Версия для печати

Как немецкого генерала «за пьянку» в Сталинграде с должности сняли

Потом его героем сделали: «Вынужден прибегать к алкоголю и никотину для заглушения сильных болей»
Кустов Максим

В том, что германская армия времен Второй Мировой войны была умело организована и обладала чрезвычайно высокой боеспособностью, сомневаться не приходится. Однако стоит ли представлять ее этакой абсолютно совершенной военной машиной, где всегда и везде царил безупречный немецкий порядок – орднунг?

Знакомство с воспоминаниями немецких участников войны помогает избавиться от таких представлений. Вот, например, какую занятную историю, приключившуюся в октябре 1942 года, описал в своих мемуарах Отто Рюле, служивший в медицинской роте: «В дни, когда наши полки вели тяжелые бои за промышленный район Сталинграда, командир корпуса, прибыв на командный пункт дивизии в Разгуляевке, увидел генерал-майора — командира дивизии — пьяным. Генерал не руководил боем, да и не мог в таком состоянии им руководить». 


Потрясенный командир корпуса, разумеется, принялся «разносить» командира дивизии, напоминал об офицерской чести и высокой ответственности. Не помогло. Надо полагать, что «доза», которую принял генерал-майор, оказалась слишком велика и позволяла выдержать начальственный гнев. Командиру корпуса пришлось отстранить пьяного комдива от занимаемой должности. Любопытно, говорил ли он при этом что-нибудь вроде: « Пьянь! Как это неинтеллигентно»? Есть ли  у немцев выражение типа этого?


«Тяжелые бои за промышленный район Сталинграда» в октябре 1942 года – эти бои были не тяжелыми, а тяжелейшими. Что сказали бы немецкие солдаты, штурмовавшие Сталинградский тракторный или завод «Баррикады» про пьяного во время боя генерала?


Искренне жаль, что он не руководил боем. Мог бы спьяна такого накомандовать, за  что красноармейцы должны были бы ему потом большое человеческое спасибо сказать.


Казалось бы, что по такому командиру дивизии военный трибунал рыдает горькими слезами. Но ничуть не бывало, под суд генерал-майора не отдали. Медикам было приказано – грамотно «отмазать» горе-полководца. И они не подкачали, блестяще справились с поставленной задачей. Вспомнили о том, что в годы Первой мировой войны генерал был тяжело ранен. И состряпали врачебное заключение, в коем было указано, что генерал «вынужден прибегать к алкоголю и никотину для заглушения сильных болей».


Настоящий «шедевр» военно-медицинской мысли. Отто Рюле пишет, что некоторые врачи пытались возражать против этакой явной «липы», но плетью обуха, как известно, не перешибешь… Дивизионный врач настоял на своем, заключение было принято. Остро нуждающийся в шнапсе  исключительно  по «медицинским» соображениям убыл в Германию, где был встречен с большим почетом. Еще бы, он же «герой» Сталинграда. Получил  сталинградский «страдалец» должность в гарнизоне Людвигсбург-Вюртемберг. Можно себе представить, что он потом рассказывал про битву на Волге. Такие персонажи обожают предаваться воспоминаниям о своих подвигах в стиле «помню, как сейчас».


Конечно же,  такие генералы в вермахте не преобладали. В большинстве своем это были храбрые и умелые профессионалы войны, справиться с которыми было неимоверно сложно. Но и яркие личности, подобные описанной выше, среди них попадались…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц