Версия для печати

И песня тоже воевала

Истории создания шедевров военной песенной классики
Журин Анатолий

«Человеку холодно без песни на Земле, открытой всем ветрам…» – поэт-фронтовик Сергей Орлов знал, о чем писал. Проникновенный стих, бередящая душу мелодия не однажды помогали бойцам переносить тяготы боевых будней, а порой и поднимали их в атаку. Неужто нынче ушли в прошлое времена, когда буквально каждая песня, прозвучавшая в эфире, сразу же подхватывалась всей страной? Их хотелось слушать снова и снова, стоило лишь прозвучать первым тактам знакомой мелодии. То, что создавалось во время войны, – особая статья в истории страны. Авторам – композиторам, поэтам, исполнителям была уготована счастливая судьба: они сразу становились знаменитостями. К примеру, еще до войны Матвей Блантер прославился легендарным футбольным маршем, но ведь у него были «Одинокая гармонь» и распеваемая всем миром «Катюша». Это много позже буквально всколыхнут страну «Подмосковные вечера», а ведь до этого Василий Павлович Соловьев-Седой напишет свои гениальные «Соловьи»… Таких примеров масса. В год 75-летия Победы почему бы еще раз не вспомнить, как создавались шедевры отечественной песенной летописи о войне. А заодно и о тех, чей талант помог им вложить их во всенародную память.

Самая народная

24 июня 1941 года. Третий день жестоких, изнурительных боев с озверевшим врагом. Все тревожнее фронтовые сводки. Первая полоса «Известий» открывается стихами Василия Лебедева-Кумача «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой с фашистской силой темною…» Слова поражали, били в самое сердце, они просто обязаны были стать песней. И стали ею, когда попались на глаза тогдашнему худруку краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной армии Александру Васильевичу Александрову. Он сел за рояль…

Через много-много лет мне доведется встретиться с его сыном, по наследству принявшим бразды правления прославленным армейским коллективом, народным артистом СССР Борисом Александровичем Александровым. Уставший после очередной репетиции с ансамблем генерал-майор Александров в своем кабинете, помешивая ложечкой чай, сразу же огорошил меня: «Только не надо про мелодию «Священной войны». Отец тоже не любил, когда его об этом расспрашивали. Он сам признавался, что тема подсказана лезгинкой, только темпоритм у нее другой. И Борис Александрович напел: «Та-та-ра-та-та –та-та, та-та-ра –та-та-та-та…»

Заметив, что это вызвало у собеседника оторопь, он смягчился: «В репертуаре нашего ансамбля имени отца свыше полутора тысяч произведений. Причем таких, о которых политруки на фронте говорили, что они снабжают армию духовными боеприпасами. Но вы правы: первое место среди всех песен о Великой Отечественной занимает именно «Священная война». И в том, что люди часто называют ее народной, и есть высшая похвала создателю. В ней действительно заложена поразительная мобилизующая сила! Впервые в народе ее запели, помню, в продымленном насквозь Белорусском вокзале, откуда уходили эшелоны на фронт. Сначала раздалась мелодия, словно не совсем уверенная в себе, а затем ее подхватил весь вокзал. Люди пели стоя».

По радио эта песня зазвучала уже 25 июня. «Скорости ее появления, – вспоминал поэт Евгений Долматовский, – удивлялись все. Она стреляла, словно пушка, стоявшая в засаде». И еще одно воспоминание ветерана ансамбля Евгения Толстова: «Однажды вместе с Александром Васильевичем мы шли по городу. Дорогу нам перегородила колонна солдат – полк отправлялся на фронт. Бойцы двигались, чеканя шаг, пели, здорово пели «Священную войну». Александров замер, приложив руку к козырьку. Он стоял и стоял, а солдаты все шли и шли, подтянутые, молодые, и удивленно смотрели на военного в генеральской форме. В глазах его стояли слезы».

Опубликовано в выпуске № 19 (832) за 26 мая 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц