Версия для печати

Москиты малой войны

Почему современным концепциям отвечает бразильский самолет, но не российский?
Смирнов Валерий
EMB 314 Super Tucano афганских ВВС на аэродроме Кабула. Фото: thedrive.com

Военные эксперты и политологи пока не пришли к единому мнению в определении понятия гибридная война. В России один из ведущих российских политологов, теоретик концепции глобальных войн доктор политических наук Андрей Манойло объясняет эту концепцию так: «Гибридная война – война, которая ведется неклассическими методами с применением экономической, политической, информационной и силовой компоненты. Но отметим, что силовой метод по-прежнему является основным.

В современном мире локальный военный конфликт низкой интенсивности, но с участием регулярных армий чреват разрастанием до полномасштабной войны с применением ядерного оружия. Поэтому в рамках концепции гибридной войны предпочтение отдается неклассическим формам ведения войны с применением всевозможных иррегулярных вооруженных формирований. Но какая авиация нужна в таких войнах?

Авиация в войнах нового поколения

Военные считают, что силовая составляющая в гибридной войне включает участие как специальных подразделений и ЧВК, так и локальных вооруженных формирований. Привлечение террористических, национальных, религиозных, антиправительственных и других местных вооруженных сил преследует несколько целей:

  • решение как локальных, так и геополитических вопросов в интересах стран – участниц конфликта и других заинтересованных стран;
  • сокрытие факта участия в войне третьих заинтересованных стран;
  • блокировка разрастания конфликта до полномасштабной войны;
  • дестабилизация экономического и политического положения страны.

Военная доктрина Российской Федерации, принятая в 2014 году, в основе своей имеет оборонную концепцию. Она подразумевает противодействие всем видам угроз целостности и безопасности государства, в частности противодействие иррегулярным вооруженным формированиям с помощью Вооруженных сил РФ.

Боевой опыт афганской войны, чеченских кампаний, войны в Сирии показал, что современное вооружение не всегда эффективно в противостоянии с малочисленными вооруженными группировками. Особенно по параметрам «затраты – результат» и «результат – потери».

Применение современного высокоточного и очень дорогого ракетного вооружения или современных авиационных комплексов по складу, автоколонне или позиции боевиков не всегда оправданно в первую очередь с точки зрения экономики.

Российским ВКС требуются более широкий выбор типов боевых самолетов для достижения наилучших показателей по экономической эффективности.

Одним из инструментов более гибкого оперативного и экономичного реагирования на любые виды угроз неклассической войны могла бы стать легкая штурмовая авиация.

Контрпартизанская, легкая, штурмовая

После окончания Великой Отечественной войны, с развитием реактивной авиации, ракетных войск, с изменением доктрин ведения современных войн специализированная штурмовая авиация, то есть авиация непосредственной поддержки поля боя, оказалась не у дел. Самолеты-штурмовики в СССР практически прекратили проектировать и производить.

Если военные заказчики сегодня объявят конкурс с четким техническим заданием на создание «москитного» самолета, завтра его можно будет запустить в серию

Но военные конфликты второй половины XX – начала XXI века стали первыми звоночками, оповещавшими о том, что штурмовую авиацию нельзя списывать со счетов. В середине 70-х годов в инициативном порядке ОКБ им. П. О. Сухого приступило к разработке реактивного бронированного дозвукового штурмовика Су-25, который впоследствии отлично зарекомендовал себя в локальных войнах и конфликтах, начиная с афганской войны.

В конце 70-х годов ОКБ Камова и ОКБ Миля начали разрабатывать ударные вертолеты. И сейчас на вооружении стоят Ми-28 и Ка-50/52. Но так же, как и модернизированный штурмовик Су-25, боевые вертолеты – это сложные, высокотехнологичные и дорогостоящие боевые комплексы.

Появившиеся с большим запозданием в российских Вооруженных силах беспилотные летательные аппараты (БЛА) тоже не смогут полноценно заменить легкие штурмовики, они уязвимы по каналам связи и навигации для средств РЭБ, которыми могут быть оснащены иррегулярные формирования. А тяжелые ударно-разведывательные БЛА по своей цене и эксплуатационным расходам приближаются к ударным вертолетам.

Самолет-комбатант

Применение классической истребительной и бомбардировочной авиации ВКС России в возможных конфликтах низкой интенсивности против небольших бандформирований, баз, лагерей, складов оппозиции или каравана машин можно сравнить с попытками убить кувалдой муху.

Легкие штурмовые самолеты могли бы стать дополнительной возможностью для военных варьировать средства воздействия на вооруженного противника, выбирая между истребителями, бомбардировщиками и штурмовиками, ударными вертолетами и новыми легкими штурмовиками.

Для борьбы с партизанами, бандформированиями, группами террористов требуется легкий штурмовик непосредственной поддержки на поле боя. Самолет для поддержки десантно-штурмовых подразделений, для групп спецназа, способный быстро решать локальные задачи. Причем время от запроса помощи до ее оказания должно быть минимальным и она не должна быть сопряжена с излишними согласованиями. То есть подобный легкий штурмовик должен находиться в непосредственном подчинении командира подразделения, ведущего боевые или разведывательные действия на данном участке.

Москиты малой войны
Super Tucano. Фото: cont.ws

В современных экономических условиях легкий дозвуковой ударно-разведывательный штурмовик мог бы дешевле решать часть тех задач, которые традиционно возлагаются на ВКС. По некоторым неофициальным данным, один вылет Су-27 обходится в 600–700 тысяч рублей (8–9 тыс. долл.). У Су-35 эта цифра – около 800 тысяч рублей (10–11 тыс. долл.), что сопоставимо со стоимостью часа полета F-16C (8,278 тыс. долл.) и FA-18D или AV-8B (12,605–13,773 тыс. долл.). Около четырех тысяч долларов стоит час работы ударного вертолета и тяжелого БЛА США.

Американцы умеют считать и поэтому рассматривают возможность закупки бразильского легкого штурмовика EMB 314 Super Tucano. Этот самолет уже стоит на вооружении или заказан в 18 странах мира. Его начальная стоимость, а главное – экономичность (один летный час – одна-две тыс. долл. в зависимости от модификации) сделали Tucano фаворитом на международном рынке легкой боевой авиации. Отечественная разработка подобного самолета позволит не только не отстать в нише, которая уже востребована, но и выйти на международный рынок со своей продукцией.

Осталось лишь заказать

Хотелось бы рассмотреть еще один вопрос. Подготовка современного военного пилота – очень длительный и дорогостоящий процесс. По времени подготовка и воспитание военного летчика требуют как минимум шесть – восемь лет, включая учебу в училище и налет в строевых частях. Даже тот небольшой резерв из российских частных летчиков, которые сейчас активно летают на легких самолетах, может стать основой для подготовки пилотов легкой штурмовой авиации.

Для начала, переучившись сами, они могут стать инструкторами по подготовке летчиков легкой штурмовой авиации, начинающих летать с нуля. То есть пилоты авиации общего назначения могли бы организовать первоначальное военное летное обучение. После выпуска новоиспеченный пилот мог бы выбирать: продолжить учебу в военном авиационном училище или остаться по контракту в москитной военной авиации.

Пилоты малой авиации России, подходящие по возрасту и состоянию здоровья, могли бы и сами после небольшого переучивания сесть за ручку управления штурмовика. Они уже подготовленные пилоты, имеющие какое-то количество часов налета. Они умеют летать «по местности», по GPS, по карте, хорошо ориентируются в воздухе и готовы к работе в нештатных ситуациях. Недолгое переучивание на новый тип самолета, налет на боевое применение – и готов пилот-контрактник легкого штурмовика.

Легкий ударный многофункциональный турбовинтовой штурмовик мог бы занять нишу между тяжелыми и дорогими ударными вертолетами и БЛА. Он мог бы выполнять более эффективно и экономично тактические задачи по разведке и уничтожению малочисленных групп противника, выполнять диверсионные операции и стать самолетом-солдатом «авиационного спецназа».

В России есть несколько частных КБ, основанных конструкторами из знаменитых авиационных фирм, у которых уже имеются разработки нескольких вариантов легких винтовых и реактивных штурмовиков. Если военные заказчики сегодня объявят конкурс с четким техническим заданием на создание «москитного» самолета, завтра его можно будет запустить в серию после небольших корректировок под ТЗ.

Несколько таких разработок основаны на стандартных узлах и частях военных самолетов и вертолетов, выпуск которых уже налажен, и для них понадобится только сборочное производство.

Вся российская современная военная авиация основана на советских разработках. Не пора ли России начать создавать самолеты, отвечающие сегодняшним угрозам, а для начала – легкие боевые штурмовики?

Опубликовано в выпуске № 19 (832) за 26 мая 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц