Версия для печати

«Стальные кони» на автопилоте

Реиндустриализация и продовольственная безопасность
Лисунова Оксана

Недавно президент Владимир Путин заявил, что РФ полностью обеспечивает себя необходимым продовольствием. Конечно, речь не идет о ста процентах, но подвижки в эту сторону настолько значительны, что позволили внести изменения в Доктрину продовольственной безопасности. Например, мы должны производить не менее 95 процентов потребляемого зерна и картофеля, 90 процентов растительного масла, молока и молочной продукции, бахчевых, овощей, сахара. Не менее 85 процентов мяса, рыбы и продуктов их переработки, не менее 60 процентов фруктов, ягод и т. д.

Но можно ли считать объем выращенной продукции реальным и окончательным «выражением» продовольственной безопасности? Нет!

Неругательное импортозамещение

Если все делается с помощью импортных техники, семенного материала, с применением заграничных средств защиты растений и ветеринарных препаратов, с переработкой продуктов на импортных производственных линиях… О какой продовольственной безопасности может идти речь, коли изъятие любой составляющей из цепочки способно привести к срыву этого пресловутого самообеспечения?

Реальная продовольственная безопасность России может быть обеспечена только тогда, когда продукция производится не только на нашей земле, но и с помощью отечественной техники. Конечно, в Доктрине продовольственной безопасности есть целый список и других угроз, и все же снижение зависимости отечественного АПК от поставок импортных машин и оборудования остается одним из приоритетных направлений работы.

Напомним, что правительство РФ еще в 2017-м утвердило Стратегию развития сельскохозяйственного машиностроения России до 2030 года. В процессе реализации оной сформировался и перечень предприятий, обеспечивающих продовольственную безопасность страны. Разумеется, одним из них стал Ростсельмаш. Тем более эта компания начала фактическую реализацию стратегии еще до ее принятия.

Более того, Ростсельмаш выступает не только лидером отечественного машиностроения и настоящим адептом политики импортозамещения, но и одним из мощных локомотивов реиндустриализации отрасли.

Реиндустриализация ростсельмаша как она есть

С 2000 года Ростсельмаш последовательно проводил глубокую модернизацию производства. Казалось, на этом все и закончится. Но политика бесконечных санкций некоторым образом «встряхнула» страну. Ибо кризис – это не только потери, но и новые возможности. Вопрос лишь в том, у кого найдутся идеи, силы и упорство для их реализации. Ростсельмаш их нашел и находит.

С 2015 года компания планомерно переносит часть производства с иностранных площадок в РФ. И это уже отлаженный процесс. Речь идет не о слепом копировании образцов, а о создании модернизированных машин и оборудования, переработанных под российские, более тяжелые условия эксплуатации. Да еще и с учетом требований по отказу от иностранных поставок. Уже в феврале 2015 года Ростсельмаш объявил о запуске программы импортозамещения и предложил отечественным производителям компонентной базы стать поставщиками компании. Одновременно с этим продолжились конструирование и постановка на производство сугубо собственных разработок, обновление имеющихся линеек машин и оборудования.

Энергообеспеченность АПК России составляет всего 1,5 лошадиной силы на один гектар. В Белоруссии, Канаде и ЕС (за исключением Германии) на гектар приходится 5 лошадиных сил, в США – 8,5, в Германии – 4,5

В 2016 году запущено производство тракторов серии RSM 2000. Тогда это был шарнирно-сочлененный сельскохозяйственный тягач мощностью 375 лошадиных сил. Сейчас в серии представлено уже две машины мощностью 380 и 400 лошадиных сил. В этом же году стартовал выпуск зерноуборочных комбайнов RSM 161.

В 2016 году начат выпуск прицепных опрыскивателей RSM TS-3200/4500, в 2018-м – аппликатора-растениепитателя RSM AF-3800.

В 2018 году налажено производство дисковых борон тяжелого и сверхтяжелого классов – офсетных RSM DV-1000/DV-1500 и тандемных RSM DX-850, лаповых культиваторов RSM R 820 | 1020 | 1220.

В 2018 году стартовал выпуск тракторов серии RSM 1000 – машин классической компоновки с двигателями номинальной мощности 345 и 370 лошадиных сил. Нужно отметить, что в Европе сейчас наметилась тенденция к переходу от «ломающихся» по середине шарнирных тягачей к классическим тракторам мощностью свыше 300 лошадиных сил. Ведь им проще двигаться по дорогам общего пользования.

В 2019 году начато производство тракторов серии RSM 3000. Это энергонасыщенные тягачи номинальной (!) мощностью 440 | 492 | 542 | 583 лошадиных сил. Заметим, именно в этой линейке представлены самые мощные на данный момент российские тракторы.

В этом же году выпущены первые экземпляры новых кормоуборочных комбайнов серии RSM F. Она включает две «подсерии». Первая представлена машиной RSM F 1300 с отечественным двигателем ЯМЗ 238ДЕ мощностью 330 лошадиных сил. Вторая – машинами RSM F 2450 | 2550 | 2650 с двигателями ОМ 471LA мощностью 448 лошадиных сил и ОМ 473LA мощностью 503 и 611 лошадиных сил соответственно. Конечно, дело не в мощности как таковой. Платформа RSM 161 позволила создавать комбайны с высочайшей степенью автоматизации и готовности к ней. Так, большая часть технологических операций машин RSM F уже полностью автоматизирована. Вплоть до установки в технологический тракт корн-крекера или травяной проставки всего за пару минут. В комбайнах старшей серии работа механизатора при выполнении данной операции сводится к нажатию кнопки. В большинстве кормоуборочных машин смена указанных узлов требует гораздо больших затрат времени, труда и использования вспомогательных приспособлений. Хотя бы интегрированной лебедки.

Это далеко не полный перечень достижений Ростсельмаша. И дальше, судя по всему, нас ждут еще более интересные и значимые события.

Что новые машины? Нас ждут новые цехи и даже заводы!

Ростсельмаш начал строительство новых цехов на месте бывшего завода СИТО в Ростове-на-Дону. На площади 13 тысяч квадратных метров развернется производство самоходных опрыскивателей и посевных комплексов. Сейчас такие машины импортируются с канадской площадки компании, однако по понятным причинам аграрии не могут их приобрести по льготным ценам. Ведь опрыскиватели не подходят под государственные программы софинансирования приобретения сельхозтехники. Однако потребность в такой технике высока и скорее всего будет расти. Во-первых, играет роль переход на почвосберегающие технологии. Во-вторых, сюрпризы, которые преподносит нам погода, приводят к масштабному распространению разного рода заболеваний и вредителей. В-третьих, культуры требуют подкормок не только корневых, но и по листу. При этом специфика агротехнологий такова, что диктует проведение работ в очень короткие сроки. И наконец, высокая стоимость средств защиты растений и удобрений, а также экологическая безопасность требуют максимизации точности внесения препаратов.

«Стальные кони» на автопилоте

Самоходные машины, которые поставляет Ростсельмаш со своей североамериканской площадки, – одни из лучших в отрасли. Они исключительно производительные и точные. Поэтому запуск их производства на отечественной площадке – объективная необходимость.

Ростсельмаш вложит в проект порядка 500 миллионов рублей. Расчистка территории и строительные работы уже идут, а открыть завод планируется к началу следующего, 2021 года. Пока же созданы и проходят испытания первые опытные образцы опрыскивателей.

Что касается посевных комплексов, они уже полностью готовы к запуску в серию. В текущем году планируется выпуск первой партии в количестве 20 штук, а со следующего года агрегаты будут доступны всем желающим. На данный момент компания на мощностях своего подразделения Klever производит сеялки SH (с двухдисковым высевающим аппаратом) и SC (с высевом под лапу) на базе лаповых культиваторов.

В ближайшей перспективе Ростсельмаш намерен вложить порядка трех миллиардов рублей в новый окрасочный комплекс, который построят на территории основного предприятия.

Новый завод вовсе не фигура речи. Ростсельмаш действительно планирует строительство нового предприятия по производству тракторов. Почему и зачем? Перенос производства трактора модели 2375 вышел очень удачным. Спрос оказался даже выше ожидаемого – в 2016-м продали порядка 250 единиц. А уже через год Ростсельмаш изготовил более 25 процентов отечественных сельскохозяйственных тракторов из общего количества 2365 штук.

Сейчас компания производит около тысячи тракторов в год внутри страны, еще порядка 176 собирают в Казахстане. В странах ЕАЭС есть объективно высокая потребность в энергонасыщенных тягачах, и Ростсельмаш намерен ее удовлетворить. В 2021 году планируется запуск еще одной модели тракторов, и новую машину собираются начать производить здесь в 2022-м. При таком раскладе текущих производственных мощностей недостаточно.

Поэтому в нынешнем году Ростсельмаш вложит порядка четырех миллиардов рублей в создание нового предприятия на месте заброшенного завода «Копнитель». Сейчас проект проходит согласование «визуального ряда». И компания обещает, что даже сама концепция здания будет уникальной. Предполагается, что его силуэт напомнит профиль вала с шестернями. Новая промышленная площадка займет 42 тысячи квадратных метров, и это будет производство полного цикла.

«Стальные кони» на автопилоте

В 2019 году также был заключен договор с японским производителем трансмиссий Ocuba Gear, согласно которому на Ростсельмаше развернут производство МКПП для тракторов RSM 2000. Освоение изготовления этих сложнейших узлов уже начато, выпущены первые опытные образцы. А сейчас продолжаются обучение персонала технологии, отладка производства. Никогда ранее на предприятии подобного не делали. В целом выпуск собственных трансмиссий машиностроительной компанией нельзя назвать обыденностью. Полнообъемный запуск производства потребует порядка двух миллиардов рублей.

В целом в ближайшие пять лет Ростсельмаш планирует инвестировать в производство порядка 17 миллиардов рублей. Помимо упомянутых выше проектов, около семи миллиардов рублей потребуют разработка и запуск в серию новых машин и агрегатов. А это ни много ни мало 26 новых моделей и модификаций.

Эксперты прогнозируют рост безработицы в стране до восьми процентов, а при повторной пандемии – до десяти. Чуть ли не треть работодателей планируют урезать фонд оплаты труда. Ростсельмаш же только в текущем году намерен принять на работу почти 500 человек. В связи с расширением производства компании требуются квалифицированные операторы станков с ЧПУ, станочники широкого профиля, электросварщики на автоматические и полуавтоматические комплексы, слесари-сборщики, маляры, слесари-инструментальщики… И хотя работодатель заинтересован в рабочих высокой квалификации, Ростсельмаш предлагает работу и соискателям без опыта. Компания сама обучает персонал или организует обучение в подшефном колледже. Причем на этот срок предприятие обеспечивает новичков достойной стипендией.

Находятся у Ростсельмаша вакансии и для «белых воротничков» – специалистов по снабжению, менеджеров по продажам техники и т. д. Разумеется, все сотрудники оформляются по Трудовому кодексу с гарантированным соцпакетом и достойной оплатой труда.

500 новых рабочих мест – это много или мало? На фоне общего числа работоспособного населения страны – конечно, мало. Но уже в рамках отрасли, где задействованы порядка 58 тысяч человек, – цифра весомая. А с учетом того, что большую часть занимают предприятия с численностью сотрудников менее 500 человек, – цифра более чем внушительная.

Рынок внутренний и внешний

В 2019-м Ростсельмаш экспортировал порядка 20 процентов выпущенной продукции. Это на четыре процента больше, чем в 2018 году. За первые четыре месяца 2020-го экспорт вырос на 41 процент по сравнению с тем же периодом прошлого года. Прогнозировать события далее пока не представляется возможным, поскольку в странах-партнерах сельское хозяйство находится буквально в ступоре. В целом же стратегия компании заключается в поступательном увеличении объема экспорта своей продукции. На данный момент Ростсельмаш поставляет технику почти в 40 стран.

Коронавирус нарушает и планы по открытию новых производств за рубежом. Так, в этом году планируется запустить сборочный цех в Азербайджане. Соглашение об этом было подписано на сессии X Российско-азербайджанского межрегионального форума в Москве. Но из-за жесткого карантина проект приторможен. Однако после его реализации на базе «Азермаш» будут собирать кормоуборочные комбайны NOVA. Это машины 3-го класса, которые аграрии очень долго ждали и встретили весьма позитивно. Комбайны маленькие, но весьма производительные и экономичные в плане потребления горючего. В этом году планировалось собрать 40–50 машин.

В планах также есть проект по открытию подобного сборочного производства той же мощности в Узбекистане. А в Казахстане уже действуют предприятия по крупноузловой сборке комбайнов и тракторов.

Ростсельмаш, «Программа 1432» и РАЛ: консолидация

По оценкам экспертов, энергообеспеченность АПК России составляет всего 1,5 лошадиной силы на один гектар пашни. Тогда как в Белоруссии, Канаде и странах ЕС (за исключением Германии) на тот же гектар приходится 5 лошадиных сил, в США – 8,5, в Германии – 4,5. Отметим, что представление в лошадиных силах на гектар, пожалуй, более корректно, чем в единицах техники. Хотя бы потому, что за рубежом есть множество хозяйств с очень скромными площадями. Соответственно фермеры там зачастую используют маленькие тракторы. Тем не менее разрыв даже в этих величинах огромный.

«Стальные кони» на автопилоте

При этом порядка 60 процентов тракторов, 45 процентов зерноуборочных и 43 процента кормоуборочных комбайнов согласно данным Минсельхоза РФ по состоянию на 2019 год отработали более 10 лет. В итоге сельское хозяйство показывает недостаточную производительность, что приводит к недополучению 10–20 процентов продукции.

По прогнозам, отрасли ежегодно требуется свыше трех тысяч энергонасыщенных (мощностью свыше 200 л. с.) тракторов, порядка 9800 зерноуборочных комбайнов, 1200 кормоуборочных комбайнов, а суммарный объем навесного и прицепного оборудования составляет свыше 40 тысяч единиц.

В 2019-м Ростсельмаш выпустил около пяти тысяч тракторов и комбайнов. За первые четыре месяца 2020 года предприятие отгрузило на 58 процентов самоходных машин больше, чем за тот же период в прошлом году. Но из-за текущей ситуации с коронавирусом строить прогнозы на весь год пока рано.

Может ли компания делать больше? Безусловно. Но здесь все упирается в финансовый вопрос. Покупательская способность аграриев по-прежнему невысока, поэтому отрасль находится в жесткой зависимости от программ государственного субсидирования.

Сельхозтехника отечественного производства дешевле импортной как при покупке, так и при использовании. Но даже с учетом этого преимущества она остается малодоступной для многих хозяйств. Между тем ставки по кредитам непозволительно высоки. Поэтому роль государственных субсидий очень важна. Что такое субсидии по «Программе 1432»? Фактически это не льготы и не дотации производителю. Чтобы было понятнее, проиллюстрируем схему на примере с ЖКХ. Допустим, есть некоторая семья, которая имеет право на компенсацию части платежей за ЖКУ. Схема такая: семья платит всю сумму полностью, а государство впоследствии возвращает ей 30–50 процентов. В субсидировании по «Программе 1432» фактически в качестве семьи выступает приобретатель, а в качестве ЖКХ – производитель агромашин. Разница в том, что государство перечисляет компенсацию не покупателю, а продавцу. То есть аграрий изначально оплачивает не полную стоимость техники, а 90 процентов ее цены (ранее 70–85%). А продавец соответственно получает недостающую долю гораздо позже фактической поставки продукции.

По оценкам экспертов, субсидирование по «Программе 1432» нужно поддерживать на уровне порядка 16 миллиардов рублей в год. Это позволит выполнить задачу по технической модернизации АПК. Однако программу на 2020 год сначала приостановили, затем выделили лишь чуть больше семи миллиардов рублей, хотя 6 апреля председатель правительства РФ Михаил Мишустин говорил о сумме 18 миллиардов.

В прошлом году было заявлено, что необходимо пересмотреть схему и увеличить роль лизинга. На этот год ведущей в данной сфере компании «Росагролизинг» (РАЛ) планировалось выделить всего 1,1 миллиарда рублей. То есть всего на обновление парка техники отпущено чуть более восьми миллиардов рублей. Капля в море! Хотя нужно отметить, что всего на поддержку АПК в 2020 году предполагалось потратить 290,1 миллиарда рублей.

Безусловно, «Программу 1432» одобряют и покупатели сельхозтехники. Особенно с учетом того, что одновременно с ней можно было воспользоваться и средствами, предоставляемыми лизинговыми компаниями. Но и предложения лизинговых компаний, и кредитные продукты финансовых организаций не пользуются особой популярностью. Аграрии указывают на две существенные проблемы: очень высокие процентные ставки по заемным средствам и забюрократизированная до невозможности схема одобрения кредитов.

Однако ситуация изменилась. Свежие опросы, проведенные среди представителей хозяйств, приобретавших в последние годы технику через «Росагролизинг», показали рост доверия к этой структуре. Многие из опрошенных собеседников ранее оформляли или пытались оформить кредиты в банках. Все без исключения сетовали на огромные сложности. Например, любой недочет в оформлении приводил к необходимости собирать документы заново, в итоге процедура получения одобрения затягивалась на месяцы. Кроме того, получить его удавалось далеко не всем. И это, повторим, при высокой процентной ставке и необходимости залога.

В рамках сотрудничества с «Росагролизингом» приобретатели техники отметили, во-первых, достаточно комфортную ставку удорожания. Некоторые из них считают, что она находится на уровне европейской. Во-вторых, компании-лизингополучатели оказались полностью удовлетворены схемой оформления продукта. Все без исключения отметили простоту оформления пакета необходимых документов и скорость рассмотрения заявки. В-третьих, одобрения заслужили удобные схемы погашения долга.

Действительно, «Росагролизинг» предлагает программы с отсрочкой выплат по основному долгу, отсрочкой первого платежа. Техника предоставляется без залога, точнее, сама же залогом и становится. Поручительств компания не требует, зато предлагает программы с нулевым первоначальным взносом. Срок лизинга – до восьми лет. То есть в данный момент на рынке имеется очень и очень достойный продукт, делающий покупку сельхозтехники и оборудования если не простой, то по крайней мере реальной.

И все же сельхозмашины – очень недешевое приобретение даже для крупного агрохолдинга. Тем более для средних и малых хозяйств. Учитывая это, даже 10 процентов действующей по «Программе 1432» скидки – серьезное подспорье для тех, кто обеспечивает продовольственную безопасность страны. Эту меру помощи разумно было бы сохранить и далее.

Да, в программе участвуют только отечественные машины и оборудование. Точнее, техника с долей локализации не менее 70 процентов (хотя сейчас все переводится на балльную систему). Но разве не в наших интересах обеспечить максимальную независимость от импорта? Тот же коронавирус фактически парализовал международные сообщения. Так, в начале апреля оказались под угрозой поставки компонентов для машин и оборудования, ситуацию спасли складские запасы. Но ведь гораздо безопаснее, когда все необходимое есть внутри страны.

Тем более субсидии в отечественное машиностроение окупаются. Например, в мае этого года Константин Бабкин, один из совладельцев Ростсельмаша, в беседе с корреспондентом издания «Коммерсантъ» указал, что взамен одного вложенного рубля государство в том же году получает 1,86 рубля в виде налогов. Те же цифры (1,9 рубля налогов против одного вложенного в субсидии рубля) называл ранее член Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству ГД РФ Виктор Зобнев. Это очень хорошие дивиденды.

Эксперты считают, что рост продаж сельхозтехники в 3,3 раза, доли отечественных машин и оборудования в 2,5 раза и объема экспорта в 2,6 раза во многом обусловлен именно действием «Программы 1432». То есть она действительно облегчила аграриям задачу по обновлению парка техники. Если говорить о Ростсельмаше, то благодаря программе компания выпустила на 20 с лишним тысяч машин больше, чем удалось бы без нее. А это дало возможность создать порядка 1500 новых рабочих мест, увеличить на миллиарды (!) поступления в бюджет, инвестировать порядка семи миллиардов в производство, разработать около трех десятков моделей техники.

Не только агромашиностроение

Машиностроительная отрасль вообще и сельхозмашиностроение в частности испытывают дефицит комплектующих и материалов отечественного производства. Этим объясняется не стопроцентная локализация техники. По некоторым компонентам доля импорта доходит до 90–95 процентов. Другой вариант: компонентная база есть, но она неконкурентоспособна.

Возникает парадоксальная, в некотором роде тупиковая ситуация. Как бы ни поступил производитель, потребитель недоволен в любом случае. А между тем производители сельхозтехники сами очень заинтересованы в импортозамещении. Проблема снова возвращает нас к субсидированию.

А ведь в этом направлении руководство страны тоже предпринимает массу усилий. Так, субсидируются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) – эта программа регулируется «Правилами предоставления субсидий из федерального бюджета российским организациям на компенсацию части затрат на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по современным технологиям в рамках реализации такими организациями инновационных проектов». В 2020 году на данные цели планировалось ассигновать 5,79 миллиарда рублей, в 2021-м – 11,04, а в 2022 году – 11,89. Вопрос в том, найдутся ли желающие освоить эти деньги.

Например, в 2013 году на рассмотрение комиссии было подано порядка трех десятков заявок. И ни одной на разработку действительно важных для отрасли сельхозмашиностроения компонентов. Коли учесть ужесточение правил получения субсидий, в том числе в плане обязательств по внедрению разработок в производство, не будет особо удивительным, если желающих не появится и впредь. Их нет, несмотря на имеющиеся субсидии на производство и реализацию пилотных партий продукции (постановление № 634) и другие механизмы помощи.

Производители сельхозтехники, конечно, в той или иной степени стараются выйти из тупика, самостоятельно осваивая специфические процессы. Например, как мы уже упоминали, Ростсельмаш переносит производство трансмиссии с МКПП для одного из тракторов на свою территорию. Но невозможно в рамках одного предприятия реализовать совершенно все.

На текущий момент у компании порядка 550 основных поставщиков, из них 480 российских. И конечно, предприятие крайне заинтересовано, чтобы их стало больше.

Вместо послесловия

Еще хотелось бы немного сказать об интеллекте машин производителя и реакции сообщества. Недавно мы узнали, что летом на полях России будут испытываться беспилотные комбайны Ростсельмаша. Это, безусловно, большое достижение. Конечно, полностью автопилоты людей вряд ли заменят. Но нужно согласиться, что работа оператора через приложение в ноутбуке и работа механизатора в кабине тяжелой и сложной машины – огромная разница. И то, что Ростсельмаш сейчас находится в авангарде человекосберегающих технологий, вызывает уважение. Пожалуй, будущее предприятия обещает быть не менее интересным и насыщенным, чем его прошлое. Нам остается лишь следить за его развитием.

Опубликовано в выпуске № 22 (835) за 16 июня 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц