Версия для печати

Элите не нужна сильная Россия

Поражение в четвертой мировой выстраивается по западным лекалам
Калашников Максим
Фото: 4tololo.ru

Четвертая мировая, глобальная гражданская – называйте, как хотите, но это та реальность, в которой мы живем сейчас. Война, наслоенная на тяжелейший мировой кризис, кризис капитализма. Для РФ цена поражения в схватке – окончательный распад и небытие. Но понимают ли в Москве (а шире – во всей «элите»), что делать. Снова мы вынуждены сказать: к войне РФ не готова. Хаос и разброд царят в головах высшего командования.

Дивный мир новых империй

Каков облик новой реальности после неизбежной гибели глобализации? Эпоха нового империализма, раздел планеты на имперские блоки, миры-экономики. Никакой глобальной свободы торговли, каждый из самосохранения межует себе свой ареал, защищенный протекционистскими таможенными тарифами. Девиз: как можно больше производить у себя внутри, по максимуму давать работу своим гражданам. Как можно меньше кормить соседние империи закупкой их товаров и сырья. Торговать лишь по двусторонним соглашениям, лишь тем, чего не хватает, как в 30-е годы. По Гегелеву закону отрицания отрицания, новый мир, отвергая эпоху Второй Глобализации (1979–2020), чем-то походит на предыдущую эру. Во главе угла производство, физически реальная экономика, скрещенная с научно-технической революцией (НТР), с имперским национализмом и прогрессизмом, с милитаризмом и духом соперничества. Слышите железную поступь новых факельных шествий? Такова суть великой спирали исторического развития.

Это мир новой индустриализации, причем промышленность роботизированная, гибкая, малолюдная. Но с громадными новыми сферами занятости. Тут не только армии, но и сфера «человекостроения», меганаука, терраформирование огромных малообитаемых земель, Большой Космос, создание новой расы – сверхлюдей. Царство закрывающих, суперэкономичных технологий, списывающих в архив целые отрасли старой промышленности, сводящих к минимуму расход сырья и энергии.

Почему в Кремле упорно закрывают глаза на грядущие реалии? Почему пытаются цепляться за умирающие порядки?

В Кремле сего упорно не понимают. Владимир Путин с завидной регулярностью изрекает проклятья протекционизму и торговым войнам, изо всех сил отстаивая принципы издыхающих глобализации и свободы торговли. Он выступает паладином открытой настежь экономики, не замечая очевидного. Наши верхи упорно не желают понимать, что глобализация выгодна лишь Китаю, ставшему мастерской планеты и захватившему рынки всех стран, да финансовым тузам-нелюдям, коим выгодно вынесение производств из стран Запада в Китай и в другие дешевые теплые страны. Ибо так им выгоднее, прибыльнее. Но создав мир глубочайшей специализации, где каждая страна в рамках одного мирового рынка производит лишь несколько видов товаров (разделение труда, доведенное до апогея), они обрекли на статус лишних 80 процентов жителей Земли, причем даже в богатых странах Запада. Люди превратились в бесполезную биомассу, не нужную ни в роли рабочих, ни в качестве солдат. Они вроде бы нужны как потребители, но им негде теперь заработать денег.

Вот они и восстали по-своему, а их недовольство оседлали те, кто ненавидит банкиров-финансистов, – национальные промышленники. Трампу подобные. И теперь, опираясь на недовольство масс, они крушат глобализацию, порождая эру новых империй. Эру Разделенного Мира.

Почему в Кремле упорно закрывают глаза на грядущие реалии? Почему пытаются цепляться за умирающие порядки? Отчего в путинских двенадцати нацпроектах нет ни одного со словом «индустриализация» и даже сама задача строительства РФ как промышленной страны внятно не ставится? Разгадка в том, что «элита» РФ что при Ельцине, что при Путине привыкла с удобствами и без хлопот сидеть на сырьевой трубе и делить барыши от вывоза углеводородов, руд, металла, леса, зерна. Российская верхушка нутряной злобой ненавидит всех, кто производит и превращает сырье в сложные изделия, она сознательно с 1992 года делала страну сырьевым придатком Запада, КНР, Японии, Южной Кореи. Даже Турции и Индии. В окружении Путина нет ни одного технократа, успешного промышленника или создателя умного сельского хозяйства, маститого технаря-академика или великого генерального конструктора масштаба Келдыша или Королева. Высший бомонд РФ состоит из бюрократов, сырьевиков, силовиков и ростовщиков-банкиров, которые на уровне подсознания понимают, что индустриализация породит новые общественные силы, которые сметут их прочь с арены. Потому и сажают страну поглубже на сырьевой кол, сохраняя свою гегемонию. Так называемое возрождение оборонной промышленности продиктовано прежде всего стремлением защитить свои сырьевые угодья. Но попытка развивать ВПК без протекционизма и развития мощного гражданского сектора есть путь к краху экономики. Что мы сейчас и наблюдаем.

Деиндустриализация и «сырьевизация» Российской Федерации, отрицание протекционизма – условие сохранения власти нынешней «элиты Трубы». Но они же и главные причины возможного поражения страны в четвертой мировой. Если русские не хотят гибели, им придется провести новую индустриализацию, избавившись от статуса сырьевой и финансовой колонии Запада и Китая. О чем, например, без устали твердит академик Сергей Глазьев, равно как и многие отечественные промышленники-практики. В четвертой мировой производство своих авиалайнеров, кораблей, станков, тракторов и комбайнов, автомобилей, футуристических транспортных систем, интеллектроники, современных лекарств, бытовой техники, даже своих одежды и обуви не менее важно, чем выпуск крылатых ракет и танков. Ибо без всего этого оружие утопит страну. Она упадет от изнурения, имея битком набитые арсеналы, так же, как рухнул наш любимый Советский Союз. Тут надо ресурсы не в бесполезной сирийской кампании палить и не на олимпиады-мундиали распылять, а вкладывать в развитие страны. В ее дороги, мосты, системы ЖКХ, гавани морские и воздушные, в энергетические сети, в науку и технику, в человеческий потенциал и демографию. Словом, проводить некий гибрид сталинской индустриализации и Нового курса президента Франклина Рузвельта.

Нам сейчас не Центрально-Африканская Республика нужна и не Ливия, а воссоединение русского народа, разделенного 1991 годом. Нам важнее принять в себя юго-западных русов бывшей УССР, Новороссии. Ибо 20 миллионов хорошо обученных и трудолюбивых русских Донбасса и Причерноморья увеличат наш внутренний рынок и дадут кадры для неоиндустриализации. Тут бы еще и Белую Русь интегрировать, создавая желанный 200-миллионный внутренний рынок. Но…

Сможет ли Кремль совершить подобный поворот? Начать сосредоточение страны вместо сжигания ее сил и средств в бессмысленных внешнеполитических авантюрах в Африке и на Ближнем Востоке? Вопрос из разряда риторических. Пока Трамп здорово опережает Путина в понимании новых реалий и что важнее – в практических действиях. Ну а Китай индустриализацию с 1978 года ведет и заканчивать ее не собирается.

Ядерной войны не будет, но будет такая борьба за мир…

«Войны не будет. Но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется!» – гласит старый советский анекдот времен первой холодной (третьей мировой) войны, который с полным правом применим и сегодня.

Не боюсь того всемирного ракетно-ядерного Армагеддона, коим любит пугать нас официозная пропаганда. Ядерное и ракетное оружие сделало невозможной глобальную бойню в духе первых двух мировых войн. Ибо победителя в полномасштабном атомном конфликте не будет, цивилизация на зараженной радиоактивной планете попросту погибнет. Оное обстоятельство на Западе и в СССР осознали еще в 70-е годы, никуда сей расклад не делся. Максимум, что нас ждет, – лишь эпизодические ядерные удары в конфликтах между новыми атомно-ракетными странами, лишь одиночное применение тактического ЯО. Противоракетная оборона той же Америки никогда не сможет отразить полномасштабной – в сотни баллистических ракет – атаки. ПРО будет служить лишь защитой от нападения «атомных карликов» вроде КНДР, способных бросить в нападение от силы пару десятков межконтиненталок.

Война пойдет гибридная: на взрыв противника изнутри, на устройство в его тылу революции, гражданской войны и распада

В основном же война пойдет гибридная: на подрыв противника изнутри, на устройство в его тылу революции, гражданской войны и распада. Аналоги: Российская империя 1917-го и Советский Союз 1991-го. Войска США и НАТО нужны лишь для одной цели – войти в охваченную смутой РФ, пораженную хаосом многовластья, подобно интервентам в Гражданскую войну 1918–1922 годов. Тут без вариантов. Для того чтобы достичь такой цели, Западу совершенно не требуется рисковать сгореть в аду ракетно-ядерной схватки. Нужно лишь немного санкциями и действиями «пятой колонны» в самой верхушке страны помочь властям РФ разрушить экономику собственной страны, довести ее до социально-политического взрыва. Ну и уронить мировые цены на нефть и газ.

В такой войне главными инструментами становятся боевики иррегулярных отрядов и спецслужбы (устройство смуты внутри страны – цели агрессии), умелая пропаганда и подкуп высших сановников сокрушаемого государства, поддержка прозападной оппозиции. Парамилитарные банды и добровольческие отряды, частные военные компании превращаются в главную ударную силу войн, идущих по перифериям новых имперских блоков. Здесь в чем-то повторяется история холодной войны, когда напротив друг друга стояли бронированные гиганты, НАТО и Варшавский договор, держа на прицеле один другого. Ни один не мог спустить курок, не получив в ответ пули в лоб. А у ног великанов воевала мелочь – в Афганистане, Анголе, Эфиопии, Никарагуа… Сейчас это те же Афганистан, Донбасс, Ближний Восток, в перспективе – Средняя Азия и Кавказ.

Отсюда и вывод: большинство продемонстрированных президентом РФ экземпляров чудо-оружия в марте 2018-го никогда не пригодится – ни в войне с иррегулярными ватагами в локальных войнах, ни как средство стратегического сдерживания. Крылатая ракета с ядерным двигателем делалась против сплошной непроницаемой ПРО США и ЕС (в духе мечты Рейгана о «звездных войнах» 1983 года), каковой не будет. То же самое можно сказать и о межконтинентальной торпеде. К чему это тихоходное (по сравнению с ракетами) оружие, коли цели можно быстро и эффективно накрывать баллистическими ракетами с РГЧ и ложными целями? Надежно прорывающими даже перспективную ПРО неприятеля? Зато видно, что РФ отстает по части действительно нужного для четвертой мировой оружия: тех же ударных дронов разных размеров, в области подводных лодок с анаэробными силовыми установками. Особо недопустимо отставание в современной микроэлектронике (это одна из причин пробуксовки проекта «Армата»).

В то же время развитая электронная промышленность необходима для цифровизации ВС РФ. Ведь мы не можем позволить себе содержания двух армий: одной – для противостояния правильному, регулярному противнику (США, НАТО, Китай), другой – для борьбы с иррегулярами вне РФ и, возможно, внутри нее. Наши Вооруженные силы должны стать гибким организмом, этаким Протеем, способным к метаморфозам и войне с врагом любого типа. Думаю, что Росгвардия должна влиться в армию и стать частью Сухопутных войск. Должны возникнуть полноценные ССО – Силы специальных операций, причем способные к действиям в любой точке планеты. Равно как и Военно-космические силы обязаны стать таковыми не по названию, но по сути (создание многоразовых авиакосмических систем, «космических самолетов»). Все это требует наличия самых передовых систем разведки, целеуказания и контроля, связи, управления сетецентричными операциями, развития высокоточного оружия. Добиться сего без создания передовой электронной промышленности в РФ невозможно. А таковое в свою очередь немыслимо без общей индустриализации страны на принципах разумного протекционизма, что, как мы знаем, Кремль блокирует.

Очевидно и другое: оружие четвертой мировой начнет выходить в космос, оно станет не просто высокоточным, но и орбитальным, неядерным. Именно удары из ближнего космоса позволят крушить важнейшие цели без риска радиационного заражения. Но и тут у РФ пока неважные перспективы. Ей не хватает ни современных средств дешевого вывода в космос полезных грузов (бескосмодромная авиационная космонавтика), ни электроники, достаточно устойчивой к условиям космических холода и радиации. А без этого не развернешь, например, многоцелевые гражданско-военные геостационарные платформы.

Тут требуется кратное увеличение расходов РФ на науку, передовую технику и на отличное образование. Причем не только государства, но и предприятий, частного бизнеса. Унизительно современное положение, когда доля расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в ВВП РФ колеблется в пределах 1,1–1,2 процента. Нужно довести оную долю хотя бы до показателей США (2,8%) или КНР (2,1%), не говоря уже о примерах Израиля (4,3%) или Южной Кореи (4,2%). Надо прекратить погром науки в стране, начатый сперва Ельциным, а затем успешно продолженный при Путине («реформа» Академии наук с 2013 года). Нужно восстанавливать истребленную прикладную науку.

Но наука (фундаментальная и прикладная), равно как и образование, не может жить без бурной индустриализации, лаборатории и университеты без тысяч заводов и фабрик не живут. Никакие вложения в школы, вузы, исследовательские центры не спасут положения в сырьевой экономике, где нет жадного спроса на новые знания, технологии и на миллионы квалифицированных специалистов, где нет живой связи между наукой, вузами и производством. Снова мы приходим к выводу, что все упирается в проблему смены общего курса страны на неоиндустриализацию и неизбежный протекционизм. Каковые, как мы знаем, пресекаются высшей властью РФ буквально на корню.

Поможет ли обороне создание нормальной судебной власти?

Схватка в четвертой мировой уподобится долгому, изнурительному поединку на борцовском ковре. Когда на первый план выходят общее здоровье организма борца, состояние его сердца и легких, выносливость. Вот тут внутренние пороки и язвы нынешней РФ могут стать роковыми. Коррупция и некомпетентность «элиты», произвол безответственного чиновничества, отсутствие нормального, состязательного и выборного суда – все это вылезет на первый план.

Скажем, страна погибнет, коли не провести новую индустриализацию. Но она немыслима без соединения государственных усилий и умелого планирования с энергией частного предпринимательства. В одиночку с такой задачей государство не справится. Умелая опора на инициативу предпринимателей, поддержанных протекционизмом (покровительственной политикой) государства, вернет в РФ почти 120 триллионов рублей, выведенных в офшоры и в чужие экономики. Но добиться такого в нынешней системе нельзя. Малый и средний бизнес задавлен в РФ не только потоками дешевого импорта, террором фискальных и проверяющих служб и не одним лишь «чутким руководством» бюрократии. Есть еще рэкет и поборы непомерно распухших «правоохранительных» органов, кошмарящих бизнес, убивающих его или орудующих, словно рейдеры. Вымогательства силовиков, равно как взятки чиновникам и многочисленным контролерам, составили в РФ вторую, неписанную систему налогообложения.

Для того, чтобы покончить с маразмом бюрократов и контролеров, чтобы отправлять за решетку «правоохранителей»-оборотней, изничтожающих здоровое предпринимательство заказными уголовными делами, необходим нормальный состязательный суд. Вместо нынешней ублюдочной «судебной системы», штампующей обвинительные приговоры под диктовку следствия. Нашпигованной непонятными «судьями», просто не слушающими доводы защиты.

Но именно полноценной судебной ветви власти в РФ никто и не собирается строить, что само по себе ввергает страну в застойное болото, в пучину воровства государственной машины. Хотя, казалось бы, какое отношение имеет суд к обороноспособности и живучести страны? А поди ж ты…

То же самое можно сказать о развитии гражданского общества, борьбе с коррупцией, о становлении сильного местного самоуправления. Все они сбивают барьеры на пути спасительной индустриализации РФ, позволяют преодолевать косность и алчность бюрократии, создают спрос на плоды научно-технической революции, делают само государство умным и ответственным. Но разве мы видим в РФ нечто подобное?

Наоборот, продолжаются суперцентрализация и мертвящая бюрократизация. Ничего помимо государства и вне государства. Хотя само оно при этом проедено воровством, кумовством и клановостью, глупостью и волюнтаризмом почище хрущевского. Когда на перекладку уличной плитки в одной Москве тратится ежегодно больше, чем уходит на нужды Московского государственного университета. Или когда вместо передовых производств на бюджетный кошт (на кредиты госбанков) строятся бесполезные футбольные стадионы. Когда деньги нации вкладываются не в мозги, а в ноги.

Если брать сии «невоенные» аспекты четвертой мировой, то здесь нынешняя РФ уподобилась отсталой феодально-крепостнической Российской империи времен Николая I, столкнувшейся с передовыми промышленными державами Запада в Крымскую войну. Оттого, что новая война не носит «горячего» характера, суть дела не меняется. Внутренние болезни РФ толкают ее к отставанию от неприятелей в развитии, к моральному устареванию ее оружия, к кризису неразвития и к вызреванию внутреннего взрыва в стране. Что, впрочем, и нужно нашим супостатам.

Видим ли мы понимание в Кремле всей серьезности нашего положения? Всей опасности разложения и вырождения тыла? Нет. Там делают вид, будто все исправят пропагандистские правки Конституции да обнуление президентских сроков.

В Кремле никак не желают сознавать, что в новой войне свое производство массы мирных изделий в стране не менее важно, чем выпуск ядерных боеголовок или крылатых ракет. Печальная судьба СССР, который погиб из-за дефицита элементарных потребительских благ, будучи при этом до зубов вооруженным, ничему не научила нынешнюю российскую власть. Просто положение зеркально поменялось. Если в Советском Союзе люди, работая на заводах, потом не могли потратить своих денег, рыща в поисках колбасы, туалетной бумаги, бюстгальтеров, батареек, нормальных одежды-обуви (длинен сей список, сам тогда жил), то теперь у людей нет денег, чтобы купить нужные товары. Прилавки полны, а средств у народа позорно мало, зарплата нищенская. Ибо не хватает заводов и фабрик с достойными, качественными рабочими местами. Недостает всего, что развивается вокруг работающей несырьевой индустрии: торговли, транспорта, сферы услуг. Но провести новую индустриализацию невозможно, не излечив внутренних болезней страны.

Круг, увы, замыкается. К четвертой мировой страна оказалась неготовой. Причем кризис сей кроется прежде всего в головах высшего руководства.

Опубликовано в выпуске № 17 (830) за 5 мая 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...