Версия для печати

Кодексу чести – быть!

Белозеров Василий
До 1 февраля в войсках будет проведена дискуссия по выработке кодекса чести российского офицера, который готовится в военном ведомстве. Так сообщает пресса. Видимо, разработка кодекса приурочена к Всеармейскому совещанию офицеров в ноябре.
До 1 февраля в войсках будет проведена дискуссия по выработке кодекса чести российского офицера, который готовится в военном ведомстве. Так сообщает пресса. Видимо, разработка кодекса приурочена к Всеармейскому совещанию офицеров в ноябре.
{{direct}}

Уже появились критические и даже весьма едкие замечания относительно целесообразности документа и его содержания. В числе жестких высказываний – суждение о том, что с помощью кодекса руководство Минобороны России решает проблему манипулирования теми, кто остается служить «после погрома офицерского корпуса, названного приданием нового облика Вооруженным Силам».

Действительно, рождение кодекса происходит исключительно в непростой обстановке, в условиях трансформации армии. Далеко не всеми в обществе проводимые мероприятия поддерживаются и положительно воспринимаются ввиду изначальной неясности конечных целей преобразований и порядка их достижения, сомнений в их целесообразности и продуманности. Многие из мер имеют откровенно непопулярный характер, которые подрывают мотивацию служивого сословия и которые трудно замолчать в условиях информационного общества.

Речь о резком сокращении офицерского корпуса, значительном возрастании служебной нагрузки на тех, кто остается в строю, переводе некоторых офицеров на нижестоящие должности, вплоть до сержантских, ликвидации института прапорщиков при отсутствии профессиональных сержантов и многом другом. Ситуация подогревается тиражированием недовольства со стороны массмедиа, закрытостью нынешнего руководства военного ведомства (по сравнению с предшествующим). Если же учесть участившиеся коррупционные скандалы в армии, в том числе с участием генералитета, удручающую ситуацию с правопорядком в офицерской среде, то, как кому-то кажется, разработка кодекса чести офицера выглядит не иначе как издевательство.

Все сказанное слабо работает на идею создания кодекса. Ведь одного принятия кодекса, этического по своей сути документа, недостаточно для обеспечения лояльности офицерского корпуса и снятия напряжения в армии. Однако совершенно ясно и другое: армия у России была, есть и будет. Другими словами, Российская армия – это не только ее настоящее, но и ее прошлое и будущее. Как справедливо утверждал генерал Михаил Драгомиров, «душа армии выковывается веками».

Следует отметить, что руководство государства решительно настроено в отношении технической модернизации ВС и решения социальных проблем военнослужащих. Между тем известна аксиома: бездуховная армия обречена на поражение, как бы она ни была вооружена и оснащена, какие бы деньги ее солдаты ни получали. Так в русской армии было всегда, эта истина в очередной раз подтвердилась на Кавказе в августе 2008 года. Почему-то и немцы, известные своим прагматизмом, избрали лозунгом академии бундесвера в Гамбурге слова древнеримского поэта Вергилия: Mens agitat molem! («Дух движет материей!»).

Любые преобразования российских Вооруженных Сил обречены на неуспех, если не будут иметь под собой прочной идейной основы, необходимый компонент которой – офицерский кодекс чести. Подчеркнем, речь об офицере ВС. Ведь офицеров сейчас насчитывается много в различных силовых ведомствах. Причем у многих силовиков кодексы поведения в том или ином виде действуют не один год. Армия же, первый и самый мощный силовой институт государства, до сих пор была этого лишена. В войсках между тем правила офицерского поведения рождаются и частным почином.

Хотелось бы, чтобы обращение к проблемам формирования воинского духа и офицерской этики, инициированное руководством Минобороны России, не стало кампанией и профанацией, а рассматривалось как мощный фактор повышения боеспособности армии. Вместе с тем даже самое критичное восприятие действий военного руководства не может означать, что следует отвергать и здоровые начинания. Думается, влияние на процесс разработки кодекса – более гражданственная и более государственническая позиция, нежели демонстрация недоверия и отторжение любых инициатив «сверху».

Создание свода правил офицерского поведения разворачивается не на пустом месте. Качественным и честным первоисточником может служить «Кодекс чести российского офицера», подготовленный редакцией «Российского военного сборника» (в лице полковников запаса Александра Савинкина, главного редактора издания и представителя Ассоциации военных политологов, и Игоря Домнина). О его содержании «ВПК» в ближайшее время расскажет подробнее, что представляется весьма уместным в связи с разворачивающейся дискуссией.

С учетом сказанного неприемлема бездуховность Военной доктрины, которая вскоре появится. Напомним, что писал отечественный военный теоретик Александр Свечин о ее функциональном предназначении: «Солдатам в их лагере нужны боги и нужны скрижали завета».

Василий Белозеров,
кандидат политических наук, сопредседатель Ассоциации военных политологов

Опубликовано в выпуске № 2 (318) за 20 января 2010 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц