимаются: «Галя, смелее, главное – стол приготовим, портянки на гуся обменяем». Пришлось, вспоминает Галина Павловна, согласиться разыграть, как тогда думалось, своего рода спектакль. Тем более что к свадебному столу подоспело и высокое начальство: командир полка, замполит. Вовремя подсуетились и хозяйственники – выдали на каждую летчицу по три с половиной метра полушерстяной черной ткани на положенный пошив первых послевоенных платьев. Подключилась и литовка – хозяйка дома, где квартировали летчицы: оперативно сшила новобрачной наряд, так что на свадьбе та торжественно восседала одна среди всех в новом наряде. Жених светился от счастья.

А 9 ноября, как только открылись двери загса, молодожены узаконили свой брак, продлившийся шесть счастливых десятилетий. С того дня она стала Брок-Бельцовой. Документ на литовском языке Галина Павловна бережно хранит. От девичьей польско-украинской фамилии не отказалась, поскольку, во-первых, посчитала, что только время покажет, насколько сильны семейные узы, а во-вторых, она же во всех военных документах, орденских книжках и т. д.

А дальше началась мирная жизнь. Он, кавалер восьми боевых орденов, заслуженный летчик СССР, поднимался по карьерной лестнице, меняя гарнизоны. Дослужился до должности замкомандующего округом. Она, демобилизовавшись, поступила в МГУ на исторический факультет, а затем в аспирантуру, защитила кандидатскую и всю жизнь преподает студентам любимый свой предмет, подсказывая, что судьбу надо строить, опираясь на славное прошлое страны. Ныне Галина Павловна Брок-Бельцова – вице-президент женской общественной организации «Авиатриса» и, несмотря на возраст, продолжает не по годам активную жизнь. Не случайно ее даже как-то пригласили на «Модный приговор».

«Там оказались отличные стилисты. Благодаря им я даже согласилась убрать многолетнюю челку. «Откройте лоб, – настаивали они, – не надо прятать его. Пусть люди лишний раз убедятся в том, что вы думающая личность». А я сама сделала после этой передачи вывод: во-первых, жаль, что они не пригласили меня лет этак пятьдесят назад, а во-вторых, что настоящий специалист в своем деле – это всегда очень здорово!».

Опубликовано в выпуске № 12 (825) за 31 марта 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц